Сумеет ли Huawei выиграть у Samsung

Huawei успешно борется за мировое лидерство, несмотря на многочисленные санкции со стороны США
Жэнь Чжэнфэй, основатель и президент Huawei /JEAN CHRISTOPHE BOTT / AP

Каждый третий смартфон, купленный в прошлом году в России, выпущен Huawei. По количеству проданных в мире смартфонов Huawei в прошлом году обогнала Apple, но пока не сместила с 1-го места Samsung. Но на рынке телекоммуникационного оборудования она первая.

Выручка Huawei больше, чем у Alibaba, Tencent и Baidu, вместе взятых, сравнивает Bloomberg. Это крупнейшая частная компания Китая. Ее проклятие – Huawei постоянно подозревают в шпионаже в пользу Китая. Якобы ее оборудование шлет данные прямиком в разведку. А в прошлую пятницу ведущие СМИ мира опубликовали новость, что менеджер подразделения Huawei в Польше был арестован за шпионаж в пользу Китая.

Почему США не любят Huawei

Huawei не устает твердить, что китайские власти никогда даже не просили ее шпионить. А попросив, получили бы отказ. Ведь это означает корпоративный суицид. Подобное невозможно утаить, а как только вскроется что-то серьезнее голословных обвинений, новых клиентов компании не видать, а все прежние разорвут с ней отношения.

Помогало это слабо. В 2010 г. Huawei собиралась заключить многомиллиардный контракт с ведущим оператором сотовой связи США Sprint. Министр торговли Гэри Локк позвонил гендиректору Sprint и посетовал, что, мол, членов конгресса беспокоит угроза национальной безопасности. В итоге Sprint заключила сделку с Alcatel-Lucent, Ericsson и Samsung, пишет интернет-издание CNet. В том же году Huawei пыталась купить в США какого-нибудь производителя ПО и беспроводного оборудования, но не преуспела: потенциальные объекты поглощения все как один засомневались, что смогут получить одобрение властей на эти сделки, добавляет Bloomberg.

В 2012 г. комитет палаты представителей США по разведке опубликовал доклад, в котором Huawei записали в число компаний, «которые не придерживаются американских правовых обязательств или международных стандартов делового поведения». Комитет рекомендовал американским спецслужбам внимательно следить за Huawei, а властям – блокировать попытки поглощения в США со стороны Huawei или другого китайского телекоммуникационного гиганта – ZTE.

В наши дни история продолжается. В январе 2018 г. сотовый оператор AT&T передумал продавать смартфоны Huawei со своим контрактом, хотя китайцы уже запустили рекламную кампанию. Опять-таки из-за обеспокоенности парламентариев из комитета по разведке. Отказался от похожих планов и оператор Verizon – по той же причине, сообщало агентство Cnews.

Чем опасна китайская 5G

Подобных примеров множество. И может стать еще больше. В августе 2018 г. Австралия и Новая Зеландия запретили использование оборудования Huawei для создания сетей 5G из соображений национальной безопасности. Над этим же размышляет Дональд Трамп, к этому же призывает лобби в Германии, Италии и Японии.

Все они опасаются, что сеть 5G способна собирать куда более разнообразные шпионские данные, чем 4G. К тому же на 5G работает столько устройств, включая умные дома, что эффективность диверсии или шпионажа повышается в разы, объясняет Bloomberg. У самой Америки лидеров в разработке 5G нет. Главные конкуренты Huawei на этом рынке – шведская Ericsson и финская Nokia.

Huawei Investment & Holding Co., Ltd.

Телекоммуникационная компания
Акционеры (данные компании на 31 декабря 2017 г.):
на 100% принадлежит сотрудникам, в том числе 1,4% – у основателя и главы компании Жэня Чжэнфэя.
Финансовые показатели (2017 г.):
выручка – $92,5 млрд,
чистая прибыль – $7,3 млрд.
Основана в 1987 г. Занимается разработкой телекоммуникационного оборудования, программного обеспечения, мобильных устройств, предоставляет облачные услуги.

1 декабря в Ванкувере была арестована дочь основателя Huawei Жэня Чжэнфэя – финансовый директор компании Мэн Ванчжоу. Сделали это по запросу США, которые обвиняют ее в организации сделок с Ираном в обход американских санкций. В феврале суд должен решить вопрос о ее экстрадиции в США.

Если американцы под тем или иным предлогом наложат на компанию санкции, это может поставить крест не только на амбициях, но и на всем бизнесе Huawei. Похожая история произошла с ZTE, наводнившей Америку своими недорогими смартфонами и телекоммуникационным оборудованием. В позапрошлом году США обвинили ее в нарушении санкционного режима в отношении Ирана и КНДР. ZTE признала вину и выплатила $890 млн штрафа. Но американская сторона сочла это недостаточным, больше того – возмутилась: мало того что ответственные за нарушение руководители не уволены, но они еще и получили бонусы. В результате в апреле прошлого года американским компаниям запретили торговать с ZTE, и это поставило ее на грань краха, пришлось останавливать производство и срочно договариваться с властями.

Huawei не меньше конкурента зависит от США. Подобные санкции страшны тем, что прекратится поставка части комплектующих из Америки. Но хуже всего опасность, что станет невозможно пользоваться софтом и патентами американских компаний, объясняет Bloomberg. Huawei не сможет лицензировать Android у Google или технологии 4G и 5G у Qualcomm, что сделает просто нереальным выпуск смартфонов или базовых станций с этими технологиями. Жэнь пережил великий голод в Китае перед тем, как основал Huawei; сумеет ли он пережить Трампа, рассуждает Bloomberg.

Как Жэнь случайно попал в армию

Жэнь – старший из двух сыновей и пяти дочерей. Он родился в 1944 г. в семье сельских учителей в провинции Гуйчжоу на юго-западе Китая: «Мы считались довольно зажиточными: мы солили пищу во время готовки» (цитата по ВВС). Основы благосостояния заложил еще дед, который славился на всю округу умением делать ветчину. Ему хватило денег, чтобы отец Жэня первым в родной деревне пошел учиться в университет.

В детстве Жэню всеми силами старались привить тягу к знаниям. Мать читала интересные книги (например, «Подвиги Геракла»), но концовку историй не рассказывала, пока он не приносил из школы хорошие оценки, вспоминал Жэнь в автобиографии. Хорошие оценки позволили ему поступить в архитектурный институт города Чунцина.

Оттуда он случайно попал в армию. В то время государство не могло обеспечить своих граждан многими вещами, вплоть до одежды. Его семья раз в год получала талон на отрез ткани в полметра на всех: «Этого хватало только на заплатки» (цитата по корпоративному журналу Huawei People). Правительство решило наладить выпуск синтетических тканей, закупило оборудование у французской компании и принялось строить фабрику в отдаленной части провинции Ляонин.

В разгар культурной революции нашлось немного желающих работать на стройке. Туда согнали солдат. Но поручать им самые деликатные задачи вроде монтажа оборудования побоялись и прислали выпускников вузов, в том числе Жэня. Тот подумал, подумал и решил дальше работать на армию. Жизнь в ней была не сахар, но он считает, что сделал верный выбор, чтобы пережить тяжелые годы.

Армия осталась в прошлом

В армии Жэнь дорос до замначальника инженерно-технической службы, но был гражданским специалистом, без воинского звания, пишет Bloomberg. Он не был комсомольцем, а в компартию вступил только под конец службы, в 1982 г. был делегирован на 12-й съезд партии. Однажды, впрочем, он успешно использовал партийную догму «борьба никогда не прекращается», чтобы не допустить сокращения рабочих часов для сотрудников Huawei.

Тем не менее Жэня часто обвиняют в тесных связях с армией и компартией. Например, в 2012 г. комитет парламента США по разведке допытывался у Huawei, почему в частной компании есть ячейка компартии. Депутаты как будто не понимали, что для китайской компании странно было бы, наоборот, не иметь партячейки.

А из армии Жэня уволили. Наступил 1983 год, Китай принялся модернизировать вооруженные силы. 39-летний Жэнь оказался среди тех, кто попал под сокращение. Им сохранили денежное довольствие в 200 юаней каждый месяц. Но, приехав в Шэньчжэнь, Жэнь обнаружил, что даже чернорабочий на стройке получает больше.

Бывших военных объединяло несколько вещей, вспоминал Жэнь: полное непонимание рыночной экономики, чувство стыда, что приходится зарабатывать на других, и колоссальное доверие к людям. «Я стал заместителем управляющего мелкой государственной фирмы с 20 с лишним сотрудниками, – вспоминал он (цитата по Huawei People). – Нам предложили партию телевизоров. Деньги за них мы отдали, а телевизоров так и не увидели». Жэнь решил отсудить деньги, но головной офис не дал денег на юриста. Пришлось ему самому засесть за справочники по юриспруденции. История с телевизорами не прошла ему даром – в конце концов Жэнь потерял место, а на новое устроиться не смог.

Китаец должен работать

Кампус Huawei похож на гугловский или майкрософтовский, пишет CNet: пруды, сады, изысканная архитектура, бассейны, баскетбольные поля, бесчисленные столы для пинг-понга, кухня на самый разный вкус, в том числе халяльная. Работники Huawei – одни из самых образованных в стране, компания буквально охотится за одаренными студентами вузов. Как-то журналист Forbes, насмотревшись на кампус, заинтересовался – не намерен ли Жэнь дать своим сотрудникам такие же свободы, как в гигантах Кремниевой долины, разрешающих работу из дома? «Если бы мы выполняли работу, сидя в кафе и расслабляясь, мы бы не могли сделать великих изобретений. Как можно добиться прорыва, услаждая себя», – был ответ. Жэнь настаивает, что и в любой западной стране всякий толковый работник тоже трудится, света белого не видя. Компания тратит много сил на R&D, из 180 000 сотрудников около 80 000 в прошлом году занимались научными изысканиями. В том числе в кампусе Huawei засекреченная группа инженеров работает над созданием технологий и оборудования, которые снизят зависимость от американских полупроводников и ПО, знает Bloomberg.

К тому времени он понял, что учеба на архитектора была ошибкой, а его призвание – техника. Во время культурной революции Жэнь изучал электронику, покупая учебники и посещая различные курсы. Как-то он попал на лекцию Ву Цзяна, пионера компьютерного бизнеса Китая: «Я не понял ни слова из того, что он сказал за все два часа; но он вдохновил нас и направил на верный путь в жизни» (цитата по Huawei People).

Матрасная культура

Когда в 1987 г. Жэнь с четырьмя товарищами основал Huawei, проникновение телефонии в Китае было ниже, чем даже в среднем по Африке, пишет Bloomberg, – Китай был на 120-м месте в мире. «Огромное количество образованной молодежи хлынуло из деревни в город. Правительство не могло найти всем работу, так что призывало открывать собственный бизнес <...> Мы решили работать в телекоме, потому что были наивны. Мы думали, что телекоммуникационный рынок огромен, наполнен разнообразными продуктами, так что мы так или иначе добьемся успеха, если займемся выпуском ограниченного ассортимента» (цитата по Huawei People). На деле отрасль оказалась не такой уж простой. Но пути назад не было: у приятелей просто-напросто не хватало денег на новый стартап.

Сначала их компания занималась куплей-продажей телекоммуникационного оборудования. Вскоре сотрудники наладили собственное производство. Они трудились с утра до поздней ночи, Жэнь поддерживал моральный дух широкими жестами вроде бесплатного супа из свиных хвостиков для тех, кто работал внеурочно.

Компания прославилась «матрасной культурой»: на полу лежали тюфяки, на которые рабочие падали, когда сил больше не было. В 2006 г. 25-летний юноша, который часто работал от рассвета до заката и ночевал в офисе на таком матрасе, скончался прямо на рабочем месте от вирусного энцефалита. Позднее несколько работников компании совершили суицид. Это заставило полицию провести проверку, а компанию – учредить пост директора по здоровью и безопасности труда.

Huawei известна дисциплиной и равенством. Никто, и Жэнь в том числе, не имеет собственного водителя и не летает первым классом за счет компании. В какой-то момент он решил усилить вовлеченность рабочих, платя деньгами только половину зарплаты, а остальное выдавал акциями. Сам Жэнь, судя по отчету 2017 г., владел 1,4% Huawei стоимостью около $2 млрд. Он строго-настрого предупредил, чтобы подчиненные не смели заниматься показухой и завышать результаты. Для этого в 2014 г. была создана специальная команда по проверке данных, которую возглавила его дочь Мэн Ванчжоу – та самая, которую потом арестуют в Канаде.

Как инженер украл палец

Цели Huawei совпадают с чаяниями китайского правительства. Си Цзиньпин хочет, чтобы Китай стал независимым лидером по производству полупроводников. Huawei доказывает, что это возможно. Си хочет, чтобы китайский бизнес работал по всему миру, – Huawei делает это. Си хочет, чтобы Китай от производства простейших вещей переходил ко все более и более технологичному производству. Huawei идет по этому пути. Мало кто из производителей имеет такой легкий доступ к клиентам, готовым инвестировать внушительные суммы, например, в искусственный интеллект. Для Huawei такой клиент – правительство, отмечает Bloomberg. Оно массово закупает продукцию компании для системы слежения на улицах.

Жэнь уверяет, что в самом начале не чувствовал конкуренции со стороны госкорпораций. Его бизнес был слишком мелким, мировая экономика росла, в Китай щедро хлынуло зарубежное финансирование. К тому же он работал в основном в сельской местности, мало интересовавшей государственные компании.

Его первыми серьезными конкурентами стали не соотечественники, а иностранцы, утверждает Жэнь. И внутри страны, и в начале 2000-х, когда компания вышла с телекоммуникационным оборудованием на международный рынок и занялась разработкой собственных телефонов. Чтобы понравиться иностранцам, Жэнь нанял на руководящие посты порядочно не китайцев, основал в США производственно-исследовательскую компанию Futurewei Technologies с 1000 сотрудников, завел команду по PR и GR в Вашингтоне. Снял ролик, где туристы и ньюйоркцы на Таймс-сквер пытаются прочитать название компании – Huawei. Вышло смешно. Запустил рекламную кампанию, хвастаясь надежностью оборудования: мол, ему по плечу и морозы Сибири, и жара Сахары.

Но все портили досадные происшествия. Например, в 2003 г. американская Cisco подала в суд: якобы она обнаружила в роутерах и другом оборудовании Huawei свои технологии. Компании сумели договориться, Huawei признала, что скопировала часть кода у Cisco, и удалила его.

В 2013 г. инженеры Huawei ломали головы, как тестировать тачскрины смартфонов. Они узнали о Tappy – роботе, сконструированном одним из партнеров американского подразделения T-Mobile. По сути, это аналог человеческой руки, который без устали касается экрана, симулируя за день неделю использования смартфона. Инженер Huawei, отправленный ознакомиться с возможностями устройства, незаметно положил «палец» Tappy в свою сумку для ноутбука и был таков. Он хотел снять его размеры и выяснить, из какого материала он сделан. T-Mobile во всеуслышание заявила о краже интеллектуальной собственности и исключила Huawei из своих поставщиков. Через четыре года разбирательств суд назначил штраф в $4,8 млн, еще через два года компании договорились забыть об этом эпизоде.

Как плотина на реке Янцзы

Первый раз Жэнь женился, пойдя в армию. А развелся, когда потерял наемную работу на гражданке и задумался о собственном бизнесе. От этого брака у него дочь и сын – Мэн Ванчжоу и Мэн Пин (оба носят фамилию матери). Вскоре после основания Huawei Жэнь женился второй раз. Дочь от этого брака, Аннабель Йао, ведет жизнь принцессы: увлекается балетом и модой, изучает компьютерные науки в Гарварде и обожает вечеринки для бомонда. В третий раз Жэнь женился на своей секретарше, детей от этого брака нет.

Мэн Пин работает в одной из «дочек» Huawei и, кажется, мало заинтересован в том, чтобы принять бразды правления из рук отца, писала The New York Times. Жэнь как-то сказал, что руководителю Huawei нужны проницательность, решительность и способность к долгосрочному прогнозированию, но «никто из членов его семьи не обладает этими качествами и поэтому они никогда не окажутся в очереди преемников» (цитата по Business Insider).

Хотя Мэн Ванчжоу (для иностранцев она назвалась Сабрина Мэн) вполне выглядела продолжателем дела отца. Она пришла на работу в Huawei в 1993 г. и добралась до поста финансового директора, а в марте 2018 г. стала также заместителем председателя правления.

Когда-то Жэнь выстроил структуру, когда каждый из заместителей председателя правления по полгода руководит компанией, пишет CNet. На сайте они так и названы: Deputy Chairman – Rotating Chairman (ротируемые председатели). Forbes спросил у Жэня, чем же он занимается в компании. Надо сказать, Жэнь обожает пересыпать свою речь яркими образами и символами (и не только речь – в пруд штаб-квартиры он, как только прочитал Насима Талеба, поселил черных лебедей). «Мы не полагаемся на личности при руководстве компанией. Мы используем правила, – ответил он Forbes в своем стиле. – Некоторые спрашивают, почему я «ничем не занимаюсь» дни напролет? Мой ответ – я как плотина на реке Янцзы. Если нет потока, мне нечего делать. Даже если есть небольшой поток – это не мое дело. Никто в Huawei не хочет увидеть сильный поток. Но если такое случится, нам не страшно – у нас есть готовое решение, что делать. Так что и этот случай – тоже не мое дело».

На самом деле он участвует в принятии всех важных решений и обладает правом вето, поясняет CNet. Но расспросить его об этом шансов практически нет. Как шутил корреспондент FT, Жэнь так редко дает интервью, что некоторые его знакомые журналисты успели, не дождавшись, выйти на пенсию. Кроме того, мало кто из западных журналистов, если и поймает Жэня, сможет быстренько задать ему пару вопросов: он не говорит ни на одном языке, кроме мандаринского диалекта.

Одно из самых подробных интервью Жэнь дал в 2015 г. на форуме в Давосе по недоразумению. Он думал, что согласился на выступление перед бизнесменами за закрытыми дверями, а оказалось, что это открытая встреча, модератором которой была журналистка ВВС. Свою непубличность он объяснил так: «Я ничего не знаю ни о технологиях, ни о финансах. Если ничего не знаешь, лучше не показываться, иначе люди могут увидеть, что с изнанки твои штаны грязные» (здесь и далее цитата по Fortune). Он вообще любит преуменьшать свою роль. «Наш главный враг – не кто-то извне, а мы сами <...> Мы невысокая трава, а пытаемся вырасти из небольшой травы в небольшое деревце». А с Forbes он скромничал: «Статьи [в СМИ] часто приукрашивают нас. На самом деле у нас в Huawei полно слабых мест». Как раз перед этим в 2016 г. топ-менеджер компании рассказывал Forbes, что через 2–3 года Huawei намерена стать вторым производителем смартфонов в мире (это ей удалось), а в 2021 г. отобрать корону у лидера, Samsung. А вот этому вполне способны помешать американцы.