Статья опубликована в № 4200 от 10.11.2016 под заголовком: «Мы были богатой страной. Мы уже не богатая страна»

«Мы были богатой страной. Мы уже не богатая страна»

Правительства, политики, бизнесмены, пресса во всем мире гадают, какой будет жизнь с новым, 45-м, президентом США – непредсказуемым Дональдом Трампом

Америка показала, каким может быть и к чему привести протестное голосование в демократической стране. Успех Дональда Трампа – это результат выбора из двух зол, предложенного американцам. «Около полувека назад в США началось активное движение за свои права среди разных групп населения, а на рубеже веков они получили в свое распоряжение интернет, в результате технологический феномен наложился на культурный. Люди чувствуют себя вправе критиковать правительство, и их поддержка Трампа отражает в том числе и этот феномен», – говорила ранее «Ведомостям» профессор Гарвардского университета Барбара Келлерман.

«Лучшее в Трампе то, что он не профессиональный политик, – поделился с FT один из его советников перед голосованием. – А худшее – что он не профессиональный политик. Но как бы то ни было, его не изменишь».

Политический советник республиканцев Рэй Макнэлли ранее говорил «Ведомостям», что успех Трампа был удивительным как для него самого, так и для большинства республиканских консультантов: «Мало кто из нас принимал его всерьез, большинство думало, что он покинет гонку уже в самом начале. Но он сумел проникнуться эмоциональным самоощущением американцев, многие из которых чувствуют себя неприкаянными и заброшенными правительством, истеблишментом и обеими политическими партиями. Для них грубовато-прямолинейные речи Трампа были как антидот. И в отличие от предыдущих президентских выборов на этих им был действительно предложен выбор: между популистом-аутсайдером и кандидатом, который больше 30 лет был частью политического истеблишмента.

Профессионалка и антипрофессионал

Корреспондент FT Джиллиан Тетт посетила места в Нью-Йорке, которые Хиллари Клинтон и Трамп выбрали, чтобы отпраздновать победу, каждый свою. Выбранный Клинтон «Явиц центр» и отель «Хилтон», где собирался праздновать Трамп, расположены примерно в миле друг от друга по прямой. Но разница в организации ошеломляет, призналась Тетт. У Клинтон все готовилось не один месяц профессионалами, сделано «крайне эффективно», но «обезличенно» – журналистка даже сравнила это с клиникой.

Подготовка к мероприятию Трампа оставляет ощущение полной импровизации и хаоса. Отель даже не освободили от всех туристов, а запутанная система навигации гостей через лобби представляет собой поспешно расставленные таблички. Еще не было ясно, кто победит, – а в одном из баров уже закончилась выпивка и подходили к концу запасы еды. Зато в воздухе разлит энтузиазм и все как-то очень человечно.

Похожими наблюдениями делился раньше, во время предвыборной кампании, политический консультант и доверенное лицо Трампа Роджер Стоун: «В огромном кабинете [в штаб-квартире кандидата] царил хаос: сам Трамп постоянно висел на телефоне, заходили какие-то люди с документами на подпись, помощники подсовывали записки <...> Это было безумно и круто, а он был средоточием активности, суперзагруженный, решительный».

Родом из детства

Трамп родился 14 июня 1946 г. в Нью-Йорке. Он был вторым из пятерых детей в семье, да и район был не самым престижным – Куинс. Но его отец был отнюдь не бедным человеком – миллионер, он занимался строительным бизнесом. «Трамп никогда не забывает, что у него корни из района Куинс, – рассказывал о нем FT Роджер Стоун. – Его отец Фред, как и сам Дональд, куда лучше себя чувствует в компании плотников или сантехников, нежели богачей. Он [Дональд] единственный миллиардер, кого я знаю, не принадлежащий к элите».
Талант шоумена во многом Трампу достался от его матери, которая к тому же была «чертовски умна», как он сам писал в книге «Искусство заключать сделки» 1987 г. Она же приучила его зачесывать волосы наверх, подшучивал The New Yorker.
Юный Дональд не увлекся ни разгульной жизнью, ни алкоголем, ни сигаретами из-за брата Фредди, старше его на восемь лет, пишет The New York Times: тот не знал меры ни в чем и в 1981 г. в возрасте 43 лет скончался от алкоголизма. Фредди терпеть не мог недвижимость – решил стать пилотом и даже успел поработать на Trans World Airlines. Возможно, наперекор автократичному отцу-трудоголику, предполагает газета. Так что любимым сыном, наследником империи стал второй по старшинству отпрыск – Дональд.
Но и у Дональда характер был не подарок: в школе он прослыл хулиганом, так что в 13 лет его отправили в военную академию Нью-Йорка NYMA. Поначалу он и там не отличался послушанием и в итоге отстал от одноклассников – те уже были лейтенантами, а Трамп все ходил в сержантах, пишет The Washington Post. Но уже тогда он хотел стать первым и догнал сверстников. Заодно получил первый опыт управления людьми – в последний год он стал капитаном группы кадетов, а затем его перевели на административную должность. Сами кадеты вспоминают, что Трамп умел делегировать полномочия и был дружелюбнее остальных командиров, мог даже похвалить, тогда как остальные только устраивали разносы. С другой стороны, Трамп в дополнение к правилам училища ввел для подчиненных и свои собственные правила, мало времени проводил со своей группой, зато регулярно являлся в училище то с одной, то с другой смазливой девицей, немало смущая других учеников.
Высшее образование Трамп начал в частном университете Нью-Йорка Fordham, но через два года перешел в Wharton Business School. Это было одно из немногих учебных заведений, где были курсы по коммерческой недвижимости. Диплом 21-летний Трамп получил в 1968 г. К тому времени он уже вовсю работал на бизнес отца, фонтанировал идеями и в книге «Искусство заключать сделки» оценивал свое состояние тогда в $200 000 (почти $1,5 млн в нынешних деньгах). По итогам 2015 г. Forbes оценивал его состояние в $4,5 млрд, на 9 ноября – в $3,7 млрд. Однако Трамп не раз жаловался, что Forbes постоянно занижает оценку. В мае «Интерфакс» со ссылкой на избирательный штаб Трампа сообщал, что состояние бизнесмена превышает $10 млрд.

СвернутьПрочитать полный текст

Это была схватка между профессиональной политической элитой и непрофессионалом в политике, даже, можно сказать, антипрофессионалом, объясняет Тетт. Опытные мастера политической борьбы профессионально организуют мероприятия, корректируют общественное мнение на основе анализа данных и оперируют политическими сигналами. Проблема в том, что избиратели не живут в их мире. Они не верят, что в состоянии контролировать свою жизнь, нажав пару кнопок на смартфоне и сделав несколько звонков, многие ощущают себя заложниками обстоятельств. В их реальности близки и понятны и свободная манера поведения Трампа, и неполиткорректные высказывания, сделанные в порыве горячности. Трамп это понял. Он отказался от услуг аналитиков, телесуфлеров и даже от профессионального гримера. Последнее вызвало небольшую суматоху за кулисами во время третьих теледебатов: автозагар Трампа стал обесцвечиваться, придав его лицу нездоровый оттенок.

Кто выбрал Трампа

Основной избиратель Трампа – это белый мужчина за 45 лет без высшего образования. Такое впечатление складывается на основе данных экзитполов, которые провел ряд СМИ. BBC сообщает, что консорциум американских СМИ National Election Pool опросил около 25 000 человек: у Трампа 53% сторонников среди мужчин, 42% среди женщин, 58% среди белых, 8% среди чернокожих и 29% среди испаноговорящих. Среди тех, кто старше 45 лет, за Трампа 53%, среди 30–44 летних – 42%, среди 18–29-летних – 37%. Reuters/Ipsos, опросив около 45 000 человек, дает такую статистику (первая цифра – мужчины, вторая – женщины): за Трампа 63 и 52% белых, 13 и 4% чернокожих, 33 и 26% латиноамериканцев. Associated Press отмечает, что Трамп больше всего популярен у белых мужчин и женщин без высшего образования (за него среди них 70 и 60% соответственно), тогда как Клинтон опирается на женщин, меньшинства и молодежь.

О том, что сторонники Трампа – «люди старшего возраста, менее образованные белые мужчины с более низкими доходами», также говорила «Ведомостям» исследователь Brooking’s Institute Ванесса Вильямсон, объясняя, почему он получил номинацию от республиканской партии.

Почва для популизма – мигрантский вопрос

Трамп обещал построить стену по всей границе между США и Мексикой и депортировать 11 млн нелегальных мигрантов, в основном испаноговорящих. А также запретить эмиграцию мусульман, чтобы минимизировать опасность террористической угрозы. «Мы разрушим круговерть амнистий [для мигрантов] и нелегальной миграции. Не будет никакой амнистии. Наше послание миру будет звучать как <...> «Вы не можете получить легальный статус или стать гражданином США, нелегально проникнув в страну», – объяснял Трамп своим сторонникам в Аризоне после поездки в Мексику, где обсуждал с президентом Энрике Пеньей Ньето возведение стены длиной 3200 км между странами (Трамп настаивал, что Мексика должна софинансировать строительство, Ньето, как мог, отказывался). Единственный способ стать американцем, по мнению Трампа, «вернуться домой и снова подать на въезд [в США]». У него даже есть план, включающий в себя утроение персонала служб по депортации, создание специального подразделения по выдворению особо опасных нелегальных мигрантов и увеличение численности пограничных патрулей на 5000 человек – не считая того, что Трамп обещал выгнать штабных работников из уютных офисов на охрану рубежей.

Экономика Трампа

Социально-экономические планы Трампа – снизить налоги и не слишком сокращать госрасходы (траты на оборону и социальное обеспечение детей новый президент намерен наращивать) – могут в следующем десятилетии увеличить госдолг еще на $5,3 трлн, пишет FT.

Трамп обещает снизить максимальную планку корпоративного налога на прибыль с 35 до 15% и дать налоговую льготу на инвестиции. Зато он не позволит компаниям уходить от налогов через офшоры. Например, грозится ввести 10%-ный налог на так называемую «налоговую инверсию» – вывод за рубеж головного офиса компании, основной бизнес которой находится в США.

Миллиардер хочет резко снизить налоги на доходы богатых людей. Вместо семи ступеней налоговой шкалы он предлагает три – 12, 25 и 33% (сейчас вилка от 10 до 39,6%). Также предлагает давать налоговые льготы на «детские» расходы.

Также Трамп собирается отменить налог на наследство: «Американские работники всю жизнь платят налоги, не надо брать с них налог еще и после смерти».

Обещанную Трампом налоговую революцию FT оценивает как крупнейшую со времен Рональда Рейгана.

Поначалу Уолл-стрит Трамп называл «массовыми убийцами», но потом смягчил риторику. Он думает отменить посткризисный закон Додда – Франка, который банки критикуют как барьер на пути кредитования.

Как и Клинтон, Трамп намерен инвестировать сотни миллиардов долларов в улучшение транспортной инфраструктуры страны. Как-то он обмолвился, что в США аэропорты как в странах третьего мира. Если план Клинтон предусматривал направить на инфраструктуру $275 млрд за пять лет, то Трамп не называл точных цифр – просто обещал быть еще щедрее конкурентки. Отчасти финансирование будет получено с помощью выпуска инфраструктурных облигаций.

Obamacare (реформа здравоохранения и защиты пациентов) Трамп намерен отправить в небытие, хотя четко прописанной альтернативы у него нет. Но он обещал разрушить барьеры между штатами, чтобы подстегнуть конкуренцию.

В сентябре Институт мировой экономики Петерсона попытался спрогнозировать, как будет чувствовать себя американская экономика, если предвыборные обещания кандидатов воплотятся в жизнь. Программу Клинтон исследователи назвали «болезненной», а вот Трампа – «ужасно деструктивной». Экономика свалится в рецессию, частный сектор сократит 4,8 млн рабочих мест, а ряд потребительских товаров и даже iPhone станет сложно купить, пугают исследователи.

Китайские хитрости

Трамп не верит, что парниковые газы меняют климат. Разговоры о глобальном потеплении – это уловка Китая, чтобы сделать американских производителей неконкурентоспособными, считает Трамп. Америка должна отменить свою подпись под Парижским соглашением о климате, принятым в декабре прошлого года на смену Киотскому протоколу, и больше не будет давать деньги на программы ООН по борьбе с потеплением. Именно опасения перед Трампом подтолкнули многие страны, от США до Индии, подписать Парижские соглашения до выборов, считает FT. А решение Трампа? Оно таково: никаких ограничений на получение энергии из ископаемого топлива и давайте вернем уволенных было шахтеров в угольные разрезы.

Особенно их страшат угрозы Трампа выйти из Nafta (соглашение о свободной торговле между Канадой, США и Мексикой) и ввести 45%-ную пошлину на товары из Китая и 35%-ную на импорт из Мексики. Первым последствия этого ощутит Лос-Анджелес, один из основных перевалочных узлов для китайских товаров. На торговую войну Китай может ответить прекращением поставки iPhone, предполагают исследователи. Попытки же производить его в США приведут к удорожанию каждого аппарата на $100. А если Китай откажется закупать самолеты Boeing, то работу потеряют 179 000 человек.

Транстихоокеанское партнерство Трамп назвал «ужасной сделкой» и второй серьезной ошибкой – Nafta. Он обещал, что в первые же дни на президентском посту инициирует либо пересмотр условий соглашения, либо выход США из него.

Сам Трамп обещает разогнать экономический рост Америки почти вдвое до 4% и создать 25 млн новых рабочих мест. Исследование Института Петерсона советники Трампа заклеймили как «пропаганду, рядящуюся в одежды учености» – институт известен как сторонник свободы торговли.

ВВС, опросив экспертов, сделала не менее пессимистичный прогноз. Один только отказ от дешевой рабочей силы из Мексики за 20 лет обойдется бюджету США в $400–600 млрд и уменьшит ВВП на $1,6 трлн.

Аналитики Citi в августе предупредили, что действия Трампа могут снизить мировой ВВП на 0,7–0,8 п. п. Из-за его склонности к протекционизму могут пострадать не только Мексика и Китай, но и многие другие страны. «На экспорт в США приходится более чем 5% ВВП во многих развитых странах и странах Ближнего Востока», – напоминают аналитики.

Строительство империи Trump

Политика Трампа

В апреле Трамп в вашингтонском Центре национальных интересов произнес речь, посвященную внешней политике: «Мы больше не отдадим нашу страну или наш народ в плен ложному очарованию глобализма. Национальное государство остается единственно верным основанием счастья и гармонии. Моя внешняя политика всегда будет ставить интересы американского народа и американской безопасности превыше всего» (цитата по газете «Взгляд»).

Трампу не нравится вторжение США в Ирак. Летом прошлого года, объявляя о вступлении в президентскую гонку, он напомнил, что всегда предупреждал – главным эффектом этой компании будет дестабилизация Ближнего Востока. Так и вышло, сетовал Трамп, – теперь ИГ (запрещена в России) и Иран захватили нефтяные месторождения Ирака, которые должны были бы разрабатываться американцами. Ему претят заигрывания Обамы с Ираном ради того, чтобы эта страна помогла США не дать ИГ получить ядерное оружие, пишет FT.

«Мы прошли путь от ошибок в Ираке, Египте, Ливии и до красных линий президента Обамы в Сирии, – говорил он (цитата из The National Interest по сайту Inosmi). – Все началось с опасной идеи о том, что мы способны сделать демократии западного образца из тех стран, у которых не было никакого опыта в этом вопросе и которые не хотели становиться западными демократиями. Сначала мы разрушили существовавшие там институты, а затем очень удивились тому, что за этим последовало. Гражданская война, религиозный фанатизм, тысячи загубленных американских жизней и триллионы долларов – все это мы получили в итоге. Возник вакуум, который быстро заполнило «Исламское государство». Иран тоже постарался заполнить часть этого вакуума, существенно обогатившись при этом».

«У встревоженных союзников США остается надежда, что международная политика Трампа окажется гибче, чем представлялось во время предвыборной кампании», – пишет FT. Западные дипломаты заверяли журналистов FT, что люди Трампа им в частном порядке говорили, что высказывания кандидата следует расценивать не как политическое заявление, а как стартовое предложение на деловых переговорах.

Бизнес на фоне выборов
Бизнес на фоне выборов

Незадолго до выборов, в сентябре, Трамп открыл в Вашингтоне гостиницу Trump International Hotel в здании старого почтамта, построенного еще в 1899 г. От Белого дома ее отделяет меньше километра – здание находится по адресу: Пенсильвания-авеню, 1100, по дороге от Белого дома к Капитолию. Forbes писал, что согласовать реконструкцию с властями удалось только в 2013 г.: здание почтамта входит в десятку самых популярных достопримечательностей Вашингтона и власти не хотели, чтобы его внешний вид сильно изменился.
Трамп получил здание в аренду на 60 лет за $250 000 в месяц. Особенность здания – 96-метровая башня с часами и смотровой площадкой, откуда открывается отличный вид на город. Как пишет Reuters, реконструкция обошлась в $200 млн, в отеле 263 номера, в том числе люкс ценой $20 000 в сутки.

С одной стороны, Трамп в феврале заявил, что сохранит нейтралитет в израильско-палестинском конфликте. Но чтобы привлечь голоса американских евреев, он в марте пообещал, что посольство США переедет в Иерусалим из Тель-Авива. Прежде американские власти допускали такое только после того, как будут урегулированы территориальные претензии (Иерусалим поделен между Израилем и Палестиной).

В интервью The New York Times Трамп заявил, что намерен разрешить Японии и Южной Корее создать ядерное оружие, чтобы сдерживать Северную Корею. «Мы не можем быть мировым жандармом», – сказал он, пусть Япония защищает себя сама. Обязательства США по защите Японии ему не по нраву: «Если на нас нападут, им не надо ничего делать. Если на них нападут, мы должны вмешаться всеми силами. Когда мы заключали эту сделку, мы были богатой страной. Мы уже не богатая страна». «Америка должна прекратить платить за оборону стран, которые могут сами за себя постоять», – говорил Трамп во время предвыборной кампании. Весьма вероятно, что союзникам США теперь придется гораздо больше выделять на оборонные нужды, заключает в среду, 9 ноября, The Washington Post. А FT напоминает, что Трамп отказался защищать прибалтийские государства в случае российского вторжения. «Нам говорили, что он подходит ко многим вопросам как бизнесмен», – говорит один из дипломатов – собеседников FT.

Наиболее вероятно, что Трамп сдержит свои обещания во внешней политике, предполагает The Washington Post. В первую очередь это улучшение отношений с Россией. Трамп в эфире NBC в сентябре говорил про Владимира Путина: «Думаю, я смогу найти общий язык с ним». Не поддержал он и обвинения, что российские хакеры пытаются повлиять на американские выборы. Среди возможных шагов Трампа The Washington Post называет объединение военных усилий в Сирии с Россией и Башаром Асадом, о котором он отозвался так: «Он куда жестче и намного умнее [Клинтон]», добавив, что, если оппозиция победит в Сирии, «кончиться дело может хуже, нежели при Асаде».

В Европе победа Трампа усилит позиции правых, выражающих похожие на его взгляды, опасается The Washington Post.

Проблема в непредсказуемости

После выборов западная пресса с новой силой продолжила тему непредсказуемости Трампа. Именно в ней, а не в отсутствии политического опыта заключается проблема, настаивает FT. Никто не знает, каких неписаных правил политики Трамп будет придерживаться, а каких – нет, отмечает издание.

Еще большую неопределенность придают будущему поведению Трампа разногласия внутри его собственного лагеря, пишет FT. Так, во время дебатов кандидатов в вице-президенты Майк Пенс заявил, что США нужно жестко реагировать на «провокации» России в Сирии. День спустя сам Трамп поправил: «Мы с ним не обсуждали [Россию] и не согласны с ним по этому вопросу».

Теперь все внимание будет приковано к первым заявлениям и решениям Трампа. Если он станет нанимать на ключевые посты, в частности госсекретаря, людей из аппарата республиканской партии, пишет The Wall Street Journal, это позволит надеяться, что во внешней политике не будет резкого разворота. Другой признак, добавляет FT, последуют ли скорые увольнения в Пентагоне, о возможности которых говорил Трамп, жалуясь, что роль военных сведена к нулю при Обаме.

National Public Radio надеется, что действия Трампа диктуются не идеологией, а инстинктами и выгодой. «Трамп, многое чувствуя нутром, и действует исходя из этого. Философия Трампа заключается в том, что в данный момент в его интересах», – говорил в эфире радиостанции Дэвид Кей Джонстон, автор книги про Трампа.

Los Angeles Times замечает, что в первом же выступлении – 15-минутной победной речи – Трамп взял иной тон, чем в избирательной кампании. Он не говорил ни про стену с Мексикой, ни про торговую войну с Китаем, а сосредоточился на создании новых рабочих мест и строительстве дорог, школ и госпиталей: «Я хочу сказать международному сообществу, что, ставя на первое место интересы Америки, мы будем честно вести дела со всеми, с каждым – со всеми народами и всеми другими странами. Мы будем искать общие интересы, а не антагонизм, партнерство, а не конфликт».