Екатерина Деготь: Голос одного процента

Почему в нашей стране богатство – источник самосохранения

Так и живем: одна власть мстит другой. «Либералы» и «силовики» молотят друг друга, а позиции их совершенно идентичны

Все уже слышали про конфликт начальника НТВ Кулистикова с министром культуры Мединским. Последний хотел запретить показ 22 июня некоего фильма о войне, где в неприглядном виде выставлены сотрудники НКВД. Кулистиков в ответ написал стихи, смысл которых сводится к тому, чтобы Мединского послать куда подальше. Фильм показали, Мединский смолчал.

В стихотворении Кулистиков угрожал: убрать из эфира сериалы про ментов и сделать Мединского героем спецпроекта. То есть напирал на то, что НТВ независимо от власти, потому что делает хорошо продаваемый товар (якобы рынок дает эту независимость) и за ним крупный бизнес («спецпроект» – синоним слова «деньги»; бизнес, правда, управляемый, но это другой вопрос).

Все это настолько знакомо, что даже скучно. Журналист напоминает, что он элита, и покруче министра. Конечно, перед нами стишок, а не коммюнике, но в стишке даже виднее, какая реакция является в России автоматической: ответ на демонстрацию силы – демонстрацией силы. Это апелляция не к закону, не к интересам налогоплательщиков, не к праву на высказывание или новое прочтение истории (как бы мало это ни относилось к фильму); это бряцание властью, связями и/или богатством.

Так, собственно, действуют в России все. Какие только лозунги не выбрасывались на недавних российских демонстрациях, не было только лозунга нью-йоркского Оккупай: «Нас 99%». Наши люди с большей гордостью и, главное, верой в успех пойдут под лозунгом «Нас 1%». Я и сама знаю, что мне всегда что-то в России удавалось только на правах фрика, для которого надо создать особую квоту. У нас люди стараются устроиться так, чтобы принадлежать к некоему хорошо охраняемому меньшинству или воображать себе это. Это меньшинство теперь определяется главным образом деньгами – собственными или причастностью к чужим, как у тех, кто богатых обслуживает – журналистов, пиарщиков, парикмахеров, художников.

Но зачем обязательно быть богатым или мнимо богатым? В нашей стране – не для того, чтобы оставить детям, и не для того, чтобы на яхте плавать: из самосохранения, и прежде всего юридического. Поскольку закона нет или он несправедлив, то не стоит и беспокоиться и протестовать – лучше накопить денег. Живут же люди в Польше с запретом на аборты: на практике этот запрет только для бедных, а остальные как-то устраивают свои дела. Вот и у нас средний класс пока не боится никаких плохих законов, не особо ими интересуется и не пытается им противостоять, поскольку верит, что всегда купит все что нужно, аборт или образование.

Некоторые даже сегодня верят, что у нас не будет как в Белоруссии, потому что страна побогаче и дети элиты учатся в Гарварде. Но знаете что? У нас уже как в Белоруссии. Деньги не помогли.

Потому что те, у кого нет шанса подсосаться к богатству, льнут к власти непосредственной, силовой, той, что берет горлышком от бутылки шампанского или шиной, удар которой не оставляет на теле следов. Так и живем: одна власть мстит другой. «Либералы» (то есть те, кто признает власть богатства и собственности) и «силовики» (те, кто больше верит во власть погон) молотят друг друга, а позиции их совершенно идентичны.

Художники и кураторы тех выставок, что были погромлены хоругвеносцами, на суде защищались, сознательно и бессознательно, тем, что они – некие лучшие люди: разбираются в искусстве, знают, как на Западе, у них есть знакомые олигархи и сами они из хорошей семьи и одеты побогаче, чем прокурорши. Ну и те, соответственно, мстили той властью, что была дана им. Боюсь, что точно такая же история развернется на процессах против активистов акции 6 мая. Если только люди не найдут в себе силы апеллировать не к тому, что они читали, допустим, Жижека, а к неким универсальным правам, правам для всех, и для прокурорш в том числе.

Потому что пока только Pussy Riot в своих жалких дешевых колготках пели за нас всех и молились языком темной, верующей улицы, языком тех, у кого нет музыкального слуха, но есть право на достоинство, на голос, на уважение. Языком никому не нужного большинства.

Автор – шеф-редактор раздела «Искусство» интернет-портала www.openspace.ru

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать