Вынесенный Кириллу Серебренникову приговор удивил экспертов

Наказание явно не адекватно преступлению, если оно вообще было, отмечают они
Режиссер Кирилл Серебренников все еще надеется доказать свою полную невиновность /Евгений Разумный / Ведомости

Мещанский суд Москвы признал создателя «Седьмой студии» режиссера Кирилла Серебренникова виновным в хищении из бюджета 129 млн руб. в составе организованной преступной группы и приговорил к трем годам лишения свободы условно и штрафу в 800 000 руб. Условные сроки получили и два других фигуранта этого дела: три года и штраф в 200 000 руб. судья Олеся Менделеева назначила гендиректору «Седьмой студии» Юрию Итину, два года и 300 000 руб. штрафа – продюсеру «Седьмой студии» Алексею Малобродскому. Также суд удовлетворил иск Министерства культуры к ним о взыскании причиненного ущерба на сумму 128,9 млн руб.

Бывший директор департамента господдержки искусства и народного творчества Минкультуры Софья Апфельбаум, которую следствие считало соучастницей хищения, признана виновной лишь в халатности и приговорена к штрафу в 100 000 руб., но суд освободил от его уплаты из-за истечения давности. Суд также запретил Малобродскому и Итину занимать должности в учреждениях культуры. До уплаты по иску Минкультуры 128,9 млн руб. сохраняется арест, наложенный на имущество осужденных.

По мнению суда, вина подсудимых полностью доказана. «В судебном заседании установлено, что Серебренников, Итин, а впоследствии Малобродский, заранее объединившись в организованную группу под руководством Серебренникова, распределив преступные роли, разработав сложный механизм преступления, предполагающий многоэтапный план подготовки, а также последовательный и системный характер преступных действий, который был рассчитан на длительный период времени с 2011 по 2014 г., находясь в г. Москве, корыстно, заинтересованно, используя каждый раз свое служебное положение, совершили мошенничество, то есть хищение чужого имущества, а именно – государственных денежных средств», – читала судья Менделеева. Заранее разработанный злоумышленниками план предусматривал направление и согласование с Минкультуры заведомо недостоверного списка планируемых мероприятий, содержавшего завышенные данные об их стоимости, перечисление части полученных средств на счета предпринимателей, их обналичивание и присвоение.

Вина режиссера и других фигурантов дела подтверждается показаниями бывшего главного бухгалтера «Седьмой студии» Нины Масляевой, представителя Минкультуры и других свидетелей, говорится в приговоре. Согласно показаниям Масляевой, которые зачитала судья, Итин просил ее «наладить обналичку, а Серебренников сказал, что его связи помогут избежать контроля». Масляева сообщила, что только 90 млн руб. пошли на реализацию проекта «Платформа», еще 120 млн руб. были похищены. Показания свидетелей обвинения последовательны, непротиворечивы и дополняют друг друга, сообщила судья. Также она назвала обоснованными выводы третьей по счету экспертизы, по данным которой расходы на проект «Платформа» были завышены в 2,5 раза. Экспертные заключения полностью соответствуют закону, квалификация экспертов сомнения у суда не вызывает.

Доводы же обвиняемых суд нашел необоснованными: они направлены на уклонение от ответственности и объективно ничем не подтверждены, заявила судья. Защита смогла подтвердить лишь факт, что в рамках проекта «Платформа» проводились мероприятия, но стоимость их проведения установить невозможно.

Прокуратура требовала для обвиняемых от четырех до шести лет лишения свободы. Объявленные условные сроки были встречены с ликованием: обвиняемые после оглашения обнимались с родственниками, собравшиеся на выходе из суда встретили их аплодисментами.

Защита, тем не менее, будет обжаловать приговор Серебренникову, сказал его адвокат Дмитрий Харитонов: «Условный срок – это тоже срок, приемлем только оправдательный приговор». Адвокат Апфельбаум Ирина Поверинова назвала приговор Мещанского суда «компромиссным решением».

Что думают о приговоре по делу «Седьмой студии» режиссеры и чиновники


Александр Калягин, актер и режиссер, председатель Союза театральных деятелей:

«Убежден, что Кирилл занимался творчеством и прежде всего хотел успешно воплотить свои идеи, продвинуть инновационное искусство. Даже допускаю, что могли быть какие-то финансовые нарушения, но цель у этих людей была не обогатиться, а сделать дело, в которое верили».

Александр Сокуров, режиссер, член Совета по правам человека при президенте:
«Это очень хороший в этой политической ситуации, это идеальный вариант. Вспомните, чего ожидали многие, – никаких проблем. Я думаю, сейчас [Кирилл Серебренников] вздохнет спокойно, что все так разрешилось».

Владимир Бортко, режиссер, первый зампред комитета Госдумы по культуре:
«Художникам денег лучше не давать, они люди широкие – потратят куда не надо. Но если есть талант, что с ним делать? Пусть работает, денег ему не давать. Следить надо [за использованием выделенных средств], для этого специально обученные люди есть».

Дмитрий Песков, пресс-секретарь президента России:
«Безусловно, это дело является поводом для того, чтобы тщательно проанализировать, как осуществляется расходование государственных средств в учреждениях культуры, ‒ с тем, чтобы сократить возможную коррупциогенность <...> Но мы не можем давать оценку этого дела».

Ольга Любимова, министр культуры:
«Министерство совместно с культурным сообществом прорабатывает системные меры, которые должны исключить подобного рода трагические сюжеты, когда художник и творец соприкасается с деньгами, сметами <...> Художник не обязан быть финансистом – он должен созидать».

Источники: ТАСС, «РИА Новости»

Эксперты отмечают отсутствие логики в решении суда. «Приговор написан под реальный срок, это очевидно, но итоговая команда дана иная, – делает вывод начальник юридического департамента «Руси сидящей» Алексей Федяров. – Переписывать весь не было или времени, или желания, или того и другого. Потому пара абзацев мотивировочной части ‒ и брюки превращаются в элегантные шорты». По его мнению, обычный человек по такому обвинению обязательно уехал бы в колонию.

Обращает на себя внимание тот факт, что мягкий и условный приговор вынесен при непризнании вины подсудимыми, согласен адвокат Алексей Мельников. В таких случаях почти всегда срок лишения свободы назначается ближе к верхней границе санкции, и он редко бывает условным. Особенно уникально это при указании, что подсудимый Серебренников осуществлял общее руководство и координацию всех членов группы и принял меры по сокрытию хищений. Впрочем, предупреждает эксперт, нельзя исключать и вероятность различных сюрпризов в случае вероятного обжалования приговора прокуратурой, для которой такое решение – явная пощечина. «На самом же деле проблема заключается в том, что если было совершено тяжкое преступление, то «трешечка» условно – это неправильное наказание. А если не было, то тогда за что наказали? Такое, перефразируя Булгакова, «правосудие второго сорта», – заключает Мельников.

Когда суд хочет, но не может вынести оправдательный приговор, он выносит вот такой квази-оправдательный условный приговор, согласен Константин Добрынин из «Pen & Paper». Хотя этот приговор не был бы и условным без блестящей работы защиты, добавляет он: коллегам-адвокатам надо аплодировать стоя, так же, как и всем не молчавшим. Однако глобальная проблема – в том, что рассмотрение гражданско-правовых отношений через призму уголовного права стало правилом и обыденностью. Обычаи делового оборота, существовавшие десятилетиями (оставим за скобками, правильны ли они были или нет), неожиданно вошли в противоречие то ли с действующим законодательством, то ли с изменившейся вместе с ним «генеральной линией» – практикой правоприменения, констатирует Добрынин.