Читайте также
Открытие года. Какие ковидные ограничения ждут туристов в Египте
Как российские города привлекают туристов и деньги
Когда хочется в небо: где и как в Подмосковье научиться летать на самолете

Уходим под воду: есть ли шансы на выживание у российской индустрии дайвинга

Что делают дайверы в пандемию
PIXABAY

Водолазная советская школа была сильной всегда. В «жирные» нулевые годы многие научились нырять, всерьез освоили это непростое мастерство и успели создать дайв-комьюнити в России и по миру. Пандемия и локдауны погрузили дайвинг в регрессию. «Город» разбирается, что происходит с индустрией сейчас. 

Самый продаваемый продукт в дайверских магазинах – клей

«Денег нет, но вы держитесь» – это главный девиз не только дайверов в последние годы, и ситуация не становится лучше. В мире триумфально презентуют жилеты – компенсаторы плавучести и гидрокостюмы, выполненные по новейшим уникальным технологиям, а отечественный дайвер вздыхает и садится чинить старое снаряжение: подклеивать, подшивать, перебирать регулятор – даже это всё чаще делают сами, хотя еще не так давно проще было отдать в сервисный центр. 

Некоторые из новинок есть на стендах официальных дистрибуторов на профессиональной выставке Moscow Dive Show, проходящей каждый год, и в 2020 году, например, маркетинг-директор бренда дайверского снаряжения Scubapro Кристиан Хольфельдер лично представил на ней новый компьютер для погружений Galileo HUD. 

С одной стороны, количество участников Moscow Dive Show, проходившей в апреле 2021 года, выросло: одних только профессионалов индустрии было зарегистрировано на 40% больше, чем в предыдущие годы. Это вернулись домой переждать пандемию все те, кто работали в зарубежных дайв-центрах. 

Moscow Dive Show

С другой стороны, заметно изменение покупательской способности посетителей: если в доковидные времена продавались дорогие сафари по всему миру, аппараты для дыхания под водой – регуляторы или сухие костюмы, то сейчас товар сильно мельчает: лучше всего идут шапочки и вязаные игрушки или украшения из эпоксидки дайверской тематики. Торговля оборудованием переместилась в паблики дайверского секонд-хэнда или на Avito: туда выставляют вещи те, кто решил поставить жирную точку в своем хобби. Дайв-снаряжение не может пылиться на шкафу, оно пересыхает и портится, так что потом его придется выкинуть. 

Магазины массово сворачивают торговлю: нет ни одного крупного мирового бренда, который мог бы уверенно заявить, что продаёт в России полную сезонную линейку. Полулегальными путями доходят остатки коллекций трех-, а то и пятилетней давности или проверенные классические хиты продаж, но и те потом месяцами ждут покупателя. 

«В России нырять холоднее, но цены ниже»

Обычные статьи дохода дайв-центра – это продажа обучающих курсов (доход от сертификации – до 60-80 USD c человека), организация выездных погружений на теплом море (Египет и Таиланд – абсолютные лидеры даже с учетом закрытых границ) и продажа снаряжения. 

«В среднем провинциальном дайв-центре в доковидные времена чистая прибыль доходила до $3000-5000 в месяц, а у крупных столичных – и до $7000-10000 летом, в пик сезона, – рассказывает владелец дайв-центра «Варягъ» Андрей Бойков. – Сейчас доходы упали: если удастся заработать хотя бы $1000, это считается счастьем, а то и вообще проще закрыться до лучших времен». 

Для сравнения, говорит Игорь Иванов, представитель международного дайв-оператора Extra Divers, в Египте или Индонезии дневная прибыль может достигать $4000. И это только на daily-дайвинге, так на профессиональном сленге называется день на яхте с двумя погружениями и обедом. В пик сезона удавалось обслужить до 400 клиентов в сутки. И это не считая прибыли с сафари, проведения курсов и сертификации и продажи оборудования. В разгар пандемии показатели упали вдвое, но локальные операторы все равно могут позволить себе платить хотя бы минимальную ставку инструкторам и другим сотрудникам – от $600 в месяц. Для отечественных владельцев дайв-центров это непозволительная роскошь. 

Неудивительно, что на таком фоне и инструкторы через одного замораживают обязательное ежегодное продление сертификации. Оно недешево (от $120 до $350, в зависимости от профессиональной ассоциации), и вовсе не факт, что эти вложения отобьются на погружениях с парой состоятельных клиентов, как раньше. Очень многие перешли из дорогих иностранных ассоциаций (например, PADI) в более демократичную отечественную NDL (Национальная Дайв-Лига со штаб-квартирой в Санкт-Петербурге) – и для кого-то это настоящий спасательный круг.

По словам мастера-инструктора NDL Виктора Морозова, если раньше многие летели на Красное море, то сейчас ныряют в России: «Да, впечатлений меньше и нырять холоднее, но и цены ощутимо ниже. Скажем, в Приморье неделя дайвинга обойдется в 45 000 руб. с перелетом 25 000 на человека. А в том же Египте сафари дешевле $800-$900 найти невозможно. И туда еще добираться, а это сейчас дорого и неудобно». 

Открытие регулярных рейсов в Хургаду и Шарм-эль-Шейх, по мнению Леонида Эйдиса, совладельца международного дайв-оператора Sadko Safari Fleet, погоды не делает. Билеты сейчас дороги, вылеты доступны только из Москвы и Санкт-Петербурга, до которых многим еще нужно добраться, что усложняет поездку и увеличивает ее стоимость: «В этом сезоне вряд ли стоит ожидать серьезного улучшения ситуации: заканчивается пора отпусков, обещают очередную волну коронавируса. Мы осторожно настраиваемся на то, что следующей весной число дайверов будет расти, но сейчас открытие регулярки нас не спасает».

Пока теплые моря не станут доступны так же, как и раньше, российской дайв-индустрии не на чем зарабатывать.

Руководитель дайв-центра «Наутилус» Галина Тростянская считает, что Россия никогда не сможет конкурировать с Египтом из-за географии и климата. «У российских дайверов нет выбора: у нас холодно и грязно, а кораллов и красивых рыбок не было и не будет. Мы можем только частично проводить обучение и организовывать сафари на Красное море, по-другому этот бизнес никогда не будет работать серьезно, даже если выживет во время пандемии», – говорит она.

Инструктор PADI Владимир Агеев рассказывает, что раньше топовые инструкторы могли себе позволить летать по всему миру с постоянными клиентами – «и неплохо кормились с профессии». Сейчас же опытные дайверы «открывают магазины по обслуживанию кондиционеров, уходят в авторемонт – в общем, занимаются совсем не подводным бизнесом». Дайвинг и для них становится только хобби: пару раз в году съездить на Белое море или Байкал, чтобы «промочить жабры» и увидеть бывших коллег. 

Летом можно всё чаще увидеть в локальных водоемах экс-мастеров дайвинга на сапах с веслами, а прирожденные «адреналинщики» начинают осваивать другие виды экстрима: садятся за руль самолетов, ползают по скалам, встают на горные лыжи. 

Новое поколение выбирает фридайвинг

Молодые и энергичные добираются окольными путями через Беларусь или Стамбул на Красное море, покупают там маску и костюм-«коротыш», а остальное берут в аренду, благо, свои проверенные люди в том же Египте остались – так проще, дешевле и удобнее. Когда еще удастся уйти под воду в следующий раз, не знает никто, слишком быстро все меняется в России и в мире.

Но чаще молодежь до 30 лет выбирает фридайвинг – ныряние на задержке дыхания. Оно переживает настоящий бум – это красиво, модно, и снаряжения поменьше – для того, чтобы начать, достаточно купальника или плавок и маски, а серьезно тренироваться можно и в бассейне. 

По мнению Эйдиса, ситуация совершенно нормальна: «Дайвинг никогда не был молодежным видом развлечения по причине дороговизны, высокого порога вхождения. Много молодежи в российском дайвинге появилось только чудом в 2000-2010 гг. – просто потому что всё было слишком хорошо. Сейчас все стало, как везде в мире, средний возраст начинающих – 30-40 лет».

Самое популярное
Другие города
Приближая лето. Куда сбежать от зимних морозов
В какие теплые страны можно отправиться прямо сейчас
Горожане / Интервью
«За 2021 год стройка подорожала на 30%»: гендиректор Tekta Group
Интервью с генеральным директором Tekta Group Дмитрием Зикановым
Наш город
Планы москвичей: столичные тренды — 2022
Где есть, что смотреть и носить, и куда путешествовать в этом году
Горожане
«Работы по профессии не было». Как петербурженка возглавила частный музей в Москве
Гуляем по Москве с директором Музея русского импрессионизма Юлией Петровой
Гараж
Всенародный любимец. Тест-драйв нового Toyota Land Cruiser 300
Им комфортно управлять и по пересеченной местности, и по городу
Свободное время
Новые экранизации Агаты Кристи и «Аллеи кошмаров» для долгих зимних вечеров
Любопытные адаптации от Ридли Скотта, Гильермо дель Торо, Кеннета Браны и одного из братьев Коэн
Свободное время
«Kingʼs man: Начало»: комедийный триллер от продюсера фильма «Карты, деньги, два ствола»
Предыстория популярной франшизы про британских агентов с Рэйфом Файнсом в главной роли
Свободное время / Мнение
Чему научилось человечество: 4 хорошие книги о пандемиях
Книжный критик советует новинки о коронавирусе, предыдущих катаклизмах и об одной выдуманной болезни
Свободное время
Какой получилась трагедия Шекспира от Джоэла Коэна без брата и без цвета
«Трагедия Макбета» с оскароносными актерами Дензелом Вашингтоном и Фрэнсис Макдорманд в главных ролях
Свободное время
Достали все ножи: чем хорош новый «Крик», снятый после смерти режиссера
Кортни Кокс, Нив Кэмпбелл и Дэвид Аркетт в очень страшном и очень смешном фильме
Горожане
Кто и зачем создает меню и винные карты для переболевших коронавирусом
Специальные блюда и вино для людей с искаженным обонянием
Горожане
Как пандемия стала испытанием на прочность семейных отношений
Истории горожан, прошедших сложности изоляции и сохранивших любовь
Умный город / Мнение
Второй диагноз. Почему депрессия стала самостоятельной эпидемией на фоне ковида
Глобальная распространенность депрессии и тревоги составила 24% и 21% соответственно
Наш город
По COVID- правилам: как изменилась жизнь москвичей за два года пандемии
Постковидные осложнения, проблемы в коммуникации и новые карьерные перспективы
Умный город
Право на офлайн: когда можно не реагировать на рабочий чат
Пандемия заставила задуматься о законе, защищающем нерабочие часы сотрудников на удаленке