Читайте также
«Хочу изменить семейную традицию». Никита Ефремов о своих походах к психологу и нездоровых отношениях
Преступница с мясокомбината и крохотная блондинка против всех: 5 новых детективных сериалов
Мюзикл о Ленинграде 80-х и обновленный «Щелкунчик»: что смотреть в театрах Москвы

«Иногда становлюсь Билли Миллиганом, у которого 24 личности»

Актер и режиссер Филипп Янковский о сериале «Монастырь» и о том, почему стал гораздо чаще сниматься, но не снимает сам
Актер и режиссер Филипп Янковский /Евгений Разумный / Ведомости

На платформе «Кинопоиск» вышел сериал «Монастырь» Александра Молочникова. В главной роли – отца Варсонофия – Филипп Янковский. И это далеко не единственная его резонансная роль за последнее время.

– В нашем кинематографе тема церкви не то чтобы табуирована, но, кажется, режиссеры сами от греха подальше стараются ее не трогать. Исключения редки. Из относительно недавнего – «Монах и бес» и «Непослушник». И вдруг подряд два сериала, абсолютно разных. Я говорю о первом эпизоде «Прихода» режиссера Резо Гигинеишвили, его показали летом на фестивале в Иванове, и, конечно, о сериале Александра Молочникова «Монастырь», на премьере которого мы встречаемся. В обоих вы сыграли главные роли. Когда поступили эти предложения, не было неуверенности или даже робости?

– Ну робости у меня давно нет, и оба предложения были очень интересными. Только в случае «Прихода» говорить пока не о чем – это всего лишь пилотная серия, которая участвовала в фестивале, получила приз, но самого сериала нет. Там я играю как бы беса, или того, чье имя нельзя произносить вслух, в образе настоятеля. Предложение от Саши Молочникова совершенно другое – был уже целиком написанный сценарий, проект запускался. В «Монастыре» меня больше всего привлекло, что это драма человека, который прошел разные ступени на пути к вере: трудника, послушника, потом стал батюшкой в провинциальной церкви. Это действительно судьба простого человека, нашедшего свою веру. Молочников горел работой, не спал, не ел. Занимался только фильмом, а когда мы в режиссере видим такой огонь, это нас подкупает и мы становится глиной в его руках. Он очень талантливый парень, и дай бог ему успехов. Ну и великолепные партнеры у меня были. Очень было интересно работать.

Кадр из фильма / Лунапарк / Плюс Студия
– Раз вы заговорили про партнеров. Сейчас мода на медийных лиц, непрофессиональных актеров в кино немного подугасла. Но тут фактически во второй главной роли – Анастасия Ивлеева. Блогер, телеведущая, медийная персона – но не профессиональная актриса.

– Знаете, она произвела на меня впечатление своим желанием работать. Ни разу не опоздала, всегда знала текст. Хотела учиться. Внимательно слушала режиссера, партнеров, жила этим, и она очень талантливый человек, очень органичная в своих проявлениях. Сейчас ощущение, что роль вообще под нее и написана, хотя я знаю, что был большой кастинг и суровая конкуренция. Я от работы с Настей получил огромное удовольствие, к тому же она компанейская, действительно человек коллектива. И очень интересный мой второй партнер, который играет сына.

– «Наш Тимоти Шаламе», т. е. Марк Эйдельштейн?

– Да. У меня слабость к Школе студии МХАТ и ее выпускникам. Потому что я сам ее закончил и есть что-то общее, что нам позволяет очень быстро находить общий язык и работать вместе. Великолепный парень, очень хороший артист и хороший партнер.

– Мир, из которого пришла Ивлеева, – блогеры, миллионники, инфлюэнсеры. Такой мир вам близок?

– Честно говоря, не очень, но я понимаю, что так просто это не дается. Надо быть красивым, талантливым или каким-то особенным. Это интересно аудитории, и этому стоит учиться. Вот, Павел Семенович Лунгин, который вообще человек рисковый и часто за счет риска и выигрывает, – он сейчас снимает фильм о блогерах. И тоже наверняка чему-то учится, хотя уже взрослый опытный талантливый режиссер.

– Как придумывался ваш отец Варсонофий? Вы знакомились с кем-то, консультировались?

– У нас был на фильме замечательный консультант, да и сам я, естественно, готовлюсь к любой роли. Литературу читал, молитвы учил. Но, вы понимаете, отец Варсонофий – не какой-то высокий церковный чин. Думаю, Джуду Лоу в «Молодом папе» или моему отцу в фильме Лунгина «Царь» требовалась иная подготовка. У нас же другой статус священника. И история не столько про церковь, сколько про дух и судьбы моего героя и его близких – дочерей и сына.

– Но независимо от статуса есть человек, который решает проблемы формально, и человек, который решает их неформально, иногда в противовес всему. Ваш батюшка – такой немножко диссидент внутри православной церкви. Как и – прости господи за такое сопоставление – ваш Руневский в «Караморе» Данилы Козловского. Он ведь очень специальный вампир среди компании вампиров. Во-первых, молодой, во-вторых, все время нарушает правила. Кстати, на мой взгляд, это одна из лучших ролей в сериале и в вашей биографии. 

– Я тоже в восторге от фильма и от роли. К сожалению, Start не планирует продолжение, но, если бы оно было, я уже говорил продюсерам: если Козловский занят, я сам сниму. У меня есть лицензия, могу работать режиссером. (Смеется.)

– Роль, помимо прочего, тяжелая физически. Много трюков. Вы что-то делали сами?

– Почти все. Заскакивал в карету, дрался на мечах и так далее – сам, когда смотрел, удивлялся. Но, как ни странно, мне все очень легко далось. Спасибо педагогам в Школе студии МХАТ по фехтованию и по танцам, кстати, тоже. У нас с моей партнершей – прекрасной Дашей Балабановой – там два танца: мазурка и, кажется, полонез. Она на момент съемок была студенткой, у них танцы три раза в неделю, и то ей было тяжело. А я-то последний раз такие танцы танцевал 30 лет назад.

– Вы вошли в эти съемки исключительно с багажом школы-студии или был какой-то период специальной подготовки именно по физическим нагрузкам?

– По физическим нагрузкам – нет, в принципе, я в форме себя держу и занимаюсь разнообразными практиками. Что касается танцев, репетиции были. И в любом фильме с приличным бюджетом с хорошим режиссером, конечно, есть и репетиции каких-то трюковых сцен. У нас были очень хорошие каскадеры, мы встречались до съемок, обговаривали детали. Они делали видео, показывали. То есть там все на высоком уровне было организовано. Как сказал Конфуций: «Выбери себе работу по душе, и тогда тебе не придется работать». Работа на «Караморе» всем была по душе, и отсюда ощущение, что все само произошло, хотя, конечно, за этим стоит большой труд, пот и кровь даже в каких-то моментах.

– Помимо тяжелой физической составляющей у вас есть очень сложная часть: нести возраст. То есть, с одной стороны, играть самого молодого в компании вампиров, с другой – человека который как минимум в 3–4 раза старше любого из компании людей. Вы помнили об этом все время?

– Легче, проще, выше, веселее – это фраза Константина Станиславского, которая висит у нас при входе в театр, и вот ее я помню всегда. Мой сосуд пуст, я его освобождаю перед съемками. Но мои подготовка, желание и квалификация позволяют очень быстро наполнить этот сосуд тем, что нужно, и я становлюсь этим персонажем. Не буду говорить про Дмитрия Карамазова, которого играю на сцене МХТ, но и в роли Руневского, и в роли Ивана Денисовича, и даже в «Монастыре» у меня ощущение, что я уже не я, а нечто третье, какая-то субстанция. Вне съемок могу просто часами сидеть и смотреть в окно, и там я вижу все: снег идет, птицы летают – и так нахожу какую-то мотивацию для дальнейшей работы.

– Вы очевидно ориентируетесь на штучность в своей карьере. Но раньше у вас был один проект раз в 2–3 года. А последнее время – несколько в год. Выборочность уходит?

– Кино – такая вселенная, которая тебя востребует в какой-то момент, и вот сейчас такой момент настал, ну не сейчас именно, а в последние пять лет. Просто я теперь на более высоком уровне работаю, ко мне только хорошее приходит, у меня нет плохих предложений. Я топовый артист и в топовых проектах снимаюсь. (Смеется.)

– «Контейнер» относите к их числу? Все-таки в отличие от «Караморы», «Монастыря», не говоря уже об «Иване Денисовиче», это не интеллектуальная драма.

– Там великолепный режиссер – Максим Свешников. И его партнер по творчеству оператор Илюша Авербах тоже. И вообще, вся команда отличная. Я когда прихожу к ним на площадку, это просто счастье.

Кадр из сериала «Контейнер» / START
– Я пока видела «Контейнер» не целиком и не смогла ответить на вопрос: ваш герой коррупционер? То есть по списку имущества – очевидный коррупционер. По манере поведения, какому-то внутреннему стержню, похоже, что нет. 

– Вот! Так я и хотел. Это задача артиста. Ведь не нужны плоские персонажи. Другое дело – то ли да, то ли нет, вроде хороший, а вроде и нет. Искусство же не отвечает на вопрос, а только задает.

– Премьера «Ивана Денисовича» Глеба Панфилова была чуть больше года назад. И это большой фестивальный фильм: началось все с награды в Локарно...

– ...Да, а сейчас мы опять выиграли – на фестивале в Палермо. Вот судьба, да! Они меня звали туда, но идет же сезон съемок, у нас графики на полгода вперед, а они приглашают за три недели. У меня был один свободный день, но нет прямых рейсов, лететь надо было через Дубай – короче, не получилось. А сейчас фильм пригласили на фестиваль в Мексике и в Лос-Анджелесе. Я уже много раз говорил, что основное, конечно, желание быть понятым у себя на родине и мне важно играть для своей публики, но, если бонусом идет признание за границей, это приятно.

– После этого большого фестивального фильма у вас пошла волна сериалов. Если посмотреть на «Кинопоиске» список того, что сейчас в работе, за исключением «Самой Большой Луны» Алексея Попогребского, все эти проекты – многосерийные. 

– Да, потому что в этой нише очень много интересного. Молодые таланты, активно развивающиеся платформы. И мне кажется, это все уже на высоком уровне сейчас – не хуже, чем на «Нетфликсе». Что видно и по запросу публики: если раньше было – ой, дайте нам иностранное, то теперь хотят свое. Ну а мечта любого артиста – играть значимые интересные роли и работать с талантливыми режиссерами. И пока во мне еще есть легкость, желание, азарт, хочется играть и перевоплощаться. Я иногда становлюсь Билли Миллиганом – помните Билли Миллигана, у которого 24 личности было (уроженец Майами-Бич Билли Миллиган – один из самых известных в истории психиатрии людей с диагнозом «Множественная личность». – «Ведомости. Город»)? Надеюсь, психиатры не слышат наш разговор, но мне действительно радостно быть разными людьми, слава богу, моя семья – Оксана, дети – они тоже артисты, они понимают. Мне нравится проживать жизни других людей. Более того, моя цель – не знаю, получается у меня это или нет, – но я на высоком уровне психологизма работаю по своей методике и я хочу, чтобы зрители увидели во мне себя.

– Есть такой фидбек у вас? Например, вам звонили люди со словами: «Ой, как похож на меня (или моего хорошего знакомого) чиновник из «Контейнера»?

– На улице меня останавливают, говорят: «Спасибо». Про чиновника, правда, в основном: «Вы так там сыграли, жалко, таких чиновников не бывает». (Смеется.) А про Ивана Денисовича очень часто: «Это прямо мой отец» или «мой дед». Да и мама моя расплакалась – я же играл дедушку Сашу, маминого папу. Правда. Много людей пожилого возраста просто подходили и говорили такие вещи. А про вампира мне пишут даже школьники, что они в восторге.

– Вы несколько раз повторяли в разных интервью, что вы гораздо больше актер, чем режиссер. Уже окончательно выбрали именно такой путь?

– Просто артист я лучше, чем режиссер, – это мое мнение. (Улыбается.) Как артист я более многогранен, я же не Андрей Звягинцев и не Андрей Тарковский, я не авторский режиссер. Я лицедей, могу жить другими, это счастье, у меня просто сначала так не получалось, поэтому пришлось подрабатывать кинорежиссером. А теперь я работаю на высоком уровне, и, во-первых, мне самому это нравится, во-вторых, я радую других людей. Безусловно, я какой-то еще фильм, наверное, сделаю, а может быть, даже не один, но работать кинорежиссером – не мое. Я вам точно скажу: образ жизни режиссера мне не подходит. (Улыбается.) 

Интервью взяли до того, как Минкульутры отказало кинокомпании «Лунапарк» в прокатном удостоверении для сериала «Монастырь».

Самое популярное
Наш город
Хорошие новости: открыли пригородный вокзал, спасли медведя и съели тонну холодца
Положительные события прошедшей недели
Свободное время
Философия успеха. Как выявляют и развивают лидерские качества?
В феврале в издательстве «Азбука-Аттикус» выходит книга, где собраны истории становления успешных людей
Культурный город
Куда пойти в выходные 4-5 февраля
Фестиваль зимнего спорта, женский стендап и бабочки не в животе
Другие города
Выборг на выбор: как познакомиться с городом через фотоохоту, с аэролодки на льду Финского залива или в битве с викингами
Наследие Средневековья, финской, шведской и русской культур
Наш город
Конкурс на поиск передовых технологий в сфере строительства и дизайна интерьеров стартовал в Москве
Заявку на участие можно подать до 19 февраля
Наш город
Какие новейшие лекарства производят в Москве
Фармацевтические компании столицы увеличили объемы производства в 3–4 раза
Свободное время
6 новых сериалов февраля: смешные девчонки, серийные убийцы и продавцы Луны
Иван Янковский ищет маньяка, а Даниил Страхов страдает комплексом бога
Культурный город / Интервью
Юрий Башмет: «Я не хотел никуда уезжать»
Знаменитый альтист и дирижер – о том, как отпраздновал​ 70-летие и почему Альфред Шнитке посвятил ему свой лучший концерт
Наш город
Эпоха долголетия. Почему все больше москвичей становятся долгожителями
Число долгожителей в столице выросло в пять раз
Наш город
Порядка 50 деловых и коммерческих объектов построят в ТиНАО в 2023 году
Новые объекты создадут до 13 000 рабочих мест
Наш город
В Москве назвали наиболее востребованные специальности в 2023 году
Порядка 70% вакансий поступают от компаний из 5 крупных сфер деятельности
Культурный город
«О чем говорят мужчины. Простые удовольствия»: скучная новая комедия от «Квартета И»
В прокат выходит четвертая часть «мужского» киносериала
Культурный город
Советские классики и музыка для ума. Чем удивит Российский национальный оркестр в новом сезоне
Интервью с виолончелистом и дирижером Александром Рудиным
Свободное время
Что послушать на Фестивале искусств Юрия Башмета: гид для меломанов и не только
Концерты-спектакли с участием известных актеров и архаичный хор – обзор событий Зимнего международного фестиваля искусств
Наш город
Хорошие новости: кластер «Ломоносов», возвращение «Чебурашки» и очереди в ЗАГС
Только положительные события за неделю