Статья опубликована в № 3893 от 12.08.2015 под заголовком: От редакции: Смена рычага

Контролируемая либерализация

Решение Пекина девальвировать юань свидетельствует не об ослаблении регулирования, а о смене механизмов контроля

Решение Народного банка Китая девальвировать юань свидетельствует не об ослаблении регулирования, а о смене механизмов контроля.

Само решение ориентироваться при установлении оценочного курса на конец предыдущей сессии выглядит как рыночная мера. Китайское руководство традиционно критикуют за одержимость стабильностью и нежелание проводить рыночные реформы, а потому такое решение могло бы стать важнейшей новостью. Но обстоятельства, в которых оно принято, заставляют реагировать сдержаннее.

Девальвация проведена в условиях сильнейшего за последние шесть лет замедления роста китайской экономики. По сравнению с прошлым годом китайский экспорт в июле снизился на 8,3% (экспорт в ЕС – на 12%). Решение Центробанка принято через несколько дней после того, как МВФ отложил решение о признании юаня одной из резервных валют (Пекин долго поддерживал стабильность юаня в надежде на это), отметив в отчете его недостаточную привязку к рыночным показателям. Теперь, когда решение отложено, девальвация может продемонстрировать готовность к либерализации.

Вопрос о реальной цене юаня много лет вызывает споры. США и МВФ говорят о том, что Китай намеренно занижает курс национальной валюты для поддержки своих экспортеров. Но именно сейчас Китай нуждается в девальвации: по мнению экспертов Oxford Economics, для улучшения положения в денежной сфере до уровня 2014 г. необходима девальвация на 10–15%. По словам эксперта Московского Центра Карнеги Александра Габуева, оценка «справедливого» курса зависит от интересов сторон. Американскому бизнесу важны конкурентные преимущества, Китаю – стимулирование внутреннего потребления.

Китайское руководство оказывается перед дилеммой. Стратегически ему важно наращивать долю внутреннего потребления, а для этого нужен сильный юань. Но падение экспорта (почти 200 млн человек, занятых в этом секторе, компактно размещены в приморских провинциях) чревато закрытием фабрик и социальными волнениями. А социальных волнений Пекин боится больше всего. Курс – это слишком важный инструмент, чтобы сейчас выпустить его из рук.

По словам Габуева, решение Народного банка свидетельствует не о либерализации, а о переходе к другому типу контроля. Народный банк не отказывается от контроля за счетом капитала, сохраняя много инструментов влияния на «рыночный» курс, прежде всего интервенции. Внутренний рынок почти закрыт для внешних инвесторов, так что повлиять на ситуацию «рынок», как на рубль, не может.

Опасения, что девальвация юаня приведет к сокращению спроса на сырьевые товары, уже спровоцировали снижение мировых цен на нефть и металлы. Нефть марки Brent упала на 2,6% ниже уровня закрытия в понедельник. По словам аналитиков, этот эффект краткосрочный. В долгосрочном плане влияние на сырьевые цены окажут не ожидания сокращения китайского спроса, а то, как скажется девальвация на росте китайской экономики.

Выбор редактора