Как реформировать капитализм в XXI веке

Журналист Михаил Оверченко об изменениях в понимании того, кому должны служить корпорации
Евгений Разумный / Ведомости

Мировой финансовый кризис, начавшийся в 2008 г., породил целую серию кризисов в разных областях жизни. Падение уровня жизни; имущественное расслоение, которое ранее сглаживалось экономическим ростом; разочарование в политиках, которые не могут обеспечить социальные и экономические блага, и как следствие рост поддержки популистов в разных странах; подрыв доверия к корпорациям, которые, как представляется многим, заботятся только о прибыли и пренебрегают общественными ценностями. Эти и другие проблемы поставили под вопрос существование капитализма в том виде, как он развивался в последние десятилетия.

Даже в США в 2018 г. положительно капитализм оценивало 56%, что на 5 процентных пунктов меньше, чем в 2010 г., когда Gallup стала проводить такой опрос. А среди молодежи в возрасте от 18 до 29 лет положительно к социализму (в его западном понимании, конечно) относился 51%, к капитализму – 45%. 

Поэтому не только общественные деятели, но и многие бизнесмены, включая миллиардеров и финансистов, заговорили о необходимости реформировать капитализм. 

«Модель либерального капитализма в последние 50 лет принесла мир, процветание и технологический прогресс, радикально сократив бедность и подняв уровень жизни по всему миру. Но за десятилетие после финансового кризиса эта модель стала деформироваться, особенно приоритетная ориентация на максимизацию прибыли и акционерной стоимости. Эти принципы хорошего бизнеса необходимы, но недостаточны», – пишет Financial Times в начатом в этом году проекте «Капитализм. Пришло время для перезагрузки». 

В долгосрочной перспективе жизнеспособность капитализма и свободного предпринимательства будет зависеть от того, смогут ли они приносить прибыль и достигать других общественно значимых целей; компании придут к пониманию, что это служит интересам как их самих, так и клиентов и сотрудников, считают в газете. FT отмечает, что капитализм уже продемонстрировал замечательную способность перерождаться, и приводит мнение английского политика и историка XIX в. Томаса Бабингтона Маколея: «Чтобы сохранить, нужно реформировать».

Только прибыль?

Принципы современного капитализма были во многом заложены полвека назад статьей гарвардского экономиста и впоследствии лауреата Нобелевской премии Милтона Фридмана, опубликованной 13 сентября 1970 г. в The New York Times под заголовком «Социальная ответственность бизнеса – повышать прибыль». 

Корпорация – искусственное создание и в этом смысле может иметь искусственные обязанности, но этого нельзя сказать про бизнес в целом, писал Фридман. Ответственность могут нести только люди, и в системе свободного предпринимательства и частной собственности руководители корпораций ответственны перед своими нанимателями – собственниками компании, т. е. акционерами. Поэтому цель топ-менеджеров – увеличивать прибыль для собственников. Если же они будут тратиться на «социальную ответственность» (например, не повышать цену на продукт с общественно значимой целью не допустить ускорения инфляции или нанимать «профессионального безработного» вместо квалифицированного сотрудника с целью сократить бедность), то будут растрачивать деньги своих работодателей – акционеров. И если из-за таких действий, ведущих к сокращению прибыли, им придется повышать цены или снижать зарплаты, значит, они будут тратить деньги клиентов и сотрудников. 

Справедливости ради стоит отметить, что Фридман также писал: «Обязанность [топ-менеджеров] – вести бизнес в соответствии с их [акционеров] желаниями, что в целом означает: получать как можно больше прибыли, следуя базовым правилам общества, воплощенным как в законе, так и в этических нормах». Ничто не мешает руководителю компании бороться с загрязнениями в объеме, который соответствует ее интересам либо требуется законом, с общественно значимой целью улучшить состояние окружающей среды, отмечал Фридман. Однако руководящим принципом в последующие десятилетия стал броский заголовок его статьи. В бизнес-школах учили, что главное для компаний – максимизировать акционерную стоимость. Достижению этой же цели во многом способствовали опционы для топ-менеджмента. Выкуп собственных акций стал одним из основных способов привлечь акционеров и повысить капитализацию, что во многом способствовало росту фондового рынка, особенно американского в посткризисное десятилетие. В то же время доходы вкладчиков банков и клиентов пенсионных фондов, инвестирующих в более консервативные инструменты, такие как облигации, после кризиса сильно сократились из-за снижения процентных ставок центробанками до нуля и даже ниже. Мизерные доходности по этим инструментам в сравнении с многолетним ралли на рынке акций, увеличившим богатство и без того состоятельных финансистов, еще больше подогрели чувство несправедливости и разочарования в капитализме, который в его нынешней версии все чаще стали называть «финансовым». 

Генеральный директор Unilever Пол Полман так сформулировал это чувство: «Почему граждане этого мира должны сохранять компании, чья единственная цель – обогащение нескольких человек?» Летом Полман покинул Unilever и основал компанию Imagine, которая будет помогать бизнесу «искоренять бедность и неравенство и бороться со стремительным изменением климата». 

Социальная стоимость в добавление к акционерной

Если статья Фридмана стала интеллектуальным обоснованием стремления корпораций к прибыли, то на роль базового текста для новой эпохи капитализма, учитывающего более широкий спектр общественных целей и стремлений, может претендовать письмо Ларри Финка, генерального директора управляющей компании BlackRock. Управляя активами на $6,3 трлн, BlackRock является крупнейшим акционером, или, говоря словами Фридмана, совладельцем многих компаний из США, Великобритании, Германии и Франции, руководителям которых и было в основном адресовано письмо. 

Поскольку правительства оказались не способны подготовиться к будущему, люди ждут от компаний не только улучшения финансовых показателей, но и вклада в развитие общества, который бы принес выгоды как акционерам, так и потребителям и местным сообществам, писал Финк в январе 2018 г. Не ставя перед собой социальных целей, компании не смогут в достаточной степени обеспечить инвестиции в сотрудников, инновации и капиталовложения, необходимые для долгосрочного роста – и обеспечения повышенной доходности, которой от них ждут такие управляющие, как BlackRock.

«Не все согласились с письмом Ларри [Финка], – сказал FT Дэвид Эбни, гендиректор логистической компании UPS. – Но я бы сказал, что все больше людей склоняются в его сторону или по крайней мере говорят, что склоняются». 

В 2006 г. к разработанным под эгидой ООН принципам ответственного инвестирования, включающим оценку компаний на основании их влияния на окружающую среду, их социальной ответственности и качества корпоративного управления (environmental, social, governance – ESG), присоединилось 63 финансовых института с $6,5 трлн активов. Сейчас таких более 2300 с активами на $85 трлн, указывает Улан Илишкин, заместитель председателя правления Росбанка.

Значимым шагом можно считать изменение декларации Business Roundtable, объединяющей гендиректоров ведущих компаний США, в которых работает 15 млн человек. С 1997 г. принципы корпоративного управления Business Roundtable предполагали, что корпорации «существуют прежде всего для того, чтобы служить своим акционерам». В августе они были изменены: 181 гендиректор обязался «руководить своими компаниями к выгоде всех заинтересованных сторон – клиентов, сотрудников, поставщиков, местных сообществ и акционеров». Примечательно, что акционеры (shareholders) оказались на последнем месте в списке заинтересованных сторон (stakeholders). 

Компании в других странах тоже заявляют о готовности думать не только о прибыли. Крупнейшая горнодобывающая компания мира, британо-австралийская BHP, в октябре заявила, что добавляет оценку социальной стоимости во все свои бизнес-планы, чтобы обязательно учитывать местные интересы в процессе принятия решений. «Чтобы создавать финансовую стоимость, нужно создавать и социальную, они взаимосвязаны. Это хороший, благоразумный бизнес», – заявил директор по внешним связям BHP Джефф Хили. 

Тогда же Московский кредитный банк, миноритарным акционером которого является ЕБРР, первым из российских банков получил ESG-рейтинг. А месяцем ранее En+ призвала Лондонскую биржу металлов раскрывать данные производителей алюминия о выбросах углерода. Это должно побудить их производить низкоуглеродистый алюминий и сокращать вредные выбросы, что поможет в борьбе с глобальным потеплением.

Гендиректор мексиканской Orbia Даниэль Мартинес-Валле переориентирует компанию на то, чтобы не только производить трубы и химикаты, но и «делать добро». Возглавив ее в 2018 г., он осознал, что после многочисленных поглощений Orbia стала по-настоящему глобальной компанией – присутствует в 41 стране, продает продукцию в 110. «Когда я увидел, какие у нас активы и потребности не только как у компании, но как у планеты, то осознал, что мы можем всерьез заняться решением наиболее острых мировых проблем – продовольственной безопасностью, управлением водными ресурсами и вещами, которые позволят сделать города более пригодными для жизни и более любимыми», – рассказал он FT.

Но чтобы обновление капитализма оказалось успешным, нужны будут доказательства, что его реформа не пустые слова, он должен будет пережить циклы экономического спада и убедить в своей эффективности общественность, чья вера в корпоративные и институциональные элиты оказалась подорвана, пишет Эндрю Эджклифф-Джонсон, бизнес-редактор FT в США.

Автор — редактор международного отдела «Ведомостей»