Стиль жизни
Бесплатный
Алексей Мокроусов
Статья опубликована в № 4136 от 11.08.2016 под заголовком: Нелюбовь как она есть

На Зальцбургском фестивале играют «Любовь Данаи» Рихарда Штрауса в постановке Алвиса Херманиса

Оперу стоит посмотреть, чтобы убедиться - не зря некоторые произведения ставят редко

Накануне премьеры оперы Рихарда Штрауса «Любовь Данаи» дирижер Франц Вельзер-Мёст говорил, как трудно найти для нее певцов. Партии сложны, а Мидаса (тенор) и Юпитера (баритон), считает дирижер, вообще спеть в соответствии с замыслом Штрауса невозможно, в ряде случаев приходится петь чуть ниже. Впрочем, не трудности с составом стали причиной того, что при жизни композитора оперу сыграли лишь на генеральной репетиции в том же Зальцбурге в 1944 г., – фестиваль тем летом отменили, премьера для публики прошла восемь лет спустя.

Уже в первом акте выяснилось, что с певцами Зальцбургу-2016 повезло по-разному: в большей степени – с болгарской сопрано Красимирой Стояновой в заглавной партии, в меньшей – с польским бас-баритоном Томашем Конечны (Юпитер). Радуют костюмы известного литовского дизайнера и театрального художника Юозаса Статкевичюса, пестрая массовка в тюрбанах одета так, словно ей выходить на престижное дефиле в сезон, когда в моде Ближний Восток (действие «Данаи» происходит в Сирии); отсутствие скупости в деталях обещало многое. Волшебно-фантастичен свет: Глеб Фильштинский виртуозно играет оттенками, добиваясь ощущения сказочности происходящего. Фильштинский не в первый раз работает с Херманисом, поставил с ним без преувеличения великого «Платонова» в венском Академитеатре, а в Зальцбурге – выдающихся «Солдат» Циммермана, «Гавейна» Бёртуистла и «Трубадура» Верди с Анной Нетребко.

Вельзер-Мёст и его планы

55-летний Франц Вельзер-Мёст лишился в 2014 г. поста главного дирижера Венской оперы, отыграв лишь три сезона (для сравнения: в Цюрихе при Александре Перейре он проработал 13 лет, еще шесть руководил Лондонским филармоническим оркестром). Сейчас ведет переговоры о постановках с Ла Скала, Баварской и Берлинской операми, в будущем году играет в Зальцбурге «Лира» Ариберта Раймана и минимум до 2022 г. продолжает руководить Кливлендским оркестром.

Режиссер Херманис сам создал декорации к Штраусу. На огромной белой стене периодически открывается вытянутое по горизонтали окно, в котором танцуют женщины в золотых одеяниях (хореограф Алла Сигалова). Периодически на сцену выводят муляжного белого слона и живого осла, их трудно не заметить – кроме ярких костюмов и танцующих красавиц да агрессивного вторжения золотого цвета во всех его видах (Даная обожает золото), глазу в итоге остановиться не на чем.

Четыре года назад, после удачной премьеры своей первой оперной работы – «Солдат», Херманис говорил, что считает задачей оперного постановщика визуализацию музыки. В той или иной степени такую концепцию можно было принять в инсценировках Циммермана и последовавшего за ним «Гавейна». Но уже в «Трубадуре» мизансцены выглядели статично, в «Данае» же ситуация усугубилась. Лишь отточенный третий акт с женщинами в белых чадрах у ткацких станков напоминает о классе Херманиса.

Штраус работал над оперой в конце 30-х, в ситуации глубокого внутреннего кризиса и нараставшего одиночества, когда круг общения определялся не им лично, но подлыми вывертами большой истории. Он не мог больше сотрудничать со Стефаном Цвейгом, в котором рассчитывал найти замену главному либреттисту своей жизни Гуго фон Гофмансталю – при работе над «Данаей» он только советовался с писателем, как и с дирижером Клеменсом Краусом. Видимо, Штраус сильно сомневался в либретто, которое сам два года готовил с Йозефом Грегором, взяв за основу наброски Гофмансталя. Тот послал их Штраусу в 1921 г., но не стал завершать работу. Как выяснилось, не зря: трудно представить что-то выморочнее «Данаи», не то простодушной сказке со счастливым вымученным концом, не то античном мифе, прочитанном больным дислексией. Некоторые говорят о параллелях с вагнеровской тетралогией, вспоминают, что в любвеобильном Юпитере Штраус не без иронии видел себя – всем хороши были бы идеи, если б не музыка. Она не похожа на раннего, зараженного литературой Штрауса, не похожа и на гения эпохи соавторства с Гофмансталем, уступает и сочинениям, созданным в 1940-е. Говорят, в театре могут поставить и телефонную книгу, но сыграть как шедевр посредственную оперу, даже под руководством модного Вельзер-Мёста, не удастся и Венскому филармоническому оркестру. Заверения Штрауса, будто его опера окончательно объединит немецкую музыку и греческую душу, здесь не помогают.

Даже если не вся публика с этим согласна, художник имеет право на ошибку, а фестиваль – на неудачу. Другое дело, насколько высока была планка, которую в этот раз установили для себя постановщики. Кажется, ее забыли где-то в раздевалке.

Фестиваль продлится до 31 августа

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать