Статья опубликована в № 4763 от 27.02.2019 под заголовком: Цифра недели 120 млрд руб.

Почему к новому культурному мегапроекту возникает много старых вопросов

Строительство четырех региональных культурно-образовательных центров пойдет не по тем правилам, которые пропагандирует власть

Последние несколько лет государство усиливало контроль за закупками, а президент Владимир Путин требовал от бизнеса и чиновников бо́льшей прозрачности, отказа от практики отдавать крупные контракты в одни руки. Но во всех правилах бывают исключения. Одним из них стало его же решение отдать строительство четырех культурно-образовательных комплексов в Калининграде, Кемерове, Владивостоке и Севастополе без проведения конкурса «Стройгазмонтажу» бизнесмена и друга президента Аркадия Ротенберга, сообщил 25 февраля сайт Русской службы BBC и подтвердил собеседник «Ведомостей», близкий к «Стройгазмонтажу» (представитель компании не комментирует вопрос).

Контролировать проект будет фонд «Культурное национальное наследие», учрежденный Большим театром, Третьяковской галереей, Эрмитажем и Мариинским театром по главе с бывшим вице-президентом госкорпорации «Олимпстрой» и экс-замминистра строительства и ЖКХ Хамитом Мавлияровым. Детали проекта правительству почти не известны, говорят опрошенные «Ведомостями» федеральные чиновники. Самые загадочные культурные проекты в стране, описывает чиновник финансово-экономического блока.

Сумма культурного мегапроекта в этот раз известна – 120 млрд руб., которые заплатит одна из самых закрытых госкомпаний – «Роснефтегаз». Но вопросов не меньше: как появился такой бюджет, почему строительство, пусть и четырех культурных объектов, обойдется дороже строительства самой северной железной дороги в России к порту Сабетта (сумма проекта 113 млрд руб.) или железных дорог в Крыму (100 млрд руб.)?

Проект не предполагает казначейского сопровождения, введенного для увеличения прозрачности строительства государственных объектов. Минфин будет контролировать только сметную стоимость, а не перечисление денег, предложил на совещании у президента в начале января его помощник Андрей Белоусов. Здесь у нас смета будет, но деньги ведь внебюджетные, объяснял он такое решение. Президент его поддержал.

Деньги «Роснефтегаза» бюджетными действительно не назовешь. «Роснефтегаз» – это наши нефтегазовые доходы, выведенные в отдельную кубышку», – объяснял ранее по другому поводу Путин. Но по сути это не что иное, как деньги федерального бюджета: через «Роснефтегаз» государство владеет пакетом в «Роснефти», долей в «Газпроме» и «Интер РАО», в нем же оседают дивиденды по акциям этих компаний. Для чиновников эти деньги долгие годы оставались недоступными, как и отчетность компании и информация о финансировании за счет ее средств проектов, пусть и государственных. «Роснефтегаз» могли выбрать, чтобы в случае кризиса не тратить на центры деньги напрямую из бюджета, объясняет BBC. Тем более что государство и так планирует профинансировать культурные проекты, правда, бюджет всего нацпроекта по культуре на шесть лет до 2024 г. составляет только 113 млрд руб.

Получается, либо президент в любой момент готов менять правила игры в зависимости от того, кто ее ведет, либо его указания не выполняются, либо они действуют не для всех. А сам проект – еще один наглядный пример для бизнеса и населения, что система госуправления непрозрачна, решения принимаются в ручном режиме и в узком кругу приближенных.

Почему подрядчиком был выбран именно «Стройгазмонтаж», почему проект стоит именно столько и какими будут будущие культурные проекты – далеко не единственные вопросы. Не ясно и почему, выбирая между хлебом и зрелищами, власти делают ставку на второе. Чиновники готовы потратить 120 млрд руб. на строительство четырех центров культуры, но не могут найти, например, 250 млрд руб. на индексацию пенсий работающим пенсионерам, не проводящуюся уже несколько лет. Не ясно и почему бизнес должен вкладывать свои инвестиции, роста которых правительство так ждет, в экономику, в которой крупные проекты один за другим уходят близким к президенту компаниям, – строительство Крымского моста, создание системы «Платон», развитие и эксплуатация Единой информационной системы госзакупок.

Ключевая проблема российской экономики не в нехватке денег, а в нехватке прозрачных и единых для всех правил. Именно это мешает уже имеющимся в стране деньгам работать, а людям – доверять власти, рейтинг которой последние месяцы стремительно падает.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more