В МИДе пояснили положения российской военной доктрины о применении ядерного оружия

Положения российской военной доктрины, касающиеся применения ядерного оружия, не несут угрозу миру и носят лишь оборонительный характер, заявил «Интерфаксу» директор департамента по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями МИД России Михаил Ульянов.

«В соответствии с доктриной, как и прежде, Российская Федерация оставляет за собой право применить ядерное оружие в двух случаях: в ответ на применение против нее и (или) ее союзников ядерного и других видов оружия массового уничтожения, а также в случае агрессии против нее с применением обычного оружия, когда под угрозу поставлено само существование российского государства», - сказал он.

«Вполне адекватные положения сугубо оборонительного характера. Никакой угрозы внешнему миру они не несут и лишь служат предупреждением потенциальному агрессору, если таковой объявится», – заявил Ульянов.

Дипломат назвал «недобросовестными» утверждения о повышении роли ядерного оружия в новой редакции российской военной доктрины.

«По сравнению с прежней редакцией доктрины в соответствующем разделе никаких изменений не произошло. Более того, в этом документе появилось новое понятие неядерного сдерживания, что объективно понижает роль ядерных вооружений в наших доктринальных установках», – подчеркнул он.

«Поскольку все познается в сравнении, давайте взглянем на ядерную доктрину США. В ней говорится о возможности применения ядерного оружия в исключительных обстоятельствах для защиты жизненно важных интересов США или их союзников и партнеров. Естественно, определять весьма растяжимое понятие жизненно важных интересов и наличие угрозы им будет сама американская сторона, – сказал Ульянов. – Очевидно, что такая формулировка предполагает гораздо более широкий спектр сценариев применения ядерного оружия, чем это допускает российская военная доктрина. Здесь есть над чем задуматься».