Политика
Бесплатный
Наталья Райбман

Путин: Соединенным Штатам нечего обижаться

Доказательств вмешательства Москвы в чужие выборы нет, это могли быть любые хакеры, и вообще США сами вмешиваются в выборы

Президент Владимир Путин выразил убеждение, что никакое вмешательство извне не может повлиять на конечный результат выборов ни в одной стране, ни даже в маленькой, ни тем более «в такой большой, великой державе, как Соединенные Штаты». Он сказал это NBC News и добавил, что США сами по всему миру активно вмешиваются в выборные кампании других стран, и им не на что обижаться. Перевод интервью выложен на сайте Кремля 5 июня, отрывки публиковались и ранее.

«Поговорите, только так, чтобы (насколько это возможно для вас) убедить людей в том, что вы не будете предавать это гласности, – предложил он интервьюировавшей его Мегин Келли. – Вот куда пальцем на карту мира ни ткнешь, везде вам будут жаловаться на то, что американские официальные лица вмешиваются в их внутренние политические процессы». «Поэтому если кто-то, я не говорю, что это мы (мы не вмешивались), но если кто-то каким-то образом влияет, или пытается влиять, или как-то участвует в этих процессах, то уж тогда Соединенным Штатам не на что обижаться. Кто это нам говорит, кто это обижается на нас за то, что мы вмешиваемся? Вы сами постоянно вмешиваетесь», – заявил российский лидер. На замечание Келли, что это звучит как оправдание, Путин возразил, что это констатация факта, и добавил, что «каждое действие имеет соответствующее противодействие». Запад на протяжении многих лет систематически грубо и бесцеремонно вмешивается во внутреннюю политику России, сказал Путин 2 июня на ПМЭФе. «Вы бы посмотрели, что ваши коллеги у нас делают: они просто с ногами забрались в нашу внутреннюю политику, на голову нам сели, ноги свесили и жвачку жуют», – сказал он собравшимся.

Помимо невозможности повлиять на выборы в любой стране извне президент привел NBC и другие аргументы против обвинений России в таких попытках. В ходе интервью он дважды давал понять, что пресловутые хакерские атаки, целью которых называют вмешательство в президентские выборы в США, могли исходить откуда угодно, их истинный источник был закамуфлирован, а вместо него мог быть подставлен российский адрес. По его сведениям, «современные» технологии таковы, что конечный адрес можно так закамуфлировать, что никто не поймет происхождение этого адреса», и «наоборот, можно так подставить любую структуру, любого человека, что все будут думать, что именно он является источником той или иной атаки». Он добавил, что хакеры могут быть в любой стране, в том числе «в Соединенных Штатах, которые очень ловко и профессионально перевели, как у нас говорят, «стрелку» на Россию», если «в ходе внутриполитической борьбы им было по каким-то соображениям удобно выдать эту информацию» и «они ее выдали, сославшись на Россию». Такой расклад президент вполне может себе представить. Он напомнил о версии, что убийство президента Джона Кеннеди организовали американские спецслужбы, и добавил: «Чего же проще в сегодняшних условиях, используя все технические возможности спецслужб, организовать какие-то атаки соответствующим образом, сославшись еще и на Россию».

Также Путин заявил, что никто ему до сих пор не показал доказательств вмешательства России в выборы в другой стране, а когда он обсуждал этот вопрос с президентом Бараком Обамой, российский президент увидел, что и Обама «засомневался». На возражение, что о вмешательстве говорят 17 американских агентств в области безопасности, демократы, республиканцы, «все комитеты, которые видели секретные материалы», он ответил, что «они введены в заблуждение и не анализируют информацию в полном объеме». На пленарной сессии ПМЭФа 2 июня Путин заявил, что читал отчеты американской разведки о якобы вмешательстве России в американские выборы и не нашел там «ничего конкретного, там только предположения и выводы на основе предположений». По его убеждению, предметом обсуждений могут стать только конкретные данные. «Как в одной организации, в которой я раньше работал, говорили: адреса, явки, фамилии. Давайте, где это все?» – добавил он. Путин также выразил недоверие «независимым источникам», на которых основываются предположения в отчетах разведки США.

Он риторически спросил, так уж ли популярна в США была кандидат в президенты от демократической партии, и посоветовал американцам, если они недовольны результатами выборов в цифрах, менять избирательную систему на прямое тайное голосование и прямой подсчет, «который можно легко проконтролировать». «И не нужно ни на кого ссылаться и винить кого бы то ни было в своих бедах тем, кто выборы проиграл», – добавил он.

Прокомментировал Путин и отдельные встречи людей из команды Трампа с послом России Сергеем Кисляком, а также то, что сам он на благотворительном вечере в 2015 г. сидел за одним столом с Майклом Флинном, который в 2017 г. ненадолго стал советником президента США по национальной безопасности и оставил эту должность из-за обвинений в сокрытии контактов с российскими представителями. По словам Путина, с Флинном он практически не разговаривал, а то, что американец ранее имел отношение к спецслужбам США, он узнал позже.

О предложении послу Кисляку зятя Трампа Джареда Кушнера создать закрытый для разведки США канал коммуникаций между штабом Трампа и российским руководством с использованием российских дипмиссий и российского оборудования Путин не слышал. Ему такое предложение не поступало. Он добавил, что у России не было никаких каналов связи ни с одним из штабов кандидатов в президенты США, а какие-либо официальные контакты со штабами могли проводиться в порядке «нормальной дипломатической практики». С кем встречается Кисляк в рамках текущей работы, президент не знает, посол ему каждый день об этом не докладывает, предположения, что Путин может об этом знать, он назвал бредом и чушью. «Вы думаете, что у меня есть время каждый день общаться с нашими послами во всем мире, что ли?» – спросил он и объяснил, что посол мог бы доложить министру иностранных дел о чем-либо из ряда вон выходящем, тогда бы министр доложил ему, но ничего подобного не было.

Президент отметил, что он бывает на мероприятиях с участием множества американских бизнесменов, дав понять, что выступает за налаживание экономических связей и сотрудничества; сейчас он долго беседует с самой Келли, дольше, чем говорил с Флинном, из этого не следует, что все участники таких встреч делают что-то подозрительное. «Их что, всех за это надо арестовать потом, что ли? Вы что, с ума посходили? А как же свобода экономики? Как же права человека? Вы что думаете, мы на каждого из них сейчас компрматериал, что ли, собираем? Вы в своем уме все или нет?» – заявил он. Ранее он характеризовал такие разбирательства в США как «политическую шизофрению», предлагал американцам дать «таблетку от истерии», а обвинения в адрес России связывал с «хлещущей через край русофобией».

Москва готова прислушиваться к оценкам западных партнеров, «когда это делается доброжелательно, с целью наладить контакт, создать единую атмосферу, посвятить себя служению единым ценностям», но абсолютно не принимает использование критики «в качестве инструментов политической борьбы», сказал Путин и подчеркнул, что в этом и есть месседж России. Страна, по его словам, развивается по демократическому пути, оппозиция собирает митинги, «люди имеют право высказывать свою точку зрения», но если при этом они нарушают действующий закон, «правоохранительные органы стараются навести порядок», хотя при этом не используют слезоточивый газ и дубинки, как в других странах, в том числе в США. Он напомнил о движении Occupy Wall Street, которое «правоохранительные органы и специальные службы Соединенных Штатов разобрали на колесики и растворили», и подчеркнул, что не спрашивает США, что у них с демократией в стране. «Почему вы считаете себя вправе задавать нам такие вопросы, причем постоянно, заниматься морализаторством и учить нас жить?» – спросил он.

Завершил интервью он словами о росте экономики России за годы его президентства, об изменении и качества, и структуры экономики, об изменении армии за последние 15 лет, и что все это, а также великая история и культура России «у подавляющего большинства граждан России вызывает гордость за свою страну». Он отметил, что никогда не забудет о блокаде Ленинграда, в которую умер его старший брат, и что он также никогда не забудет, в каком состоянии была страна в начале 90-х гг.