Статья опубликована в № 4626 от 08.08.2018 под заголовком: Фонд плохих долгов хочет быть очень взыскательным

Фонд плохих долгов наймет коллекторов

Им передадут часть активов для взыскания, среди претендентов — структура «Альфа групп» А1
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

О том, как будет работать фонд плохих активов, создаваемый на базе банка «Траст», «Ведомостям» рассказал его новый руководитель Александр Соколов. Основная фаза возврата и реализации непрофильных активов должна пройти в первые три года, ожидает он. Сколько удастся вернуть, Соколов прогнозировать не берется до завершения анализа активов. Зампред ЦБ Василий Поздышев говорил, что возвратность составит 40–60%. Как посчитан этот ориентир, Соколову не известно: «Мое частное мнение – разумный акционер согласится с аргументированной позицией своей команды».

Своими силами

За возврат части активов фонд будет бороться самостоятельно: например, идет работа с бывшими собственниками санированных банков («ФК Открытие», Бинбанка, Промсвязьбанка) по возврату средств. Помимо судебных разбирательств «Траст» ведет с ними переговоры об обмене безнадежных активов на доли в хорошем бизнесе, рассказал Соколов. С 30 июля к команде «Траста» присоединится бывший финансовый директор А1 (инвестиционное подразделение «Альфа-групп») Филипп Лерман, сообщил Соколов, назвав это примером «того, что мы ориентируемся на лучшие кадры».

«Лерман прошел школу А1 и поэтому знает все подводные камни работы с плохими активами. Без сомнения, в фонде он также сосредоточится на проблемных долгах, так что для фонда это стратегически правильное решение», – говорит директор департамента по подбору персонала для финансовых институтов агентства «Контакт» Андрей Захаров.

Помощь зала

Но без сторонней помощи фонду не обойтись. «Мы четко понимаем, что для какой-то части работы придется привлекать различные команды на аутсорсинг», – говорит Соколов. Это, по его словам, не только разгрузит команду (предполагается, что в «Трасте» останется работать около 500 человек), но и повысит прозрачность.

2,1–2,2 трлн руб.

такого размера фонд плохих долгов достигнет к концу 2018 г., затем он будет закрыт, а активы будут возвращены и реализованы в течение 3–5 лет

Помимо Российского фонда прямых инвестиций, который станет акционером «Траста» и будет входить в часть проектов, и Агентства по страхованию вкладов, которое могут привлечь для работы с ликвидируемыми активами, фонд планирует воспользоваться услугами коллекторов. «Все лучшие игроки в этой индустрии однозначно будут привлекаться. Объем активов огромен, работы хватит всем», – заверил Соколов.

Содержать штат взыскателей банкам становится дорого, вряд ли фонд будет нести расходы на содержание многопрофильных специалистов, обладающих опытом работы с жилой или коммерческой недвижимостью, судебной практикой, психологическими навыками, технической инфраструктурой, говорит гендиректор коллекторского агентства «КИТ финанс капитал» Денис Аксенов. Привлечение профессиональных коллекторов – нормальная практика, но игроков на российском рынке с сильными командами не так много, когда-то сильнейшая команда была у А1, говорит бывший первый зампред ЦБ Олег Вьюгин. «Фонду все равно нужна своя команда – большая часть нагрузки ляжет на них. Вопрос в разумном сочетании», – добавляет он. В стране нет коллекторов, готовых взять в работу весь объем фонда плохих долгов, указывает Аксенов.

Профессиональные взыскатели в 90% случаев концентрируются на долгах физлиц, обращает внимание первый вице-президент Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств Александр Морозов: вряд ли они будут работать с корпоративными активами фонда.

Коллекторы готовы ко всему

А1 хотела бы работать с фондом над взысканием проблемных долгов, говорит руководитель аналитического направления А1 Сергей Свиридов. Условия будут зависеть от состояния конкретного актива и пожеланий фонда, продолжает он: «В одних случаях кредитору интересно, чтобы актив работал на него, и он продолжает контролировать долг, в других – мы можем сделать кредитору предложение о выкупе с дисконтом. Есть и третий вариант – операционное управление: если предприятие не может погашать кредит, так как, к примеру, все его деньги уходят в производство, А1 может выступить в роли операционного управляющего и одновременно контролировать работу по реструктуризации долга. Это тем более вероятно, если учесть, что команда управленцев в фонде плохих долгов пока только формируется».

ЭОС («дочка» одноименной немецкой компании) заинтересована в партнерстве с фондом плохих долгов и готова покупать крупные портфели на десятки миллиардов рублей вплоть до 100 млрд, говорит гендиректор Антон Дмитраков: «Пока предложений от фонда плохих долгов не поступало, но, если долги выставят на продажу, ЭОС готова их купить». ЭОС работала и работает в подобном формате, в частности, в странах Восточной Европы и в Греции, где после долговых кризисов 2010-х гг. на балансах банков скопились колоссальные суммы плохих долгов, продолжает Дмитраков.

«Если критерий отбора партнеров фонда будет на прозрачных и рыночных условиях – то почему бы и нет?» – говорит Аксенов. «Наиболее интересны, безусловно, портфели залоговых кредитов, но и с беззалоговыми тоже можно и нужно работать – многое зависит от цены, которую готов заплатить фонд», – отмечает он. Управляющий директор Первого коллекторского бюро Павел Михмель сообщил, что агентству интересно сотрудничество с фондом.

Выбор сценария – переуступка или продажа – будет зависеть от стратегии фонда, указывает Морозов: «Если захотят максимально быстро избавиться от долгов на балансе, то логичнее второй вариант».

Исправленная версия: в предпоследнем абзаце уточнены цитаты гендиректора коллекторского агентства «КИТ финанс капитал» Дениса Аксенова и управляющего директора Первого коллекторского бюро Павла Михмеля.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more