Чем рискуют Москва и Эр-Рияд в нефтяной войне

Противостояние России и Саудовской Аравии может привести к непредвиденным побочным последствиям
Баррель нефти – вещь недели /Reuters

Ценовая война на нефтяном рынке, ставшая следствием развала соглашения ОПЕК+, началась в крайне неблагоприятный момент. Из-за эпидемии коронавируса и ухудшения ситуации в мировой экономике спрос на нефть сократится в этом году впервые с кризисного 2009 года – на 90 000 баррелей в сутки, говорится в отчете Международного энергетического агентства, опубликованном 9 марта. В тот же день цены на нефть рухнули на 30% – примерно до $30 за баррель основных марок, Brent и WTI.

На этом же уровне цена нефти находилась в январе 2016 г. Но то был завершающий этап полуторагодового падения, которое началось в результате осознания участниками рынка того факта, что сланцевая революция в США привела к затовариванию мирового рынка нефти. Попытка Саудовской Аравии выбить сланцевых добытчиков с рынка, увеличивая собственное производство, успеха не принесла. Независимые американские компании – пионеры сланцевого бума резко сократили расходы, повысив производительность, инвесторы поддержали их, предоставив новые кредиты и купив во время допэмиссий подешевевшие акции, а эффективный американский кодекс о банкротстве помог неплательщикам реструктурировать задолженность и снизить долговое бремя. Саудовской Аравии пришлось договариваться с другими странами ОПЕК и Россией о сокращении добычи ради стабилизации цен. Мировая экономика, поддержанная падением цен на энергоносители, со временем поглотила избыток нефти.

Теперь цену в $30 с небольшим мы имеем в начале ценовой войны, ОПЕК+ стало историей, а мировой экономике грозит рецессия. И значит, ожидать скорого восстановления котировок вряд ли приходится.

Ополчившись друг на друга и желая снова прижать сланцевых добытчиков, которым в этот раз будет сложнее оправиться от падения цен, Россия и Саудовская Аравия могут упустить из виду потенциальный побочный ущерб. Планы первой добиться повышения доходов граждан, которые не растут уже шесть лет, могут быть подорваны падением рубля и нефтяных доходов – и это в то время, когда Владимир Путин пытается обеспечить себе неограниченное правление, да еще продемонстрировав поддержку со стороны населения. В Эр-Рияде может обостриться борьба за власть внутри королевской семьи.

Саудовской госкомпании Saudi Aramco не удалось заинтересовать иностранных инвесторов перед своим IPO в декабре 2019 г., но официально планы доразместить акции на иностранных биржах не отменялись. Теперь на них и на привлечении средств на диверсификацию экономики можно поставить крест. А местных инвесторов – поздравить со своевременной покупкой: капитализация Saudi Aramco, выраставшая до $2 трлн, упала до $1,7 трлн, полученного в результате IPO.

Кроме того, нефтяная война может рикошетом ударить по Венесуэле, которую поддерживает Россия, выбив последнюю опору из-под режима Николаса Мадуро. При росте предложения и сокращении спроса венесуэльская нефть на рынке будет просто не нужна. Купить ее подешевле можно будет у тех же саудовцев, предложивших скидки, не рискуя нарваться на санкции США. Экспортные поставки из Венесуэлы помогали осуществлять «Роснефть» (ее возможности могут сократиться из-за недавних санкций США против ее «дочки» Rosneft Trading) и до конца прошлого года – китайская CNPC. Индийские компании, одни из крупнейших покупателей венесуэльской нефти, в последние дни сообщали, что прекратят закупки. Без притока валюты поддерживающие Мадуро генералы могут и отвернуться от него.