Статья опубликована в № 4824 от 31.05.2019 под заголовком: Как обойти Америку

Господство доллара перестает устраивать другие страны

Они ищут способы обойтись без него в международной торговле

Доллар – главная валюта в мировой торговле, и это обеспечивает США огромное влияние. Это не нравится не только противникам Вашингтона, но по мере все более частого использования им санкций – и его союзникам. Выход США из соглашения по ядерной программе Ирана сподвигнул Индию и Европу разработать платежные механизмы для торговли с ним без долларов. Россия и Китай, имеющие непростые отношения с США, тоже хотят заключать сделки в рублях и юанях. Европейские компании и правительство Германии возмущаются тем, что США, пользуясь зависимостью мирового бизнеса от долларовой финансовой системы, хотят ввести санкции против «Северного потока – 2».

США рискуют подорвать если не доминирующие позиции доллара, то – частично – свое международное влияние, пишет The Wall Street Journal (WSJ). Белый дом отказался от комментариев. Экс-министр финансов Джейкоб Лью признал эту угрозу: теперь в мире есть «дорожки» для тех, «кому надо или кто хочет обойтись без США».

Долларовые платежи, где бы они ни совершались, проходят через банки-корреспонденты, имеющие счета в Федеральной резервной системе США. Таким образом, эти сделки подпадают под американскую юрисдикцию. Страны и компании стараются выполнять все требования США, чтобы не потерять доступ к долларовой системе. Но ситуация изменилась в 2018 г., когда президент Дональд Трамп ввел санкции против Ирана, а расположенная в Бельгии система банковских платежей SWIFT под давлением США перестала работать с рядом иранских банков.

Ответ Европы

Чтобы спасти соглашение по ядерной программе, Германия, Франция и Великобритания разработали платежный механизм INSTEX для торговли с Ираном. Он еще не работает, но позволит торговать продовольствием, медикаментами и другими не подпадающими под санкции товарами, рассчитываясь в евро. Специалисты сомневаются, что механизм сильно поможет иранской экономике, но впоследствии европейские страны могут использовать INSTEX для торговли любыми товарами, пишет WSJ.

Работать механизм должен так: границу будут пересекать товары, а не деньги. Например, экспортируя лекарства в Иран, немецкая компания получит оплату не от покупателя, а от другой европейской компании, импортирующей что-то из Ирана. Покупатель же лекарств заплатит иранскому экспортеру, сотрудничающему с той европейской компанией. Если суммы не совпадают, INSTEX использует деньги от других транзакций или собственные средства.

Руководить INSTEX будут европейские чиновники. «Я хочу, чтобы Европа была суверенным континентом, а не вассалом. [Нам] нужны полностью независимые финансовые инструменты», – заявил в прошлом году министр финансов Франции Брюно Ле Мэр.

Механизм для гуманитарной торговли с Ираном создает и Швейцария, причем обсуждает его с США.

Ответ Индии

Индия, давний торговый партнер Ирана, хочет продолжать закупать его нефть. Свой механизм, похожий на европейский, она запустила еще в ноябре 2018 г. Он предназначен для торговли только с не попавшими под санкции компаниями и товарами, но WSJ выяснила из данных индийской таможни, что его используют и подсанкционные иранские компании. В частности, производитель запчастей для тракторов Iran Tractor Manufacturing. Вашингтон утверждает, что она связана с терроризмом. Но представитель индийской Punjab Bevel Gears заявил, что его не волнует нахождение Iran Tractor в санкционном списке, поскольку «правительство Индии разрешило экспорт в Иран».

Этот экспорт должен вырасти в 2019 г. на 25% до $3,5 млрд, утверждает гендиректор Федерации индийских экспортеров Аджай Сахай.

Индийской системой также пользуются американские и европейские компании, чьи банки отказываются работать с Ираном, пусть для этого им и приходится торговать в рупиях, пишет WSJ. Индия использовала ее и для импорта иранской нефти, но США со 2 мая отменили исключения для ряда покупателей иранской нефти, и Индия прекратила ее прямые закупки.

Ответ Китая

Попытки Китая перейти на операции в юанях связаны не только с санкциями против Ирана, но и с желанием Пекина усилить роль своей валюты на мировом рынке. Он уже договорился с Турцией, Пакистаном и рядом других стран об оплате их товаров юанями. В Сербии недавно заработала платежная система China UnionPay, конкурирующая с Visa и Mastercard. Она также позволит Китаю создать в Европе систему для международных денежных переводов, которую не смогут заблокировать США.

В 2015 г. начала работать китайская система трансграничных банковских платежей (CIPS). Пока она проводит транзакции только с юанем и полагается на SWIFT, но многие специалисты ожидают, что в будущем она сможет стать самостоятельной.

По данным ING, если в 2013 г. на долю юаня и рубля приходилось лишь 7% торговли между Россией и Китаем, то в 2017 г. – уже более 18%. Китай может торговать даже с российскими компаниями, попавшими под санкции США.

Пока господство доллара безоговорочно. По данным Банка международных расчетов, в 2016 г. он использовался в 88% сделок на мировом валютном рынке, где ежедневно проводятся операции на $5 трлн. Доллар остается главной резервной валютой, в то время как евро мешает политическая неопределенность в ЕС, а юаню – контроль над национальным валютным рынком. «Мир не может обойтись без доллара», – констатирует профессор Университета Тафтса Дэниел Дрезнер (цитата по WSJ).

Но сочетание политических, экономических и структурных изменений может привести к уменьшению использования доллара и распространению юаня, считает Филип Сондерс из Investec Asset Management. Например, Китай стал крупнейшим импортером нефти, а «одна из причин исторического доминирования доллара – заключенное в 1970-е гг. соглашение США и Саудовской Аравии об оплате нефти в долларах», отмечает Сондерс (цитата по Financial Times, FT). По его словам, к дедолларизации другие страны толкает и все более активное использование санкций Вашингтоном.

План дедолларизации стало обсуждать в 2018 г. и правительство России: он будет включать меры по стимулированию перевода расчетов во внешней торговле с долларов на национальные валюты, поясняли министр финансов Антон Силуанов и министр экономического развития Максим Орешкин.

Хэйден Бриско из UBS Asset Management тоже считает, что роль юаня будет возрастать, а доллара – снижаться. «Все центробанки, с которыми я общался в прошлом году, спрашивали, как меньше зависеть от доллара. В Лондоне юань уже торгуется активнее, чем фунт стерлингов», – цитирует его FT. Банк России в 2018 г. практически избавился от казначейских облигаций США, хотя еще в начале года держал их примерно на $100 млрд, купил рекордное количество золота и увеличил долю юаня в резервах.

Читать ещё
Preloader more