Финансы
Бесплатный
Ольга Кувшинова
Статья опубликована в № 2512 от 22.12.2009 под заголовком: Нефть – всему голова

Российская экономика так и не нашла ничего лучше нефти

В прогнозах на 2010 г. опрошенные «Ведомо-стями» экономисты поделились на оптимистов, полагающих, что кризис окончен, и пессимистов, ожидающих спада или стагнации. Но даже оптимисты предупреждают: развиваться по-старому опасно, а по-новому – не получается

После сильного спада 2009 г. экономика в 2010 г. покажет рост, почти единодушны опрошенные экономисты. Большинство участников консенсус-прогноза «Ведомостей» ожидают, что нефть не подешевеет, рубль немного укрепится, инфляция замедлится, возобновится рост кредитования предприятий и населения (см. таблицу на стр. А3). «Начнется восстановление экономики, но оно вряд ли будет быстрым», – полагает Ксения Юдаева из Сбербанка.

Восстановление может и не начаться, осторожна Елена Матросова из «БДО Юникона»: «Экономика на распутье: рост, новая волна кризиса или длительная рецессия». При стабильности на внешних рынках и возобновлении доступа на рынки капитала – рост. Очередные шоки – на внешних рынках или на внутреннем из-за плохих долгов и безработицы – спад. При дорогой нефти, но сокращении внутреннего спроса – стагнация.

Рост

«Высокие цены на нефть – главная причина оптимизма», – уверена Юлия Цепляева из Merrill Lynch. Подорожание нефти означает приток капитала, ликвидности, возобновление кредитования, рост доходов, спроса и в конечном итоге всей экономики, перечисляет Владимир Брагин из «Траста»: «Восстановление на первых этапах будет напоминать надувание пузыря».

Скажется и эффект базы – отскок после падения. Даже если фактически ВВП не будет расти (сезонно сглаженный рост будет нулевым), за год получится 2,5–3%, подсчитал Кирилл Тремасов из Банка Москвы. Экономика может вырасти и на 7% – так, как росла до кризиса. Потребительский спрос может восстанавливаться стремительнее, чем это видится сейчас, объясняет он: доходы населения сократились меньше, чем спрос, а сбережения даже увеличились.

При замедлении инфляции и росте денежной массы возобновится кредитование: пассивы банков растут, для выплаты процентов им нужно зарабатывать, т. е. кредитовать, аргументирует Антон Струченевский из «Тройки диалог». Потребительский и инвестиционный спрос сократился почти вдвое меньше, чем производство, указывает он: предприятия останавливали выпуск и продавали запасы, теперь начинают восстанавливать. Без потрясений на внешних и внутреннем рынках прогноз на 2010 г. можно охарактеризовать как отсутствие перемен при относительно высоких ценах на сырье, резюмирует Данила Левченко из ИБ «Открытие».

Стагнация или спад

Если цена нефти упадет, Россия может получить еще один год рецессии, не исключает Брагин: «Мы остаемся нефтяной экономикой». А стагнация может быть и при $90 за баррель, прогнозирует ЦМАКП. Жесткая бюджетная политика и обремененность банков плохими долгами ограничат кредитную активность, предупреждает Наталия Орлова из Альфа-банка. Финансы предприятий еще не расчищены, в отсутствие кредита осталось только высвобождать средства за счет фонда оплаты труда, говорит Дмитрий Белоусов из ЦМАКП. Эти средства идут на текущую деятельность: при коррекции зарплат спрос не растет, нет и смысла инвестировать в производство. Высокие цены на нефть только усугубят ситуацию, избыток денежного предложения ускорит инфляцию, прогнозирует Белоусов.

В прогнозе Минэкономразвития роста экономики в 3% примерно 2 процентных пункта приходится на рост запасов, подсчитал Валерий Миронов из Центра развития Высшей школы экономики. «Министерство рассчитывает, что производство будет работать на склад при стагнации спроса, а мы – что нет», – говорит Максим Петроневич из Центра развития. ВВП в 2010 г. может снова сократиться, прогнозирует он: «Это самозакручивающаяся рецессия: снижение производства – снижение зарплат – снижение спроса – снижение производства».

Все позади

Худшее для России позади, думает Александр Морозов из HSBC, но и лучшее тоже, если подразумевать прежнюю модель роста. «Возвращение к высоким темпам роста экономики – вопрос структурных реформ, и, к сожалению, тут я себя к оптимистам не причисляю, – согласна Цепляева. – Рост 2010 г. – как снег, прикрывший следы пребывания собак на газонах: проскочив 2010-й на эффекте базы, экономика может снова замедлиться».

Никакого движения мы не увидим очень долго, мрачен Левченко. Внутренний кредит при крепком рубле и под высокий процент для предприятий непосилен, с ростом ставок в развитых странах внешнее финансирование тоже будет проблематично, рассуждает он: «Экономика в таких финансовых условиях будет идти к полной деградации».

Кризис преподал России два урока: по тактике – что накопление средств в госфондах оказалось действительно необходимым – и по стратегии – что нужно уменьшать сырьевую зависимость, отмечает Владимир Тихомиров из «Уралсиба»: «Правительство стало более склонно к проведению реформ, не исключены приятные сюрпризы». Но в кризис сырьевая зависимость только увеличилась, отмечает Матросова: большинство обрабатывающих отраслей прочно окопалось на дне, и чем выше передел, тем ниже падение.

Восстановления не будет в смысле возврата к росту по прежней модели, отчасти согласен Струченевский, но рост будет: «Предыдущие годы псевдоблагополучия не были периодом естественного развития экономики, это был результат ее перегрева». После 2010 г. экономика будет расти на 3–4% в год, полагает он.

После сокрушительного падения экономики консервативные прогнозы вполне естественны, рассуждает Тремасов. Но в новом 10-летнем цикле у России есть все шансы расти теми же темпами, что и прежде, за счет внутреннего спроса, убежден он: растущим азиатским рынкам нужна нефть – значит, цены на нее не могут снижаться, рынок внешнего капитала рано или поздно оттает, финансовый рынок России за десятилетие окреп, и потребитель еще не успел насытиться.

Выбор редактора
Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more