Аналитика / Республика
Статья опубликована в № 3974 от 04.12.2015 под заголовком: Республика: Магазин на диване

Телевидение – организатор, а не пропагандист

Это биржа, на которой любой может продать государству патриотический продукт
Андрей Бабицкий

Принято считать, что смысл существования российского телевидения – это пропаганда. Если эта гипотеза верна, то у нее есть проверяемые следствия. Например, такие: телеканалы должны стремиться быть убедительными, их эффективность должна расти с числом зрителей и они должны реагировать на все значимые вопросы политической повестки, а не «делать вид, что ничего не было».

Очевидно, что центральные телеканалы не удовлетворяют всем этим требованиям. Качество риторики на ТВ не выдерживает никакой планки даже на фоне других продуктов самого низкого «останкинского» ценового диапазона. Аудитория российского телевидения не растет уже долгие годы (у «Первого канала», например, среднесуточная доля упала за пять лет с 18,4 до 14,5%). В то же время любые доступные нам показатели свидетельствуют, что поддержка режима в лучшем случае растет, а в худшем меняется довольно непредсказуемым (по сравнению с долей телезрителей) образом. Наконец, телевидение избирательно в части освещаемых тем. Центральные телеканалы легко игнорируют общественные дискуссии, в которых та же самая государственная пропаганда участвует в интернете.

Если «Первый канал» не является инструментом пропаганды, то чем же он является? Ответ на этот вопрос, к сожалению, старше, чем телевидение. Его функция в нынешней России организационная, а не пропагандистская. Национальное телевидение создает что-то вроде биржи, на которой физические и юридические лица могут продать государству актуальный патриотический продукт. Это стало очень заметно после того, как турецкие ВВС сбили российский бомбардировщик.

Работает это так. Государство не может знать всех своих ресурсов по внезаконному преследованию турецкоподданных. Кроме того, не будут же министры и генералы (кроме самых рьяных) сами звонить подчиненным и требовать бездумных репрессий – и лень, и оставляет следы. Зато участники рынка низкоуровневого произвола – пограничники, милиционеры и руководители учреждений – прекрасно знают, какие ресурсы имеются в их распоряжении, и готовы их продать. Так за один день сотни людей и организаций в разных регионах одновременно начинают маленькую войну, без явного приказа.

Политики, скорее всего, давно забыли, что в Библиотеке иностранной литературы был Российско-турецкий научный центр. Но недавно назначенный директор, еще никак себя не зарекомендовавший, прекрасно об этом знал – и стремительно его закрыл.

Система построена по самым либеральным лекалам: это не центральное планирование, а открытая биржа произвола, куда может прийти любой, продать товар и получить оплату. Благодаря этой бирже никому не известный Игорь Холманских оказался полпредом президента, а парой лет спустя группа байкеров стала чуть ли не федеральной политической силой.

Нельзя отрицать, что устройство этого рынка, при всей его дороговизне, имеет множество достоинств. Закупки происходят централизованно и без предоплаты, юридической ответственности никакой, а главное – не нужно слишком стараться. Потому что производит телевидение не плакаты, а ценники.

Автор – главный редактор Inliberty

Выбор редактора