Статья опубликована в № 4377 от 03.08.2017 под заголовком: Антитролль Касперского

На «Лабораторию Касперского» напал «патентный тролль»

Это третий иск к компании в США, пока счет 2:0 в ее пользу

В апреле американский офис «Лаборатории Касперского» получил патентный иск от компании Uniloc, следует из документов в базе американского правосудия PACER. В иске в суд восточного округа Техаса Uniloc назвала два патента, которые, по ее мнению, нарушает «Лаборатория Касперского», и потребовала возместить убытки и выплатить компенсацию, размер которой оставила на усмотрение суда. Uniloc сейчас не может назвать точную сумму возмещения, сообщил «Ведомостям» президент компании Шон Бурдик, компания ожидает «не более чем разумной» платы за использование ее запатентованных технологий.

Первый патент описывает методы взаимодействия сервера и клиента при обновлении программного обеспечения через панель задач. Второй касается механизма «паузы» при скачивании и передаче файлов. Права на оба этих изобретения принадлежат Uniloc, говорится в ее иске.

Американские СМИ называют Uniloc «патентным троллем». Такого же мнения придерживаются руководитель управления по интеллектуальной собственности «Лаборатории Касперского» Надежда Кащенко и практикующий в США юрист компании «Бузько и партнеры» Евгений Краснов. «Патентные тролли» – разновидность компаний, в силу особенностей законодательства встречающаяся в основном на американском рынке. Они владеют патентами на технологию или идею, которыми не пользуются, но предъявляют претензии тем, кто якобы нарушает их патенты. Крупные корпорации, для которых репутация – один из основных активов, часто хотят урегулировать претензии на досудебной стадии.

«Патентный тролль» – это неуважительное название обладателя патентов, возражает Бурдик. По его словам, Uniloc как раз таковым и является и, кроме того, разрабатывает собственное программное обеспечение и патентует свои разработки.

По данным Кащенко, Uniloc владеет более чем 400 патентами. С момента основания в 1992 г. Uniloc начала более 300 дел по интеллектуальной собственности в США, из которых самое известное – тяжба с Microsoft. В 2012 г. стороны заключили мировое соглашение. Его подробности неизвестны, как и окончательная сумма выплат Microsoft в пользу Uniloc, говорит Кащенко.

Теперь Uniloc атакует Apple. В 2017 г. компания подала к ней 10 исков за нарушение патентных прав, каждый из которых требует «разумных отчислений» за использование запатентованных технологий Uniloc, рассказал Бурдик. Он уточнил, что это наибольшее число исков, подававшееся Uniloc к какой-либо компании.

Кащенко не считает претензию Uniloc справедливой: по ее словам, «Лаборатория Касперского» не использует названные технологии при обновлении своих продуктов. Формулировки этих патентов она называет «слишком общими».

Для российских IT-компаний американские «патентные тролли» – старые знакомые. У «Лаборатории Касперского» это будет уже третий случай, оба предыдущих спора компания выиграла. В 2012 г. она победила компанию IPAT. Разбирательство длилось 3,5 года и обошлось в $2,5 млн, писал в своем блоге Евгений Касперский. В 2013 г. российская компания выиграла суд с «патентным троллем» Lodsys. Сумму расходов компания не раскрывает.

Другой российский разработчик – ABBYY – в августе 2013 г. выиграл суд у американской компании Nuance, в 2008 г. обвинившей ABBYY в нарушении прав на технологии оптического распознавания (OCR) и оформление упаковки программных продуктов. В качестве компенсации ущерба Nuance требовала свыше $265 млн, позже сумма претензий снизилась до $107 млн. Как рассказывал ее бывший гендиректор Сергей Андреев, тяжба обошлась в $10 млн. Больше тролли ABBYY не беспокоили.

Были и суды, начатые по российской инициативе: разработчик IP-телефонии Sipnet противостоял американской компании Straight Path.

Sipnet собиралась выходить на американский рынок и видела, что по той технологии, которая использовалась в ее продуктах, Straight Path уже ведет разбирательство с крупными компаниями.

Среди тех, с кем судилась Straight Path, были Google, Sony, Sharp, Panasonic, Toshiba, Samsung, Huawei, Cisco, Avaya и Apple, вспоминает главный инженер Sipnet Герман Мызовский. Поэтому Sipnet решила сыграть на опережение и сама начала добиваться отмены патента. Патентное бюро США приняло решение в пользу Sipnet, но Straight Path обратилась в федеральный суд США с апелляцией. Суд отменил решение патентного бюро – впрочем, не по существу, а по иным формальным признакам, сетует Мызовский. Это разбирательство завершилось в 2015 г. Однако Sipnet по иным причинам пока что так и не вышла на рынок США, а срок действия патента тем временем истек, говорит Мызовский. По его словам, расходы на каждый этап разбирательства составили примерно по $100 000.

Небольшую компанию, например стартап, проигрыш может обанкротить, говорит Краснов. Средняя сумма мирового соглашения составляет около $350 000, а расходы на полноценное судебное разбирательство колеблются от $1 млн до $2 млн, рассказывает он.

Схожие данные у патентного поверенного Александра Киселева: за один нарушенный патент тролль просит от $100 000 до $200 000. Он советует отличать патентный троллинг от конкурентной борьбы: в этом случае при попытке устранить конкурента сумма иска может быть сопоставима со всей стоимостью компании-ответчика. К выходу продукта на рынок надо готовиться, продолжает Киселев, он советует формировать патентный портфель еще при подготовке продукта к выводу на рынок. Но он указывает на тонкость: если компания выходит в США с продуктом, который уже продается больше года, то запатентовать его не удастся. Дело в том, что за этот срок техническое решение считается известным и заявке отказывают из-за отсутствия новизны, объясняет он.

Для ответчика есть парадокс: с одной стороны, ему выгодно заключить мировую и забыть об иске – но тем самым он подбадривает троллей, объясняет Краснов. По его словам, если троллям и будет положен конец, то это будет зависеть от ответчиков, имеющих деньги и волю бороться с троллями, даже если чисто в личном плане это для них не самый выгодный вариант. Похоже, Касперский именно так и настроен, рассуждает Краснов.