ВВЦ ждет масштабная реконструкция под руководством Сергея Капкова

Министр культуры Москвы рассказал, как будет выглядеть Мультикультурный архитектурно-парковый комплекс ВДНХ
ИТАР-ТАСС

Насчет отраслевых павильонов есть особенная идея - привлечь к сотрудничеству госкорпорации. «Ростехнологии», «Росатом», «Газпром» и другие

Всероссийский выставочный центр (он же ВСХВ, ВДНХ) - это семидесятипятилетняя история человеческих мучений во имя репутации прогрессивной страны. Это 1268 сотрудников, 237,5 га площади, десятки километров плохо асфальтированных дорог и 600 объектов, в том числе около сотни павильонов. Все это богатство, не считая трусов, барсучьего сала, яблок в карамели и других товаров повседневного потребления, перешло в прошлом году в распоряжение правительства Москвы. Теперь за ренессанс народной выставки взялся столичный Департамент культуры во главе с Сергеем Капковым.

Кабинет министра в прямом смысле завален предложениями по реконструкции ВВЦ от креативно мыслящих граждан. Сам министр столичной культуры то и дело требует, чтобы референты принесли ему «все концепции, которые разные люди передавали». Ему несут десятки папок, томов, презентаций, но он все равно недоволен: «Где то, что я Собянину носил? Где смета? Где оргплан?» Наконец, расчистив место на столе, Капков разворачивает красно-зеленую карту ВВЦ и углубляется в нее.

- Прогуляемся виртуально, - предложил он. - Зайдем с Центрального входа. Перед ним сейчас хаотичная парковка. Мы хотим ее узаконить, систематизировать и организовать подъезд, для этого мы плотно работаем с Департаментом транспорта. Ремонт главного входа, конечно, планируется, но я не могу сказать, что в этом году, надо сначала все исследовать. Торговые палатки вокруг входа уберем.

Сейчас на ВВЦ более 200 арендаторов, и в ближайшее время начнется проверка их деятельности. Все, что незаконно занимает место, Капков планирует убрать:

- По многим объектам непонятно, что самострой, что не самострой, где частник, где собственник. Там такой клубок интересов, что я сейчас очень осторожно даже интервью даю. Скажу так: не все счастливы от того, что ВВЦ передан Москве.

Следуя движению министерского пальца, мы двинулись по Аллее фонтанов к павильону № 1 (бывший «Главный»). Там уже летом должна разместиться выставка к 75-летию ВДНХ.

- Там же хотим установить макет Москвы, если он поместится - очень большой, - добавил Капков.

Я поинтересовался судьбой аттракционов - они расположены справа от Центрального входа и возле Южного. О них будет отдельный разговор, как только изучим документы, пообещал министр. Аттракционы нужны ВВЦ, но не в партерной части, а где-нибудь подальше - в зоне отдыха.

Мы очутились у фонтана «Дружба народов». Статуи союзных республик потускнели: их будут реставрировать, как и все остальные фонтаны на ВВЦ.

- Менять состав республик не планируете? - спросил я.

- Нет. Вы, кстати, знаете, что там есть Карело-Финская Республика?

- Да, но Финляндия же тоже скоро будет нашей. Идем дальше?

- Дальше у нас очень красивый и в ужасном состоянии павильон «Украина». Так как это политический вопрос, я думаю, что мы его...

- Разрушим?

- Нет, восстановим. Со вре­менем.

Я все допытывался, есть ли какая-то предварительная концепция будущей выставки? Что это вообще будет: грандиозный памятник СССР или коворкинг с арт-кластером (это еще ничего, один из предыдущих проектов реконструкции предполагал миллион квадратных метров коммерческой недвижимости). Однако внятного ответа у Департамента культуры пока нет. Первый этап - благоустройство территории, как и во всех столичных парках. Новый асфальт, лавки, освещение, посты охраны. Впрочем, уже выделены деньги на разработку концепции и, как я понял, во многом будут опираться на западный опыт: похожие на ВВЦ объекты есть и в Европе, и в США.

- Было четыре мировых проекта, - объяснил Капков. - Чикаго - Всемирная выставка 1893 года, Нью-Йорк - две выставки 1939-го и 1964-го, Шанхай - 2010-го и Брюссель 1958-го. После выставок эти территории начали функционировать как парки, павильоны переделали под музейные и выставочные площадки, концертные залы. Это и наш путь. Главное - изменить отношение к этому всему. У нас есть название - оно долгое, надо его будет ужать как-то, но пока мы говорим «Мультикультурный архитектурно-парковый комплекс ВДНХ». Это ключевые слова.

Мультикультурность выражается, например, в отношении к союзным павильонам.

- Они останутся, - заверил Капков. - Это данность. Мы не собираемся убирать «Беларусь» или «Казахстан», потому что есть межправительственное соглашение на высочайшем уровне.

Почти по каждому павильону в департамент идут предложения. Для «Цветоводства», например, почему-то прислали проект «Лаборатория городской фауны».

- Политехнический музей переехал на ВВЦ на время ремонта и готовит большую программу, - продолжал Капков. - В 9-й павильон переехал Музей Маяковского...

- Может, вообще все музеи Москвы сослать на ВВЦ?

- Ну не все. Еще музей городского автотранспорта и ретроавтомобилей мы планируем перевести сюда. Кинотеатр «Круговая кинопанорама» у нас будет работать, по ней есть большая концепция.

Насчет отраслевых павильонов есть особенная идея - привлечь к сотрудничеству госкорпорации. «Ростехнологии», «Роснефть», «Росатом», «Газпром» и другие. Все они проводят симпозиумы, мероприятия, обучают сотрудников. Отчего не делать это в «Комплексе ВДНХ», на облагороженной территории?

- Чем же этих людей мотивировать? - спросил я.

- «Тщеславие - мой любимый из грехов» - как говорил Аль Пачино в фильме «Адвокат дьявола».

- Да какое тщеславие, они все денег хотят, а где их взять? Какой для них можно выдумать стимул?

- Ну вот, например. Мне бы хотелось сделать павильон «КамАЗ». Вы вот не автолюбитель, а мы гордимся «КамАЗом». Они регулярно выигрывают «Париж - Дакар». Серьезные машины, любая их победа увеличивает продажи. Почему не сделать им павильон на ВДНХ? «КамАЗ» может для него придумать что угодно: школу вождения, лекции, презентацию новой модели. Потом - я вот пока название не могу придумать, но может быть что-то связанное с Калашниковым. Я это «Рособоронэкспорту» хочу предложить - весь павильон под оружейную отрасль. Она же монополизирована. Это, опять же, идея. «Роснефти» мне, конечно, хочется предложить павильон «Нефть».

- А «Геологию» - «Роснедрам»?

- Не знаю. Могут быть «Роснедра», а может быть «Норникель». Павильон «Химия»: может быть «Уралкалий», а может быть, предположим, Михельсон из «Новатэка».

- Павильон «Михельсон». Красиво.

На площади Промышленности, где стремится ввысь белая ракета, мы виртуально задержались минут на двадцать.

- Ракета так и будет стоять, - рассказывал Капков. - Самолет частный, тоже пока останется. Площадь мы благоустроим, на ней будут фестивали проходить. По павильону «Космос» уже есть масса предложений: например, проводить мероприятия на космическую тему.

- А рядом у нас «Свиноводство», - мечтательно заметил министр. - Есть пара идей - сделать что-нибудь с «ЛавкойЛавкой», но я с ними еще не разговаривал.

- Роскошная мысль, - искренне сказал я, - вместо живых зверей показывать мертвых.

- Да не показывать, а сделать проект о здоровом питании, это сейчас в тренде. И потом, может, это будет какой-то фудкорт. Это пока все мечта, the dream.

Возле «Золотого колоса» наш виртуальный тур закончился. Я спросил, уделят ли внимание ностальгическим чувствам граждан, и узнал, что этому посвящен целый раздел в будущей концепции. Кроме музея ВДНХ появится обновленная экскурсионная программа с использованием спецтранспорта. Планируется проект «Моя история ВДНХ» со сбором фотографий и историй москвичей, которые бывали на выставке. Также в программе альбом по истории ВДНХ, лекции, общественные дискуссии и так далее.

Мы смотрели на карту, испещренную синими пометками.

- У вас-то какие воспоминания о ВДНХ? - спросил я.

- Это была совсем нетипичная архитектура даже для советского человека. Был я там после Олимпиады-80, там стояли всякие модные киоски, где продавали фанту, еще что-то. Была такая движуха, центр силы того времени.

- Не просто центр силы, - уточнил я, - а эрогенная зона Москвы.

- Я не такой эротоман, как вы, - примирительно заметил Капков, - но давайте будем считать, что это спящая красавица. Объект, который надо разбудить.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать