«Оскар» по новым правилам

Почему решение Американской киноакадемии небезразлично всем
Это будет совсем другой «Оскар» /Lucy Nicholson / Reuters

Американская киноакадемия сформулировала требования, которые будут обязательны для всех фильмов, претендующих на «Оскара» в номинации «Лучший фильм», начиная с 2024 г. Список новых правил состоит всего из четырех пунктов, и, чтобы пройти отбор в номинацию «Лучший фильм», картина должна соответствовать хотя бы двум из них.

Что же требуется? Как минимум один из ведущих актеров или значительный актер второго плана должен принадлежать к недостаточно представленной расовой или этической группе. Не менее 30% второстепенных ролей следует отдать представителям ЛГБТ, расовых или этнических групп, женщинам или людям с инвалидностью. Такие же требования распространяются на сюжет картины, ее производство и продвижение, т. е. если режиссер хочет, чтобы его фильм претендовал на «Оскара», то уже на стадии заявки от него потребуют обеспечить соответствующий сценарий.

Ключевая идея фильма должна вращаться вокруг темы расовой дискриминации или проблем меньшинств и людей с инвалидностью. Если подходящего сюжета у режиссера нет, он может компенсировать этот недостаток за счет состава съемочной группы, в которой должны присутствовать специалисты из так или иначе ущемленных слоев населения. К последним, в частности, относятся и женщины. Причем ограничиться мальчиками-геями, приносящими кофе, не удастся. В списке академии четко сказано: все «ущемленные» должны занимать ключевые, руководящие позиции.

К этому шло давно. Дело Харви Вайнштейна, движения #metoo и BLM подготовили и удобрили почву.

Какое нам дело

Спрашивается, а нам-то какое дело? «Оскар» – американская кинопремия, а в номинации «Лучший зарубежный фильм», на победу в которой Россия могла бы время от времени претендовать, ничего подобного не требуется.

Однако отрицать, что новые правила будут влиять и на нас, значит прятать голову в песок. Большая часть фильмов в наших кинотеатрах – это именно продукция Голливуда. И «Оскар» – самый четкий и понятный ориентир для зрителя во всем мире. Это гарантия качества, проверенный продукт, который точно не разочарует. Весь мир начиная с 2024 г. будет ждать от «Оскара» именно этого – острых сюжетов вокруг ЛГБТ-дискурса и борьбы с харассментом всех мастей. И как только это станет визитной карточкой оскароносцев, все прочее кино неизбежно подтянется к их стандартам и тема разущемления ущемленных станет в один ряд с вечными историями о героях, спасающих мир.

Более того, она их заменит. Образ носителя ключевых ценностей стремительно сместится в расовый и ЛГБТ-спектр. Бэтмены, крепкие орешки и агенты 007 получат своих гей-двойников, а стоимость чернокожих актеров взлетит до небес. И люди в это поверят.

Так, может, это хорошо? На протяжении стольких лет ущемленные молча глотали обиды. Теперь их проблемы окажутся в центре мирового внимания и сочувствия. На этом фоне у женщин и ЛГБТ блестящие перспективы.

Беда в том, что все это мы уже проходили. Ни к чему хорошему подобное вмешательство в жизнь искусства не приводило (хотя воздействие на массы оказывало). История кино прекрасно помнит времена, когда идеология требовала предъявить на экране обязательного правильного врага. Наши киноведы как-то подсчитали, что с 1946-го по 1950 г. число отрицательных персонажей западного происхождения в советском кино возросло вдвое по сравнению с 1920–1930 гг. Запад отвечал тем же. Это привело к массовой взаимной истерии времен холодной войны, но мало чем обогатило списки мировых шедевров.

Навязывание расовых и ЛГБТ-стандартов – та же несвобода. Нельзя ничего диктовать художнику – такова аксиома любого настоящего искусства.

Режиссерская версия

У российских кинодеятелей пока нет единого мнения насчет оскаровских нововведений. Например, Александр Котт, режиссер фильма «Брестская крепость», не склонен впадать в панику. Он считает, что это вообще не наше дело: «Нас это не должно волновать, и реагировать как-то бессмысленно. Мы [исходим] из другого понимания происходящего. А правила всегда меняются. Что было, когда первая афроамериканка получила «Оскара» (Хэтти Макдэниэл, «Унесенные ветром», 1940 г. – «Ведомости»)? Это же было полное смещение стереотипов, все равно что ракету в космос запустить! Сейчас пришли новые правила. И ничего особенного в них нет. «Зеленая книга» («Оскар» за лучший фильм 2018 г., драма о дружбе чернокожего пианиста-гея и белого шофера-ирландца. – «Ведомости») – замечательный фильм, который подходит под все новые критерии».

Некоторые видят в новых правилах проявление современного гуманизма. В частности, Наталья Меркулова, режиссер фильма «Интимные места», поддерживает включение в список требований «Оскара» людей с ограниченными возможностями: «Я в целом поддерживаю инициативы Американской киноакадемии. Особенно хотела бы выделить тему людей с ограниченными возможностями – теперь они могут пойти учиться в актерские школы и у них появится шанс получить работу в кино. Это реально круто, что человек без ног может сделать то же, что и человек с ногами. Это особенно важно для России, где люди с ограниченными возможностями не социализированы».

Другие, напротив, не скрывают иронии, трактуя новые правила как руководство к действию – что-то вроде методички «Как перестать бояться и получить наконец «Оскара». «Я с воодушевлением воспринял информацию о новых правилах претендентов на «Оскара», – шутит Михаил Сегал, режиссер фильма «Глубже!», который скоро выйдет в прокат. – Если раньше критерии были размыты и академики оперировали неясными категориями вроде таланта, то теперь сделан первый шаг к нормальным правилам: ты можешь их учесть и выполнить. Хочется, чтобы и наши оскаровские отборщики ясно написали, что именно нужно делать».

Впрочем, большинство кинодеятелей все же находятся в некотором недоумении. Ведь речь идет о вопросах, которые трудно решить административно. «На мой взгляд, заявленные правила должны действовать в обратном порядке, – говорит режиссер Алексей Учитель. – Есть режиссер, есть сценарий, по которому снимается кино. Если же изначально подстраивать фильм под определенные требования, это вряд ли приведет к ценным результатам». Не очень понятен Учителю и пункт о составе съемочной группы: «К примеру, сексуальная ориентация – а если человек ее не обсуждает открыто? Они что, будут проводить специальное анкетирование съемочной группы?»

Недоумевает и Арсений Гончуков, режиссер, сценарист, автор книги «Как снять кино без денег»: «Эта волна, конечно, схлынет в какой-то момент. Но уже сейчас мы смотрим голливудские фильмы, где соблюдаются все заявленные новыми правилами пропорции. Однако то, что предлагают сейчас, за гранью здравого смысла. Требуют уже не только расового, но и сексуального разнообразия, а это сфера интимная. Самый смешной пункт, конечно, требование гендерного, сексуального и расового разнообразия среди членов съемочной группы. Как это будут обеспечивать? Будут засовывать в цеха гримеров и костюмеров трансгендеров? Вообще любая обязаловка в сфере искусства – это однозначно плохо. Решение академии, безусловно, спровоцирует упадок киноискусства через 10–15 лет».

Не менее категорична и режиссер-документалист Марина Разбежкина. Она склонна считать происходящее настоящими «сумерками богов». «Невероятная нелепость. Как только художнику начинают диктовать, что, где и когда ему снимать, искусство заканчивается, – сокрушается Разбежкина. – Остается только с удовольствием смотреть старые голливудские фильмы, где нет никаких правил. Можно сказать, что голливудский кинематограф теперь будет закрыт окончательно».

Но современный Голливуд сам изо всех сил стремится в антиутопию – тот самый дивный новый мир, где все одинаково искусственно счастливы. Мы знаем, чем это заканчивается.