Статья опубликована в № 3109 от 25.05.2012 под заголовком: От редакции: Египетская сила

От редакции: Египетская сила

Исход президентских выборов в Египте неясен. Высокая активность египтян обернулась очередями на избирательных участках. После второго дня голосования местные и зарубежные эксперты согласны, что назначенного на 16–17 июня второго тура не избежать. На пост главы государства претендуют 13 кандидатов, пятеро из них считаются фаворитами. После народных волнений и смещения Хосни Мубарака страна выбирает не только президента, но и направление будущего развития: гражданское светское государство (предыдущие три президента были военными), переход власти к исламистам или смягченный военный режим.

Исламисты, завоевавшие большинство на парламентских выборах, разобщены. Партию свободы и справедливости (ПСС) – политическое крыло «Братьев-мусульман» – трудно обвинить в радикализме. Директор Института Африки РАН Алексей Васильев в статье «Египет после выборов» отмечает, что предвыборная программа ПСС отвергала построение теократического режима и утверждала необходимость разделения властей. Ее лидеры обещали соблюдать права национальных и религиозных меньшинств и заявляли о равноправии между мужчинами и женщинами. Претендент от ПСС, Мухаммед Мурси, получил образование в США.

Исламисты-либералы, утверждающие совместимость западной демократии и ислама, и уже не такие радикальные салафиты (заявили, что готовы к переговорам с Израилем) также участвуют в кампании, ослабляя позиции Мурси. Ключевой оппонент исламистов, бывший секретарь Лиги арабских государств Амр Муса, дистанцировался от диктатора, но в октябре Мусе исполнится 76 лет. Экс-премьер Ахмед Шафик обещает навести порядок, но ему могут повредить генеральский чин и министерская должность во времена Мубарака.

Победителю на выборах придется договариваться с армией, которая в годы правления Мубарака контролировала туризм и иные прибыльные отрасли экономики. Возможно, военные, подобно советской номенклатуре начала 1990-х, откажутся от власти в обмен на гарантии собственности. Пример Египта доказывает: долгая жесткая диктатура не может ликвидировать группы, выражающие недовольство несменяемой и коррумпированной властью. Но переход оппозиции из подполья в публичную политику смягчает радикализм ее требований.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать