Статья опубликована в № 3826 от 07.05.2015 под заголовком: Распродажа по принуждению

Фридман начал продажу британских активов

Инвестфонд LetterOne не смог договориться с британскими властями, он хочет получить $1 млрд за активы в Северном море
Совладелец LetterOne Михаил Фридман решил выполнить требования британских властей
А. Махонин / Ведомости

Инвестфонд LetterOne Михаила Фридмана и его партнеров начал продажу своих британских газодобывающих активов, написало Reuters со ссылкой на источники в банковском и нефтегазовом секторах. Morgan Stanley является консультантом сделки, которая может принести до $1 млрд, пишет агентство. Вскоре консультант официально объявит о продаже, сказал один из источников Reuters. По его мнению, предложение вызовет большой интерес. У LetterOne в Северном море 11 участков, которые суммарно обеспечивают 3–5% добычи газа в Великобритании, фонд намерен предлагать их для продажи отдельно, а не единым лотом, сказали два источника, знакомые с условиями сделки.

LetterOne получил месторождения на британском шельфе Северного моря в начале марта, когда закрыл сделку по покупке нефтегазовой компании Dea у немецкой RWE за 5 млрд евро. Сделку одобрили все страны, в которых работает Dea, кроме Великобритании. Британские власти опасаются, что в отношении LetterOne или его собственников могут быть введены санкции и это поставит под угрозу добычу газа на участках Dea в Северном море. Financial Times (FT) писала, что это решение принималось на заседаниях Национального совета безопасности под председательством премьер-министра Дэвида Кэмерона. Два раза LetterOne предлагал варианты, как обезопасить британские активы от возможных санкций, но госсекретарь Великобритании по энергетике Эдвард Дэйви их не принимал. А две недели назад он уведомил фонд о том, что у него есть три месяца на продажу активов, однако отметил, что этот срок может быть увеличен до шести месяцев. Для этого LetterOne должен взять на себя обязательство по истечении этого срока не оспаривать решение регулятора. Согласно условиям лицензий на месторождения, если требование по смене собственника не будет выполнено, британские власти вправе отозвать лицензии. FT писала, что LetterOne уверен в своей позиции в этом конфликте, но судебные разбирательства с британскими властями могут потребовать значительного количества денег и времени. Представители LetterOne и британского министерства энергетики на запросы не ответили.

Покупка длиною в год

LetterOne договорился о покупке Dea у RWE в марте прошлого года за 5,1 млрд евро, но пока компания ожидала одобрения британских властей, цена на нефть опустилась в 2 раза. Тем не менее стороны закрыли сделку в марте за 5 млрд евро.

Британские активы обеспечили в 2013 г. 19,2% всей добычи газа Dea и 2% добычи нефти. В Северном море есть два ключевых для компании актива – Breagh и Clipper South, на которые приходится 19,8 млрд и 13,4 млрд куб. м запасов соответственно. В проекте Breagh у Dea 70%, в Clipper South – 50%. По данным Dea, Clipper South в 2013 г. вышла на проектную мощность по добыче – 440 млн куб. м газа. На Breagh компания добывает до 1,1 млрд куб. м газа в год.

На британских месторождениях Dea работает в партнерстве с другими нефтегазовыми компаниями. Представитель одного из ее партнеров, Fairfield Energy (25% в Clipper South), сказал, что компания не планирует выкупать долю Dea в проекте. На текущую деятельность Clipper South конфликт LetterOne и британских властей не влияет, добавил он. Другие партнеры Dea на запросы не ответили.

Портфельный управляющий GL Financial Group Сергей Вахрамеев оценил британские активы LetterOne в $900 млн. По его мнению, интерес к активам будет, если фонд предложит адекватную цену. На фоне низких цен на нефть многие нефтегазовые компании готовы покупать новые активы в надежде на восстановление рынка, отмечает Вахрамеев. Dea без британских активов Вахрамеев оценил в $3,6 млрд (3,3 млрд евро).

При продаже по низкой стоимости сейчас у LetterOne будет возможность взыскать разницу между полученной и уплаченной суммами как неустойку, говорит партнер «Леонтьев и партнеры» Вячеслав Леонтьев. С другой стороны, оспаривание сделки могло бы дать LetterOne год-полтора на поиск покупателя, так как суд наверняка приостановил бы действие предписания, отмечает он.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать