«В споре по реорганизации «Башнефти» наша правовая позиция безупречна»

Михаил Шамолин раскрывает, акции каких «дочек» «Система» выведет на IPO, рассказывает, как компания ответит в суде на многомиллиардный иск «Роснефти», и объясняет, почему по-прежнему верит в инвестиции в России
Михаил Шамолин, президент АФК «Система» /Андрей Гордеев

В этом году АФК «Система» переживала как взлеты, так и падения. После успешного IPO «Детского мира», принесшего компании 12,9 млрд руб., последовал иск «Роснефти»: претензии составили сначала 106 млрд руб., а затем выросли до 170,6 млрд руб. Президент «Системы» Михаил Шамолин считает эти претензии несостоятельными и не верит в то, что суд может с ними согласиться. Он уверен, что и в условиях кризиса в России можно заработать, и готовит к публичному размещению акций агрохолдинг «Степь» и группу «Сегежа».

Дела судебные

– Давайте начнем с недавней громкой истории с иском «Роснефти». Требования в иске «Роснефти», поданном в башкирский суд, совпадают с тем, что был подан в московский суд?

– Один в один. Текст никак не изменился.

– А как расцениваете увеличение исковых требований в связи с изменением курса рубля?

– Точно так же считаем претензии необоснованными. В данном случае от нас еще и требуют отвечать за изменение покупательной способности рубля, т. е. макроэкономического показателя, что, конечно, трудно объяснить как с правовой, так и с экономической точки зрения.

– Почему вы выбрали такую форму защиты – уйти в публичность?

– Нам кажется очень важным, чтобы наши аргументы были в открытом доступе и каждый сам для себя мог сделать выводы об обоснованности претензий. Тем более что у нас нет какой-то секретной стратегии, каких-то секретных аргументов, трюков, с помощью которых мы хотели представить не то, что есть на самом деле. Мы абсолютно прозрачны в этом вопросе. Аргументы, изложенные в иске, не имеют под собой оснований, и мы готовы открыто об этом говорить.

– То есть в суд 6 июня вы пойдете с этой доказательной базой?

– Наша доказательная база – факты, а факты говорят сами за себя. Есть ситуации, в которых требуется какая-то изощренная доказательная база, а есть ситуации, в которых просто есть факты, против которых трудно что-то возразить.

Факт номер один: стоимость компании после реорганизации, которая вызвала претензии «Роснефти», выросла. Если бы мы нанесли компании ущерб на 106 млрд руб., как написано в иске, стоимость компании уменьшилась бы, а не значительно выросла. Что можно против этого факта возразить?