Во ФСИН опровергли существование тайных приказов о недопуске правозащитников в колонии

В Федеральной службе исполнения наказаний (ФСИН) опровергли утверждения о том, что существуют закрытые приказы, которые ограничивают работу правозащитников в местах лишения свободы. Как передает ТАСС, это журналистам заявил замдиректора ФСИН Валерий Максименко. На прошлой неделе на заседании Совета при президенте по правам человека об этом Владимиру Путину рассказал член СПЧ, председатель Комитета по предотвращению пыток Игорь Каляпин. После этого президент поручил прокуратуре провести проверку приказов ФСИН, на основании которых правозащитникам не позволяют посещать колонии и вести фиксацию свидетельств заключенных о случаях незаконного применения силы и спецсредств, а также издевательств. Он заявил, что в работе правозащитников не должно быть ограничений.

«Заявляю абсолютно прямо: таких приказов просто нет в природе. Сотрудники уголовно-исполнительной системы руководствуются положениями Уголовно-исполнительного кодекса и федеральными законами, регламентирующими работу в местах лишения свободы, в том числе членов наблюдательных комиссий», – заявил Максименко. По его словам, Каляпин в качестве примера ограничений на работу правозащитников привел свое посещение колонии № 7 в Сегеже для проверки информации об осужденном Ильдаре Дадине.

ФСИН сама дала разрешение посетить колонию, подчеркнул ее замдиректора. «Хочу сказать сразу: ни г-н Каляпин, ни г-да Чиков и Борщев (члены СПЧ - прим. ТАСС) даже близко не имели никакого права посещать указанную колонию. Колония – это не ботанический сад и не прогулочный дворик, а исправительное учреждение, где строгая пропускная система и посторонним людям вход воспрещен», – добавил Максименко. Для правозащитников было сделано исключение с учетом резонанса, который вызвал письмо Дадина о пытках, и с учетом обращения от председателя СПЧ Михаила Федотова. «Более того, мы обратились к ним с просьбой помочь найти факты нарушений или злоупотреблений сотрудниками ИК-7, если они есть, вскрыть недостатки», – добавил Максименко. По его словам, за два дня работы в колонии члены СПЧ «ничего не нашли, абсолютно ни единого факта, после чего начались придумки и домыслы, какие-то голословные обвинения».

Чиновник напомнил о жалобе Каляпина о том, что ему не дали пронести в колонию диктофон. «На самом деле это был телефон, который он хотел использовать в качестве диктофона. А это уже средство связи, оно является запрещенным предметом в местах лишения свободы», – объяснил Максименко. Он напомнил, что пронос в колонию телефона или сим-карты влечет административную ответственность, а сотрудникам ФСИН за это грозит увольнение со службы.

«Каляпин пожаловался на отказ ознакомить его с личными делами осужденных. Но эти личные дела подпадают под действие закона о защите персональных данных, на основании этого им действительно присваивается гриф "ДСП" и наши сотрудники не вправе знакомить с ними посторонних лиц», – продолжил замдиректора ФСИН. Тем не менее, по его словам, сотрудники колонии пошли на уступки и подготовили выписку из личного дела Дадина с указанием причин помещения его в штрафной изолятор. «И каких-либо вопросов у прибывших членов СПЧ не возникло», – добавил Максименко.

Он еще раз напомнил, что члены ОНК беспрепятственно получили доступ в колонию и не выявили ни единого факта повреждений у Ильдара Дадина.

Также Максименко напомнил, что только за 2016 г. члены ОНК посетили учреждения службы исполнения наказаний более 3000 раз, более 600 раз их проверяли сотрудники прокуратуры.

«К сожалению, такие беспочвенные обвинения и несколько своеобразная интерпретация вводят в заблуждение наше общество, а самих правозащитников уводят от реальной работы, где они действительно могли бы решать проблемы содержания заключенных», – добавил замдиректора ФСИН.

Рассылки «Ведомостей» — получайте главные деловые новости на почту

Я хочу подписаться