Статья опубликована в № 4441 от 01.11.2017 под заголовком: Эксперты не верят в технократов

Новые губернаторы могут не справиться с управлением регионами после выборов

Эксперты Кудрина подсчитали, что 2% представителей региональной элиты стали фигурантами уголовных дел
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Губернаторы-технократы могут оказаться не приспособлены к рискам социально-экономической напряженности, которые возрастут после президентских выборов, следует из доклада Комитета гражданских инициатив (КГИ) Алексея Кудрина. Эксперты пишут, что в 2017 г. сменился почти каждый четвертый губернатор – всего 19 человек. Они отмечают, что среди 11 осенних назначенцев восемь не связаны с регионами, куда их назначили.

Конфликты в региональных элитах усилились с приходом новых губернаторов-технократов, считают эксперты. По их мнению, назначение новых губернаторов рассматривается лишь в краткосрочной перспективе, чтобы обеспечить больший контроль в период президентских выборов, и в меньшей степени – на развитие регионов после них. «В межвыборное время власть благожелательна к гражданам, однако после выборов надо будет реализовывать стратегию развития. Идут разговоры о том, что экономическое положение стабилизируется, хотя уже сейчас регионы заявляют о нехватке денег. При этом за первое полугодие выросла протестная активность не по политическим поводам, а по социально-экономическим. Это говорит о том, что ситуация неблагоприятная, а региональные элиты не справляются. Хотя пока это не очень заметно, но после выборов ситуация изменится», – говорит один из авторов доклада – политолог Николай Петров.

В докладе КГИ говорится, что в 2017 г. продолжилась линия на репрессии в региональных элитах, которые лучше всего заметны в Калмыкии, Марий Эл, Удмуртии, Хакасии, Пермском и Приморском краях, Владимирской, Ивановской, Кемеровской, Мурманской областях. По подсчетам экспертов, в 2016 г. под уголовное преследование попали один губернатор, 13 заместителей губернаторов, четыре мэра региональных столиц. За 9 месяцев 2017 г. арестованы два руководителя региона после отставки, восемь вице-губернаторов или зампредов правительства, один мэр региональной столицы. «Общая численность такого рода верхушки региональной элиты в стране – всего 800–900 человек, получается, что 2% из них сейчас попадают в жернова ежегодно – каждый 50-й», – говорится в докладе.

В своем рейтинге социально-экономической напряженности эксперты КГИ как раз отмечают, что число регионов повышенного риска уменьшилось из-за снижения экономического спада. Однако две другие составляющие их рейтинга растут – ухудшается ситуация с политическими институтами и растет протестная активность в регионах. Среди регионов, где совпадают эти два критерия социально-экономической напряженности, Москва, Ростовская, Самарская, Курганская, Челябинская, Кемеровская, Омская области, Дагестан, Чувашия, Алтайский край.

После президентских выборов, «как только в регионах начнется движение, произойдет раскачка политической элиты, и модель, которая сегодня выглядит эффективной с точки зрения обеспечения результатов на выборах, может не сработать», говорит Петров. «Технократы без опыта работы в регионах, чистые управленцы окажутся не приспособлены к новой роли. Они лояльны, продемонстрировали свою эффективность в условиях сегодняшнего корпоративного управления. Но люди без опыта публичной политики, не чувствующие, как устроены региональные элиты и не связанные с ними, не могут стать эффективными лидерами, поскольку от губернаторов требуются другие качества», – считает Петров. По его мнению, идеи перехода от кризисных управляющих к укорененным лидерам региональных элит нет: «Пока мы видим подготовку управленцев, которые могут быть отправлены в любые регионы».

Он приводит в пример губернатора Приморского края Владимира Миклушевского, который «был эффективным замминистра образования», но был направлен в регион и снят в ходе нынешней волны отставок из-за конфликтов с региональными элитами. В качестве позитивного примера он приводит назначение председателя заксобрания Красноярского края Александра Усса губернатором региона.

Все зависит от того, как новые губернаторы будут формировать свои команды, считает близкий к Кремлю политолог Андрей Колядин: «Задача губернатора, как и любого другого руководителя, – найти специалистов, которые бы обеспечили хорошую работу. Если губернатор разбирается в экономике, ему нужно находить сильного вице-губернатора, отвечающего за внутреннюю политику, и наоборот». По его мнению, первые действия новых губернаторов в регионах позволяют говорить о том, что они начинают внимательнее относиться к внутренней политике, об этом говорят изменения в Приморье, Самаре, Нижнем Новгороде. «Там губернаторы оценивают риски от конфликтов между городом и областью и делают шаги, чтобы обеспечить безопасность в дальнейшем», – говорит он.

Интрига назначения новых губернаторов будет не в том, смогут ли они справиться с управлением регионом после выборов, а в том, что у них будет разная результативность, считает политолог Михаил Виноградов: «Пока же резоны увольнения большинства губернаторов более понятны, чем выбор части персон, которые пришли на их место. Но остается вопрос, удастся ли построить систему обучения, связанную не с прыжками в воду, а с обменом опытом с губернаторами-старожилами о том, как выходить из конфликтных ситуаций или снижать социально-экономическую напряженность. Если это получится, то часть рисков можно будет купировать, если нет, то каждый назначенец будет исходить из своего опыта, а он разный, как и их знание региона».

Какие губернаторы работают лучше всего

Читать ещё
Preloader more