Недвижимость
Бесплатный
Джудит Эванс

Коррупционеры используют офшоры для покупки домов в Лондоне

Это могло способствовать росту цен на недвижимость в британской столице на 50% с 2007 года

Примерно 75% лондонцев моложе 35 лет не могут позволить себе приобрести жилье в британской столице. Но, согласно документам, обнаруженным у панамской юридической фирмы Mossack Foncseca, покупка жилья в Лондоне через офшорные компании не представляет проблему для людей, подозреваемых в коррупции за рубежом. Среди них приближенные сирийского президента Башара Асада, сын бывшего президента Египта Хосни Мубарака и сенатор из Нигерии. Этот феномен способствовал тому, что цены на жилье в Лондоне выросли на 50% с 2007 г.

«Мы считаем очень вероятным то, что приток коррупционных доходов привел к росту цен на рынке недвижимости», – говорит Рэйчел Дэвис из Transparency International. Дональд Тун из Национального агентства по борьбе с преступностью (NCA) в прошлом году зашел еще дальше, утверждая, что «лондонский рынок недвижимости перекошен из-за отмывания денег». По его словам, цены «искуственно задраны из-за зарубежных преступников, желающих скрыть свои активы в Великобритании».

С 2004 г. в Великобритании предметом уголовных антикоррупционных расследований стала недвижимость на общую сумму 180 млн фунтов ($254 млн), по данным Transparency International за 2015 г. Большая часть этих объектов была приобретена при помощи подставных компаний из офшорных налоговых гаваней, например Британских Виргинских островов (BVI). Но это, возможно, «лишь малая часть от общего» объема недвижимости, которая могла быть приобретена на деньги, полученные коррупционерами разных стран, отмечает организация. Сейчас иностранным компаниям, по данным Земельного реестра Великобритании, принадлежит 100 000 объектов недвижимости в Англии и Уэльсе.

Такой способ владения может быть выбран из налоговых соображений, но также и для обеспечения анонимности владельца (в зависимости от того, где зарегистрирована компания). Согласно Transparency International, почти 10% домов и квартир в лондонском районе Кенсингтон и Челси принадлежит компаниям из таких «тайных юрисдикций», как BVI, остров Джерси и остров Мэн. «Британскую недвижимость можно приобрести анонимно, а процедуры проверки на отмывание денег обойти относительно легко. И вы можете быть уверены в безопасности своих инвестиций, если вкладываете деньги в люксовую недвижимость в Лондоне, – утверждает Дэвис. – Все это происходит из-за пробелов в британской системе по борьбе с отмыванием денег».

Как ваяснилось из утечки «панамских документов», британский бизнесмен Сулейман Маруф, один из приближенных Асада, чьи активы в Европе были заморожены в 2012-2014 гг., владеет в Лондоне люксовыми квартирами общей стоимостью почти 6 млн фунтов через компании с BVI. Семье покойного министра внутренних дел Сирии Гази Канаана принадлежит дом в районе Бэттерси стоимостью 1,2 млн фунтов, писала The Guardian. Алаа Мубарак (сын бывшего президента Египта Хосни Мубарака), сидевший в 2015 г. в тюрьме по обвинениям в коррупции, владеет недвижимостью стоимостью 8 млн фунтов в районе Найтсбридж. Кроме того, председатель сената Нигерии Букола Сараки, обвиняемый на родине в сокрытии активов, имеет два дома в Белгравии, в том числе через компании, акционерами которых являются его жена и бывший помощник. Сараки отрицает обвинения и утверждает, что декларировал активы в соответствии с законом. И это лишь часть зарубежных политиков и близких к ним людей, имеющих дома в Лондоне.

Агенты по недвижимости и юристы, участвующие в подозрительных сделках, могут предупреждать о них NCA, чтобы оно провело расследование. За год по сентябрь 2015 г. число таких предупреждений со стороны риэлторов выросло вдвое до 355, но за этот период было совершено более миллиона сделок купли-продажи недвижимости. «Люди не относятся к отмыванию серьезно. Наша задача не в том, чтобы самим судить, мы должны предупреждать о сделках, требующих большей проверки», – отмечает риэлтор Генри Приор.

Министры проводят консультации по поводу большего раскрытия информации о конечных бенефициарных владельцах компаний. Но специалисты утверждают, что от этого мало пользы, пока информация не станет публичной и не будет включать компании из налоговых гаваней. После утечки панамских документов критики усилили давление на премьер-министра Дэвида Кэмерона. «Ему следует объявить о сроках создания государственной базы данных, включающей британские заморские и коронные территории», – говорит Дэвис.

Рынок недвижимости рискует вернуться «во времена дикого Запада», считает Приор. По его словам, Великобритания может гордиться законами, делающими владение и операции с недвижимостью в стране безопасными, – отсюда и ее привлекательность. Но «когда происходят подобные вещи, мы сильно рискуем, не обращая на них внимание», говорит Приор.

Перевел Алексей Невельский