Честное лучше, чем умное

Оппозиционное «Умное голосование» сработало на партию власти, но дорогой ценой
Максим Стулов / Ведомости

После прошедших выборов в самых разных регионах начался интересный процесс, связанный с «Умным голосованием» (УГ). Где-то кандидаты, избранные с его помощью, вступают во фракции «Единой России». Где-то публично опровергают роль УГ в их избрании. А где-то попросту отменяются результаты выборов по округу. Параллельно в СМИ и соцсетях продолжается игра с цифрами – сколько людей пришли на выборы, каков процент и почему. Выглядит так, как будто реализуется единая большая задача – любой ценой обнулить или хотя бы свести к минимуму эффект УГ. Ничто так не отравляет внутриполитическую жизнь в стране, как сложившееся в административной картине мира разделение оппозиции на «системную» и «несистемную».

К ним как относятся? Первые – заблудшие овцы, популисты, карьеристы, но в общем-то тоже небесполезные люди; они есть – протестным избирателям есть за кого голосовать. Вторые – враги, агенты, шпионы и ниспровергатели; и им не то что побеждать, даже участвовать в выборах ни в какой форме нельзя позволить.

Но «враги» хитры и коварны. Они же вот что придумали: ладно, нас самих не пускают, ну а мы тогда публично поддержим тех «системных», кого допустили и кто имеет шансы. А когда те выиграют, мы скажем, что это благодаря нам. Это и есть «Умное голосование».

А дальше запускается вот какая механика. Теперь любой провинциальный предприниматель, выставившийся от КПРФ или «Пенсионеров России» в далеком сибирском райцентре – и попавший, на свою беду, в списки УГ, – считай, почти такой же «враг», как сам Навальный. В известных кабинетах включаются скрипты «лечь грудью» и «любой ценой». Ложатся, платят, звонят всем и вся, нагибают и выпрямляют, находясь в постоянном страхе, что им прилетит сверху за то, что упустили ситуацию. И, главное, им теперь в результате психологически проще перестраховаться на домашнем голосовании, чем положиться на реальное волеизъявление. Враг же у ворот, отечество в опасности.

Теперь уже лидеры думских партий бьют в колокола – видя, что творится с их кандидатами по всей стране. Зюганов, Жириновский и Миронов даже запросили встречу с президентом по этому поводу. СР внесла в Думу законопроект об отмене трехдневного голосования. И, судя по всему, за это выступают вообще все парламентские и непарламентские партии – кроме, разумеется, «Единой России».

Именно наличие фактора «врага» – главное алиби для бесконечных злоупотреблений и нарушений. Пожилая женщина на школьном УИКе в Нижнем Новгороде, которая на видео, сделанном наблюдателем от «Новых людей», потихоньку подменяет папки со списками избирателей, делает это не только потому, что ей приказали и/или заплатили. Еще и потому, что она знает: есть Большая Государственная Задача. Победить должны те, кто надо. А кто не надо – не должен. И о том, что это Задача, знают тысячи и тысячи таких же женщин по всей стране.

Проклятая заграница, со своей стороны, не устает помогать. В нескольких британских изданиях единственная новость о прошедших в России выборах – там-то и там-то победили «сторонники Навального». Это как раз про тех самых сибирских предпринимателей, шедших от системных партий и попавших в списки УГ. Но кто ж у них там будет разбираться.

Экстраполируя, можно прийти к удивительному выводу. Главный бенефициар УГ в масштабах всей страны – это партия «Единая Россия», получившая по итогам единого дня голосования три четверти всех разыгранных мандатов. Враг не прошел. Система справилась. Понятное дело, очень высокой ценой. Самая болезненная составляющая этой цены – явка на выборах, которая вновь упала и уже много лет от кампании к кампании продолжает падать. Даже несмотря на трехдневный формат. Случилось закономерное: люди попросту перестали брать билеты на этот патриотический спектакль.

Вот что я предложил бы всем системным партиям, «старым» и «новым». Со времен местничества в Московской Руси нет более традиционной и любимой русской забавы, чем игра в списки – кто вошел, кто не вошел, кого исключили. Именно поэтому с таким азартом все – и борцы с системой, и она сама – включились в игру с УГ. Что из этого следует? Да очень просто: свое надо делать. Ничто не мешает партиям собраться на какой-нибудь нейтральной площадке и заключить пакетное соглашение – и по Госдуме, и по областным и муниципальным кампаниям.

В прошлый раз, в 2016-м, такая инициатива исходила от ЕР (на самом деле – от администрации президента), отдавшей ряд округов сильным оппозиционным кандидатам. Но в этот раз партия власти устами своих руководителей уже заявила, что ни с кем договариваться не будет и выставит своих кандидатов вообще везде. Ну и отлично. Значит, можно собраться и договориться всем остальным – на гораздо более выгодных, чем у монополиста, условиях. И не только по самим спискам, но и по координации усилий по организации наблюдения, контроля за ходом голосования, подачи жалоб и юридической поддержки.

Назвать это все, например, «честным голосованием». Пусть умные – с умными, а мы будем с теми, кто за честные выборы. С той основной идеей, что пока «система» и «несистемные» с двух сторон ломают легитимность, мы – ответственная оппозиция – будем с теми, кто ее защитит.

Но это, конечно, для тех, кому смелости хватит самим что-то сделать. А не только к президенту бегать жаловаться.