Статья опубликована в № 1802 от 16.02.2007 под заголовком: ОТ РЕДАКЦИИ: Сила партии

От редакции: Сила партии

Предложение депутатов от “Справедливой России” карать за принуждение к вступлению в политическую партию только на первый взгляд кажется смешным.

Законопроект об установлении административной ответственности за принуждение к вступлению в политическую партию устанавливает штраф для граждан в размере от пяти до 10 МРОТ, а для должностных лиц – от 20 до 30 МРОТ. По словам лидеров справедливороссов, речь идет о “принуждении к вступлению в политическую партию, в том числе путем насилия или угрозы применения насилия либо с использованием зависимого положения принуждаемого”. Инициатива, видимо, должна выглядеть так, будто она исходит от партии, созданной снизу и существующей много лет: направлен законопроект против “Единой России” – партии власти, созданной сверху, имеющей самый мощный административный ресурс и во многом благодаря ему – самую большую численность (по данным сайта партии, 1 315 000 человек. Личный состав “Справедливой России” приближается к 400 000).

Конечно, остальные участники политического процесса с иронией отнеслись к инициативе “Справедливой России”. Они говорили о том, что балласт никому не нужен, или о том, что установить факт насилия при вступлении в партию очень сложно. Но никто не сказал главного: без насилия в нынешней ситуации построить такой важнейший демократический институт, как партия, просто невозможно. По данным прошлогоднего опроса фонда “Общественное мнение”, две трети россиян (67%) не являются сторонниками какой-либо партии, 79% исключают для себя возможность лично вступить в какую-либо партию, 10% такую возможность допускают и лишь 2% уже состоят в партиях. Роль партий в жизни страны 32% оценивают как значительную, а 46% – как незначительную. По данным “Левада-центра”, индекс доверия к партиям (разность между числом опрошенных, выразивших полное доверие и полное недоверие) в последние годы колеблется между -37 и -31. Это даже ниже, чем у милиции (-24) и прокуратуры (-11). О каком добровольном комплектовании может идти речь? Железной рукой придется загонять людей в партии, иначе мы никогда не построим партийную систему.

Но еще важнее то, что пресловутое “насилие” может осуществлять только партия, которая имеет реальный административный ресурс, т. е. возможность неотвратимого наказания ослушавшегося. В чем состоит наказание? Как правило, в перекрывании карьерных и финансовых перспектив для того, кто отказался. Отсюда диалектически вытекает поощрение для того, кто согласился, а именно подтверждение карьерных и финансовых перспектив. Собственно политические карьерные перспективы при этом не слишком привлекательны, так как партии в России не допущены к реальному управлению и не являются кадровым резервом для власти. Но возможность спокойнее вести бизнес они дают.

При этом финансовое положение партии, электоральный успех и в конечном счете продолжительность ее жизни напрямую зависят от полученного и добытого административного ресурса. Совершенно очевидно, что “Справедливая Россия”, как “левая нога” власти (если верить Владиславу Суркову), по своей природе ничем не отличается от “правой” – “Единой”. Просто в данный момент в силу относительной молодости и недоразвитости у нее административного ресурса меньше. Но приумножение его – единственная цель партии. Приумножив, она будет использовать те же методы кадровой политики, что и “Единая”.

Вообще, добыча административного ресурса и кадровый рост партии – параллельные и взаимосвязанные процессы. Чем больше ресурс, тем выгоднее вступать, чем больше число членов – тем больше цена партии, выражаемая в административном ресурсе. Впрочем, цена партии может быть конвертирована и в твердую валюту. Вчера, например, одному сотруднику редакции прислали объявление о продаже политической партии. Партия небольшая, но под ключ, офис в Москве, $400 000, возможен торг.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать