Бизнес
Бесплатный
Юлия Дрокова
Статья опубликована в № 2632 от 24.06.2010 под заголовком: Доллар на палочке

Купив «Инмарко», Unilever хотела наказать продавцов на $12 млн

Продать компанию иностранному стратегу – полдела, надо еще получить с него деньги сполна. Купив крупнейшего в России производителя мороженого – «Инмарко», Unilever чуть не наказала продавцов на $12 млн
За что боролись. 13%

российского рынка мороженого занимала «Инмарко» в 2009 г., по данным Союза мороженщиков. Весь рынок оценивается в 45 млрд руб.

Unilever

Англо-голландский концерн. акционеры: Unilever NV и Unilever Plc, почти все акции обеих – в свободном обращении. капитализация – 70,53 млрд евро. финансовые показатели (2009 г.): выручка – 39,8 млрд евро, чистая прибыль – 3,7 млрд евро.

Договор купли-продажи стороны заключили 28 января 2008 г. Бенефициарами головной компании группы «Инмарко» – кипрской Narda Investments Limited – были восемь новосибирских предпринимателей и ЕБРР с долей 29%. Сумма сделки оценивалась более чем в $200 млн (включая долг). Сделка совершалась по английскому праву, цена фиксировалась в долларах. Расчеты должны были пройти в течение полутора лет – на этот период на эскроу-счете в нью-йоркском отделении Citibank замораживались $20 млн, рассказывает бывший совладелец «Инмарко» Дмитрий Докин.

27 августа 2009 г. бывшие собственники «Инмарко» получили письмо от национального финансового директора «Юнилевер рус» Грэхэма Тикелла (копия есть у «Ведомостей»): у Unilever возникли претензии на $11,87 млн, которые она отказалась платить, заблокировав счет в Citibank.

Тикелл обосновал сумму претензий. 258,53 млн руб. Unilever хотела получить за то, что бывшие владельцы «Инмарко» оставили ей холодильный склад на Тульском хладокомбинате в «небезопасном рабочем состоянии», скрыв почти полный его износ. В результате новые владельцы вынуждены были закрыть склад (105,93 млн руб. упущенной выгоды, которую рассчитывали получить от сдачи части склада в аренду), арендовать взамен площади в Подмосковье (52,7 млн руб.) и построить в Туле новый склад (99,9 млн руб.). Еще 30,92 млн руб. – не взысканная вовремя дебиторская задолженность «Инмарко» и проценты за пользование займами (12–17% годовых), которые Unilever вынуждена была компании из-за этого предоставить. Наконец, 6,47 млн руб. Unilever пришлось потратить на программное обеспечение (ПО), так как владельцы «Инмарко», по версии Тикелла, скрыли, что у компании около 2000 копий пиратского ПО. Ну и по мелочи: юридические расходы, налоги; всего – $11,87 млн.

Бывшие хозяева «Инмарко» ответили, что сведения о состоянии склада и ПО были в приложении к договору купли-продажи, а под дебиторскую задолженность был сформирован превышающий ее размер резерв, рассказал Докин.

Последовали долгие переговоры. 31 мая 2010 г. стороны подписали соглашение (копия есть у «Ведомостей»), по которому Unilever достается 30 млн руб., а остальная часть спорной суммы – продавцам. По словам Докина, Unilever пошла на компромисс лишь в апреле, когда они пообещали судиться и назвали шесть действующих топ-менеджеров «Инмарко», которые готовы дать показания в их пользу. Директор по корпоративным отношениям Unilever в России, на Украине и в Белоруссии Ирина Бахтина подтвердила, что условия мирового соглашения именно такие (почему Unilever отказалась от претензий, она не говорит).

Сделки с отсрочкой платежа в последние годы приобрели широкое распространение в России, говорит партнер «Пепеляев групп» Владимир Соков. По его данным, замораживается не более 15% суммы сделки, стандартный срок отсрочки – один год. Покупателю «свойственно использовать любую зацепку», чтобы скостить сумму, говорит юрист, но обычно такие споры не доходят до суда: репутация дороже.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать