Статья опубликована в № 4192 от 28.10.2016 под заголовком: Тюремщики ушли в правозащиту

Правозащитники требуют пересмотреть состав общественных наблюдательных комиссий

Вместо борцов за права человека в них вошли бывшие тюремщики

Результаты выборов в общественные наблюдательные комиссии (ОНК), осуществляющие контроль за местами принудительного содержания, должны быть отменены – письмо с такой просьбой направили в Общественную палату (ОП) Людмила Алексеева, Валерий Борщев, Сергей Ковалев и другие члены Правозащитного совета России. По их мнению, число мест в ОНК было сокращено под «надуманным предлогом малого количества заявок», а списки кандидатов составлены с нарушением регламента. Ранее с заявлением о грубом нарушении норм права и этики при формировании ОНК выступил президиум Совета по правам человека (СПЧ) при президенте.

Обновленный список членов ОНК в 43 регионах ОП опубликовала 21 октября: в него не попало большинство кандидатов, рекомендованных правозащитными организациями и имевших опыт работы в ОНК. Состав ОНК меняется каждые три года, кандидатов выдвигают общественные организации, а утверждает список ОП.

По словам председателя СПЧ Михаила Федотова, предположительно 1 ноября он должен встретиться с секретарем ОП Александром Бречаловым: «Мы надеемся, что ситуацию удастся исправить. Самое главное – провести процедуру в соответствии с законом». Если все останется по-прежнему, то есть вероятность, что правозащитники будут судиться с ОП и выиграют, но тогда свои полномочия утратят все члены ОНК, «что никому не выгодно», замечает Федотов. Кроме того, в среду он обсудил необходимость поправок в закон об общественном контроле с председателем Госдумы Вячеславом Володиным.

Письмо в палату

Бывшие члены ОНК не понимают, почему их не включили в новый состав, несмотря на эффективную работу, говорится в их письме в совет ОП. Среди подписантов Анна Каретникова, Елена Масюк, Лидия Дубикова, Зоя Светова.

Во вторник Бречалов говорил, что на следующей неделе по тем регионам, где был недобор, «начнется активная работа». Но он уверен, что никаких проблем с формированием ОНК нет – просто было подано мало заявок. Третьего ноября ОП проведет конференцию о проблемах общественного контроля, где обсудит в том числе и эту проблему. Собеседник «Ведомостей» в ОП сообщил, что решение о донаборе будет принято по отдельным регионам только после консультаций с СПЧ и правозащитниками, а сам донабор может пройти в январе. Уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова говорит, что письма правозащитников не видела, поскольку находится в командировке.

Заявок было меньше, чем раньше, подтверждает правозащитник Игорь Каляпин, но связано это с тем, что многие уже пробыли в ОНК максимальные три срока, а тем, кто выдвинулся в комиссии других регионов, было отказано. До сих пор не ясно, кто утвердил число членов ОНК по регионам – кое-где оно уменьшилось на треть, где-то – в два раза, говорит Каляпин. Он также считает вредной практику, когда региональные ОП дают рекомендации правозащитникам: «Например, в Нижегородской области был один критерий для рекомендаций: являются ли правозащитники сотрудниками НКО – иностранных агентов». В итоге только в трех регионах – в Республике Марий Эл, Нижегородской и Ростовской областях – в комиссии удалось попасть многим правозащитникам, резюмирует Каляпин: «При этом в ОНК вошли не просто бывшие тюремщики, а люди, которые особо отличились, – например, Дмитрий Комнов, руководивший «Бутыркой», когда там содержался Сергей Магнитский».

Закон об общественном контроле принимался тяжело, но в итоге удалось создать действительно работающий механизм, напоминает правозащитник Валерий Борщев: «После ряда громких случаев, в том числе и расследования гибели Магнитского, силовики объединились и решили нивелировать общественный контроль, создав его имитацию и оставив только тех, кто всем доволен». Корпорации, занимающейся исполнением наказаний, не нужны хорошо работающие правозащитники – ее больше устроят отставники, назначение которых в ОНК противоречит самому смыслу общественного контроля, или лояльные общественники, говорит политолог Алексей Макаркин: «Это вписывается в общую концепцию происходящего: вместо музея ГУЛАГа – музей охранников ГУЛАГа, вместо правозащитников в ОНК – отставные силовики. Пока в администрации президента идет пересменка – а именно там должны следить за тем, чтобы корпоративный силовой интерес не возобладал, – силовики смогли пролоббировать свои интересы».