Россия – это стратегический рынок для товаров класса люкс

Президент Bulgari Жан-Кристоф Бабен объясняет, почему в люксовом бизнесе нельзя переставать инвестировать даже в кризисные времена

Жизнь бурлит вокруг нового президента Bulgari Жан-Кристофа Бабена. Возглавив Bulgari в 2013 году, деятельный управленец как следует встряхнул почтенную итальянскую ювелирную марку, в прошлом году отметившую 130-летие. Ассортимент часов был радикально пересмотрен, выделены четыре базовые коллекции, у ювелирной марки впервые появились часы в комбинированных корпусах из золота и стали, были безжалостно закрыты принадлежавшие Bulgari культовые бренды Daniel Roth и Gerald Genta... С такой стратегией Bulgari надеется войти в число топ-10 ведущих швейцарских производителей часов. Притом что львиную долю доходов Bulgari дает и продолжит давать производство ювелирных украшений, говорит Бабен.

– Bulgari cобирается открыть сразу два собственных магазина в Москве: в этом году – в ГУМе, в следующем – отдельно стоящий. Зачем?

– Россия – это стратегический рынок для товаров класса люкс. Имея собственный магазин, вы можете гораздо лучше реализовать потенциал рынка. Например, это касается ассортимента – вы можете представить гораздо более обширный ассортимент в собственном магазине, в то время как ваш партнер может испугаться взять на себя риск по каким-то позициям. Во-вторых, гораздо эффективнее вкладывать в развитие собственных сотрудников, чем сотрудников партнера, который запросто может отправить их работать на другой бренд. В-третьих, имея собственный магазин, мы имеем прямой контракт с российскими покупателями и начинаем гораздо лучше понимать их, чем они отличаются от немцев, французов или американцев.

Конечно, у нас есть серьезная репутация в России, но, открывая собственные бутики, мы хотим поднять ее на новый уровень. Программа по перезапуску Bulgari в России рассчитана на два-три года и будет включать в себя множество интересных событий с тем расчетом, что когда у покупателя из России возникнет желание купить ювелирное украшение или часы, это должна быть марка Bulgari.

– Сколько вы собираетесь вложить в эту программу? 

– Точной цифры сейчас нет, но речь совершенно точно идет о миллионах евро. Просто открытие бутика и закупка для него ассортимента – это уже миллионные инвестиции.

– И экономический спад в России вас не пугает?

– Если боишься, то нельзя работать в нашем бизнесе. Сегодня замедление в России, завтра, может быть, в Китае, послезавтра – пузырь в Америке… Это жизнь. Да, сегодня Россия замедляется, потому что цены на нефть упали, но мы верим, что Россия есть и будет важнейшим рынком для товаров класса люкс. Потому что у страны богатая история, у ее жителей – развитый вкус и естественная потребность покупать люксовые товары. Так что да, сегодня Россия замедляется, но нужно быть безумцем, чтобы и в сегодняшних условиях не сохранять проактивную политику в России – она была и останется важнейшим рынком.

– Вы пришли в компанию Bulgari из TAG Heuer в 2013 году. Что вы с тех пор изменили в Bulgari, что нет и почему?

– Bulgari – это компания с прочными традициями и сильной корпоративной культурой, которой управляла одна семья на протяжении 130 лет. Но, возможно, этой компании стоило быть более открытой к остальному миру, а сотрудникам компании стоило предоставлять больше предпринимательской свободы. И я попробовал дать людям максимально возможную свободу, чтобы они могли реализовать свои таланты. Предварительно определив приоритеты и направив на них больше ресурсов: больше ресурсов на ювелирные украшения, на часы, больше ресурсов на дизайн, на коммуникации, на события… Полагаю, что именно это способствовало нашему росту и позитивному возбуждению, которое царит как вокруг бренда Bulgari, так и внутри компании.

– Какое у вас сейчас соотношение в продажах между ювелирными украшениями и часами и какого вы хотите достичь?

– Конечно, наше наследие – это ювелирные украшения и ювелирный бизнес: Сотирио Булгари создал Bulgari в 1884 году именно как ювелирную компанию. 30 лет спустя она сделала первые ювелирные часы. Так продолжалось до 1975 года, когда компания представила часы Roma и вошла, таким образом, в часовой мейнстрим. Таким образом, рост нашего часового бизнеса должен лимитироваться тем, что мы ювелирный бренд, и при всем при этом Bulgari – один из самых сильных швейцарских часовых брендов.

Исторические украшения Bulgari можно увидеть на выставках, проходящих в Италии и Японии

В отчетности LVMH за прошлый год мы отмечены как один из наиболее успешных брендов группы с точки зрения продаж и прибыльности. Мы сильно выросли и ювелирных украшениях, и в часах – больше, чем вырос экспорт швейцарских часов в целом, – и в аксессуарах.

Часы дают нам 25% бизнеса, но Bulgari – это большая компания, так что даже четверть большого пирога – это очень много, по размеру наш часовой бизнес сравним со многими сугубо часовыми марками. Мы уже очень близки к тому, чтобы войти в топ-10 швейцарских часовых брендов – благодаря тому, что показали очень сильный рост в прошлом году. А этот год начался еще лучше.  

– За счет чего?

– Во-первых, благодаря новой коллекции Lucea. Во-вторых, благодаря появлению во всех наших коллекциях – Octo, Bulgari-Bulgari, Diva, Lucea – часов из золота и стали – до этого такой комбинации у нас не было. Плюс часы из белого золота, где мы до этого тоже не присутствовали. 

Bulgari-Bulgari – это часы для «логоманьяков», и таких много. Но есть и противоположная категория покупателей, которая не гонится за логотипами, и им адресована Lucea. Таким образом, никакой каннибализации между Lucea и Bulgari-Bulgari. Продажи Serpenti также хорошо растут, потому что мы пополнили эту коллекцию большим количеством новинок.

И тем не менее основной рост продаж обеспечили ювелирные часы и ювелирные украшения как таковые.

– Потенциал у мужских ювелирных изделий вы видите?

– Да. У нас мужских ювелирных украшений пока нет, но можно представить себе мужские браслеты; мы видим, что некоторые версии [женских] часов B.Zero01 уже носят мужчины. Но потенциал у мужских ювелирных украшений, на мой взгляд, не более 10% от рынка женских украшений. Так что в ближайшие годы мы будем массивно инвестировать в женские украшения и лишь затем займемся мужскими, так как рынок не слишком велик.

– Возглавляя компанию TAG Heuer, вы запустили очень успешную линию очков под этим брендом. У Bulgari тоже существует коллекция очков, будете ли вы развивать этот бизнес? И другие аксессуары под брендом Bulgari?

– Я думаю, что аксессуары несут тот же [культурный] код, что и ювелирные украшения, – и наши сумки Serpenti или Bulgari-Bulgari это хорошо подтверждают, поскольку в дополнение к красивым часам и украшениям дама хочет и красивую сумку. Конечно, речь идет не про офисные сумки – у них другие цели и задачи. Мы специализируемся на вечерних аксессуарах – это нишевый продукт, но совершенно естественный для Bulgari.

– Почему вы прекратили выпуск часов под марками Daniel Roth и Gerald Genta? Неужели ничего в вас не екнуло – ведь это имена великих часовщиков?

– Когда мы покупали эти компании, то делали это не ради брендов, а ради их мастеров и ради их ноу-хау. Так что никакого смысла сохранять эти бренды не было – нам надо фокусироваться на собственном бренде, Bulgari, не распыляя инвестиции на множество марок. Бренды Daniel Roth и Gerald Genta нам по-прежнему принадлежат, но мы не хотим использовать их.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать