Руководитель "Агоры" назвал освобождение Навального политически мотивированным

Руководитель правозащитной ассоциации "Агора", член Совета по правам человека при президенте Павел Чиков назвал "нонсенсом" решение прокуратуры обжаловать арест Навального после оглашения приговора.

"Это никогда ранее не практиковавшаяся процедура обжалования приговора в части избрания меры пресечения. Для практикующего юриста в уголовном процессе это просто нонсенс", - сказал он. По его словам, адвокаты "Агоры" с таким никогда не сталкивались. В крайнем случае Чиков готов допустить, что были аналогичные "непубличные случаи", но ему о таких ничего не известно.

"Практика взятия под стражу в зале суда при вынесении приговора с реальным лишением свободы - это давно сложившаяся практика в России, поэтому это в высшей степени странно", - добавил член СПЧ.

Чиков отметил, что процесс по делу "Кировлеса" имеет политический подтекст, поэтому "скорее всего это решение продиктовано политическими мотивами".

19 июля Кировский областной суд удовлетворил апелляцию региональной прокуратуры, которая попросили сменить меру пресечения Навальному и его подельнику Петру Офицерову на подписку о невыезде. Судья Игнатий Ембасинов решил, что содержание под стражей ставит Навального в неравные условия с другими кандидатами в мэры Москвы.

Удивило требование прокуратуры и адвоката Ольгу Михайлову. Еще в четверг она в интервью "РИА Новости" назвала его "весьма странным случаем". По ее словам, "если суд выносит решение о лишении человека свободы реально, не условно, то его в зале суда берут под стражу". "Чтобы человек после обвинительного приговора ходил на свободе - это не предусмотрено законом", - считает она. Получается, что действия прокуратуры не соответствуют требованиям УПК, добавила она.

Действия прокуратуры глава Адвокатской палаты Москвы Генри Резник назвал "прецедентом", который "хорошо скажется на дальнейшей судебной и юридической практике". Он сказал об этом ИТАР-ТАСС. Адвокат объяснил, что закон разрешает подсудимому находиться под подпиской о невыезде до вступления решения суда в силу и не предполагает в обязательном порядке заключение его под стражу сразу после оглашения приговора. "Это делается всегда судом для обеспечения исполнения приговора, но совсем не обязывает его арестовывать. Заключать под стражу после приговора - это дурная традиция, каких много у нас в законе, и очень хорошо, что именно прокуратура, как надзирающий орган, вспомнила о презумпции невиновности", - отметил Резник. Закон предусматривает заключение под стражу после того, как в случае отклонения апелляции приговор вступает в силу, добавил он.

"Я припоминаю всего несколько подобных случаев, но в советской истории, когда суд выносил обвинительный приговор, но до его вступления в силу человека под стражу не брали. Казалось бы, советская репрессивная система, но кассационная инстанция рассматривалась как инстанция, которая могла изменить что-то", - сказал "РИА Новости" адвокат Алексей Мельников. Он назвал жалобу прокуратуры "уникальным случаем": "Другими словами, прокуратура не уверена в виновности этих лиц".

"В той прокуратуре, в которой мне довелось поработать с 1962 до 1989 г., такие случаи были, да и вообще нас учили, что законный приговор может быть и оправдательным. Сегодня это случается крайне редко, если вообще бывает", - заявил "РИА Новости" адвокат Юрий Костанов. Он считает, что апелляция прокуратуры соответствует закону. В решении надзорного ведомства он увидел позитивную тенденцию: "Возможно, прокуратура взялась за ум и решила, что не обязательно всех сажать. Это свидетельствует о способности принимать здравые решения".