Статья опубликована в № 3237 от 23.11.2012 под заголовком: Советы консультанта: Мы учимся, только теряя собственные деньги

Зампред правления банка "Открытие": "Я «попал», кажется, везде, где только было можно!"

Любой инвестор теряет какие-то деньги. И со мной такое происходило не раз.

С ценными бумагами мне почему-то не везло. Все началось еще в молодости. В 1991 г. я купил в Южно-Сахалинске ваучеры, поехал продать в Новосибирск, где выяснилось, что на части из них неправильно поставлены печати. Я разозлился – выкинул эти ваучеры в лужу и растоптал, как будто кто-то виноват. А ведь на тот момент это была вся моя прибыль.

Более или менее приличные деньги я начинал инвестировать в фондовый рынок в 1997 г., но тоже неудачно. После дефолта 1998 г. у всех были ожидания конца света, и я продал бумаги в несколько раз дешевле, чем купил. Потом я долго ждал подходящего момента для входа в рынок. И когда в 2008 г. все пошло вниз, я, радостный, стал покупать российские акции, но они подешевели еще в 2 раза. Я долго ждал, пока эти вложения выйдут в ноль и, как только бумаги подорожали на 15%, практически все продал. А акции выросли еще раза в 1,5.

Я «попал», кажется, везде, где только было можно! Весной 2010 г. я купил бумаги BP – а на следующий день взорвалась вышка в Мексиканском заливе; инвестировал в E.On – произошла авария на АЭС «Фукусима-1». Немцы – и вся Европа – решили закрывать атомные электростанции, и цена акций E.On упала в 2 раза. Конечно, потом она выросла. Тревожный инвестор мог бы сойти с ума!

У меня просто нет времени постоянно следить за рынком, поэтому я не занимаюсь спекуляциями вообще. Когда вижу, что цена сильно падает и вероятен рост, просто покупаю и держу.

В среднем инвестиции в акции за последние лет 10 приносили мне порядка 8–10% годовых. Лучшие результаты дали дивидендные бумаги с высокой волатильностью при правильно угаданном коридоре изменения цены – телекомы и энергетика из России и Европы.

Не исключено, что я мог заработать больше на депозитах. Но если бы я не сделал этих вложений, то, обладая другими суммами и управляя деньгами клиентов, возможно, потерял бы гораздо больше. Теперь, инвестируя собственные средства, я принимаю повышенный риск, но с деньгами клиентов работаю очень осторожно.

Я часто и много инвестировал в небольшие региональные компании различных секторов (оптовая и розничная торговля, производство, сельское хозяйство) и пришел к выводу: если ты не контролируешь предприятие целиком, то лучше в него не вкладывать. Потому что простое участие в доле – вещь в России очень опасная. Мои инвестиции в такие предприятия редко были удачными – 1 из 10. Но они позволили мне узнать, как устроен и функционирует их бизнес, в чем особенности той или иной отрасли.

Больше я никогда не стану вкладывать в сельское хозяйство и производство. На первом мне никогда не удавалось заработать, второе – слишком сложный бизнес, требующий постоянного внимания и контроля.

Пожалуй, единственный бизнес, который инвестор может как-то контролировать, – это недвижимость. Я начал активно вкладывать в арендную недвижимость – street retail – в 2000–2001 гг. В 2002 г. я купил объект за $1 млн в Новосибирске, а в 2005 г. – на эту же сумму в Москве. Оба объекта потом доросли до $5 млн. Эти активы сохранились у меня до сих пор, они оказались наиболее эффективным вложением – в первые после покупки годы они приносили 25% годовых.

Но и здесь есть свои минусы. Покупая первый объект street retail, я считал, что все будет просто: купил, сдал в аренду, коммунальные платежи переложил на арендаторов – и никаких затрат! Но я не учел таких тонкостей, как постоянный ремонт, благоустройство, содержание штата, а также быстро меняющаяся среда, ненадежные арендаторы, рейдерство, наконец. В России любой инвестор сталкивается с ним хотя бы раз.

Именно поэтому возникла идея инвестировать в зарубежную недвижимость, в частности в доходный дом в Берлине. Жители Германии предпочитают не покупать, а всю жизнь снимать жилье, поэтому около 50% жилья – арендуемое. Сдача в аренду доходных домов приносит стабильный годовой доход порядка 5–7% в валюте. У нас сейчас сдавать жилье в аренду менее выгодно, чем даже размещать средства на депозитах. Средняя трешка в Москве стоит 16 млн руб., сдать ее можно за 60000 руб., т.е. под 4,5% годовых. Заработать больше можно только на росте стоимости недвижимости, но квадратные метры теперь особо не дорожают.

Я пытался инвестировать и в Швейцарии, но там от покупки недвижимости выигрывают только граждане страны, а для иностранных инвесторов условия не самые хорошие: налог на приобретенную недвижимость и коммуналка отбиваются арендной платой только на 50–60%.

В Европе я пробовал входить в небольшой гостиничный бизнес, но инвестору он приносит ровно ноль – вся прибыль уходит на зарплату управляющего.

И тем не менее у любой европейский недвижимости есть большой плюс: ее у вас никто никогда не отнимет.

Сейчас порядка 70% моих денег вложено в недвижимость, остальное – в ликвидные активы: акции, деньги.

Как инвестор, случалось, я терял все. А это хороший опыт, ведь по-настоящему мы учимся, только когда расстаемся с собственными деньгами.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать