Мнения
Бесплатный
Кирилл Харатьян
Детали / Цитата недели
Статья опубликована в № 4267 от 21.02.2017 под заголовком: Цитата недели

Две логики

В России работает логика Путина, в США – логика президента
Президент Трамп дал четко понять, что он ждет от России содействия в деэскалации ситуации на Украине и возвращения Крыма.
Шон Спайсер, пресс-секретарь Белого дома

Как-то раз в одной компании, очень даже российской, распределяли материальные блага – а именно автомобили: директора департаментов должны были их получить в бесконтрольное пользование с правом выкупа по остаточной цене. Департаментов было три, директоров – три, машин – три; но один из директоров машины не получил, потому что ее получил заведующий снабжением, важный сотрудник, пообещавший уволиться, если не дадут машину.

Когда пораженный в правах директор сунулся к начальству с вопросом, чего это его обделили, не такой же ли он, как и два его топ-коллеги, ему ответили: такой же; но тут другая логика.

Вот эта самая «другая логика», т. е. определенного рода небрежение законами и правилами, хорошо бывает заметна в российской политической практике. Регулярно обнаруживаются люди, которые получают несколько больше, чем им полагается, – по «другой логике»; к которым, по ней же, – особое отношение в органах и присутствиях; которые от этого делаются чуть более значительными в целом и позволяют себе всякое.

Не буду конкретизировать, любой россиянин понимает, о чем тут речь.

С президентом США Дональдом Трампом, мне кажется, у наших получилась загвоздка ровно потому, что наши, привыкши рассчитывать на «другую логику», распространили расчет и на чужую страну. И пока Трамп еще не вступил в президентство, он – как мне виделось – с удовольствием и пользовался той самой «другой логикой», ровно потому, что не отвечал за слова в полной мере.

Распознав в нем брата, и не без оснований, наши решили, что так будет всегда, может, даже подумали, что Америка побеждена, переехала в иную (прошу прощения) политическую парадигму.

Отсюда, кстати, и его феноменальная, хотя и нарочно раздутая, популярность в российских средствах массовой информации: он как человек, как система взглядов был близок и понятен современной российской официальной журналистике.

Но – нет, не новая парадигма. Все та же.

Вот предположим на секунду (быть не может, конечно, просто фантазирую), что президент Путин после избрания на следующий срок решит признать независимость Косова – хотя в политической элите России и существует консенсус: не признавать. Можно делать ставки, сколько не дней, а часов или даже минут займет новый консенсус: все сразу поймут, возникла другая логика.

Президент Трамп имеет радикально иные представления о действительности, чем президент Оба­ма, – и однако, судя по высказыванию Шона Спайсера, не может перейти к другой логике: осетрина бывает одной свежести. Он самый влиятельный человек в мире – а переступить через какие-то там уложения не в силах.

Может, кстати, потому и логичны внешнеполитические успехи президента Путина – если считать их успехами, конечно.