Мнения
Бесплатный
Андрей Колесников
Статья опубликована в № 2816 от 23.03.2011 под заголовком: Политэкономия: Сетевая демократия в офлайне

Дуэль блогера с офлайном

Онлайновая демократия, конечно, самоценное явление. И как ни относись к Алексею Навальному, его феномен – это прежде всего концентрированное выражение сетевой демократии. Он – этакий президент виртуального пространства. Но возникает эта демократия нового типа ровно потому, что в реальном мире, за пределами экранов и дисплеев, не работает офлайновая демократия.

В дискуссии Алексея Навального и Ярослава Кузьминова увидели все, что угодно: бессмысленный спор, осмысленный спор, пиар блогера, его борьбу с вредоносными «вышкинцами», продавшимися чиновникам и единороссам. Все, кроме того, что онлайн и офлайн сделали шаг навстречу друг другу. Не исключено, что это первый и последний шаг. Но тогда тем более масштабными представляются личности дискуссантов.

Ректор ВШЭ в буквальном смысле опустил первого блогера России на землю. Даже заставил поменять язык: пост, в котором Кузьминов обвинялся чуть ли не в коррупции, был развязным и хамским, как и положено в блогосфере, живущей по принципу «попало дерьмо в вентилятор»; пост, который Навальный разместил после дискуссии, был сдержанным и интеллигентным, как и положено в беседе с оппонентом без посредничества сети. Оказалось, что недостаточно обвинить – нужно разобраться в проблеме. А проблема сложная. Больше того, она не решается обвинением ректора в коррупции. Коррупции, которой нет.

Навальный это прекрасно понимает. Это грамотный, образованный, блестящий персонаж с разного рода амбициями. Но вот в чем беда: не понимает многосложности этой самой действительности значительная часть той аудитории, которая идет за Навальным. Они не готовы разбираться в проблеме, в их черно-белом мире и Кузьминов – продажный чиновник и единоросс. И в этом, кстати говоря, прямая вина Навального.

В чем реальное достижение блогера? В том, что он вынес привычно закрытую дискуссию, внутриведомственный спор, с которым разбираются в кабинетах министерств и обсуждают в пошлой роскоши Белого дома, на публичное обсуждение. Сделал он это, правда, только после того, как его вызвал на дуэль Кузьминов, но какая теперь разница. Если бы по каждому спорному законопроекту и сомнительной инициативе чиновники, в том числе честные и высокопрофессиональные, вынуждены были объясняться публично, хотя бы перед интернет-аудиторией, возможно, в воздухе запахло бы демократией. И штамповать законы, в которых сидит чей-то финансовый интерес, было бы сложнее: сеанс разоблачения лоббизма – зрелище не очень-то популистское, но чрезвычайно полезное для общества.

Между блогерами и деятелями из реального мира висит железный занавес в виде экрана компьютера. И если начать его хотя бы приоткрывать, ответственность обеих сторон за то, что одни говорят (пишут), а другие делают, резко увеличилась бы. В конце концов реальные решения принимаются в реальном же, офлайновом мире. И у сети должны быть инструменты для влияния на офлайновый мир. Оба мира должны сблизиться. Технология сближения предъявлена. Остается только научиться ею пользоваться. В этом-то и состоит следующая ключевая проблема.

Выбор редактора
Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать