Политика
Бесплатный
Елена Мухаметшина|Виктория Сункина
Статья опубликована в № 4328 от 25.05.2017 под заголовком: Губернаторы в хорошем положении

2016 год стал финансово успешным для многих губернаторов и их жен

Но оценить масштаб их реальных активов по декларациям невозможно, уверен эксперт

Российские губернаторы практически завершили публикацию деклараций о доходах и имуществе. Для самых состоятельных из них прошлый год оказался удачным: восемь из 10 лидеров рейтинга-2016 увеличили свои доходы по сравнению с 2015 г.

В первую тройку по личным доходам вошли Андрей Воробьев (Подмосковье), Борис Дубровский (Челябинская обл.) и Алексей Островский (Смоленская обл.). У последнего доход по основному месту работы составил всего 3 млн руб., но еще 65,5 млн он получил от продажи земли и дома, разбогатев по сравнению с 2015 г. сразу в 36 раз. Последнее место занял Андрей Турчак (Псковская обл.), чей доход снизился с 1,1 млн до 718 680 руб., зато его жена вновь заработала более 37 млн руб.

В 4 раза (с 8,2 млн до 31,6 млн руб.) выросли личные доходы Вячеслава Битарова (Северная Осетия), в 3,6 раза (с 2,1 млн руб. до 7,8 млн руб.) – Артура Парфенчикова (Карелия). Доход Воробьева увеличился в 3,5 раза, причем такими темпами он растет уже второй год: его пресс-служба сообщила, что это связано с денежным переводом от его матери. В то же время резко снизились личные доходы главы Ненецкого округа Игоря Кошина (с 32,5 млн до 1,4 млн руб.), тульского губернатора Алексея Дюмина (с 64,4 млн до 6,8 млн руб.) и нижегородского лидера Валерия Шанцева (с 49,2 млн до 10,8 млн руб.).

Лидеры по семейному доходу всецело обязаны благосостоянием своим супругам. Первое место заняла семья Рустама Минниханова (Татарстан) – 2,36 млрд руб., из которых сам президент заработал лишь 7,5 млн: его пресс-служба сообщала, что 2,2 млрд руб. жена Минниханова выручила от продажи 49% элитного казанского спа-салона Lucianо. В семейный бюджет брянского губернатора Александра Богомаза (867,7 млн руб.) его супруга-бизнесмен внесла 864 млн. Третье место заняла семья Александра Дрозденко (Ленинградская обл.) со 109 млн руб., 103 млн из которых заработала его жена. Семейный доход Рамзана Кадырова вырос более чем вчетверо благодаря детям: сам глава Чечни задекларировал 11,5 млн руб., а двое его детей – 19,9 млн. Первую десятку замыкает глава Крыма Сергей Аксенов, чей совокупный семейный доход за год вырос более чем в 7 раз (с 4,8 млн до 35,5 млн руб.) и тоже благодаря жене: сам губернатор заработал 2,6 млн руб., его супруга – 32,8 млн руб.

Из восьми назначенных в 2017 г. врио губернаторов лидером по личным доходам стал Парфенчиков, по семейным – врио главы Удмуртии Александр Бречалов (9,3 млн руб.). Врио губернатора Новгородской области Андрей Никитин пока не опубликовал декларацию о доходах.

«Никогда не было ситуации, чтобы бизнесмены не спали, думая, как бы им возглавить регион. Также нельзя говорить, что сейчас они бегут [из губернаторов] от ужаса, – говорит политолог Константин Костин. – Людей, которые работали в частном секторе, приходит на посты губернаторов довольно много, но создателей и владельцев достаточно серьезного бизнеса всегда было не много. Из последних назначений это губернаторы Брянской и Тверской областей. Среди тех, кто был назначен в этом году, бизнесменов нет». Мотивацию прихода на госслужбу этой категории с ходу назвать сложно, для этого надо проводить закрытый экспертный опрос, считает политолог: «Кто-то цитирует пословицу «Положение хуже губернаторского». Но ведь для некоторых людей работа руководителем субъекта представляется важной с точки зрения самореализации, и вряд ли большинство состоявшихся бизнесменов идут на госслужбу, желая увеличить свое состояние или расширить свой бизнес». Хотя, конечно, есть негативные примеры, которые формируют отрицательное или настороженное отношение к представителям бизнеса в региональной власти, оговаривается Костин.

Декларации о доходах – лишь часть реальности, где-то губернаторы действительно чиновники, особо ни на что не влияющие, в других местах это хозяева регионов, что не особенно отражается на их официальных доходах, говорит политолог Михаил Виноградов: «Декларации не измеряют масштаб реальных активов губернаторов. С учетом разного масштаба феодальности в регионах, сращивания власти и собственности общей модели, которая бы мерила реальные доходы губернаторов, нет». Если нужно будет придраться к губернатору, то это не будет зависеть от доходов, уверен эксперт: «Формальные основания редко бывают реальной основой для кадровых решений, если только это не совсем вызывающая история».

В подготовке статьи участвовали Анастасия Короткова и Элина Ибрагимова