Читайте также
Духовный центр. Новые храмы, которые скоро появятся в Москве
Медиафасады в архитектуре: украшение города или агрессивная среда
Солнечный дефицит. Почему зимы в Москве становятся более пасмурными

«Хорошие вещи делаются медленно». Архитектор Юрий Григорян – о преобразовании «Красного Октября»

На территории острова построят жилой квартал «европейского масштаба» с парком и набережной на уровне воды
Максим Стулов / Ведомости

Пешеходный мост к «Музеону», жилые дома и променад вдоль воды – новые решения для территории фабрики «Красный Октябрь» обещают открыть эту заколдованную часть острова горожанам. О том, почему хорошо, что проекты здесь развиваются медленно, чем плохо функциональное зонирование застройки и как правильно гулять по набережным, рассказывает архитектор Юрий Григорян, который лично хорошо знает местность и разработал для нее мастер-план.

В планах девелопера проекта «Гута-Девелопмент» (входит в группу «Гута») – построить и реконструировать в общей сложности 120 000 кв. м недвижимости и создать новое городское пространство на «Красном Октябре». В январе опубликована проектная декларация первого жилого дома, который также спроектировал «Меганом» Григоряна.

- Весь остров в самом центре Москвы, и особенно его часть от Патриаршего моста до Петра I, – место зачарованное. Здесь то и дело возникают образы неких чертогов, а люди теряются во времени. Вы давно наблюдаете метаморфозы этого пространства. Можно сказать, что сейчас для него пришел его срок еще раз кардинально поменяться? Или просто девелопер и город наконец определились с планами?

- Я бы сказал, что острова всегда имеют особую, «иную», нежели город вокруг, атмосферу, не вся энергия извне проникает на них. Этот искусственный остров – не исключение (островом заболоченная часть напротив Кремля стала после того, как в 1783–1786 гг. вдоль центральной излучины Москвы-реки был проложен Водоотводный канал. Официального названия не имеет, в разное время откликался на имя Садовники, Болотный, Кремлевский, Золотой, Безымянный, Балчуг. – «Ведомости. Город»).

Этот остров я наблюдаю более 50 лет. Мои дедушка с бабушкой жили в Доме на набережной, я тут провел детство (сейчас в одном из цехов «Красного Октября» расположен офис «Меганома». – Ред.). Когда-то тут пахло шоколадом, а вокруг был другой город.

Изменения накапливаются, много событий произошло и на самом острове. Например, после того как был построен пешеходный Патриарший мост, остров стал центром «музейной мили», связавшей ГМИИ имени А. С. Пушкина у «Кропоткинской», Государственную Третьяковскую галерею (и ее новое здание) в Замоскворечье, Музей современного искусства «Гараж» в парке Горького и Дом культуры «ГЭС-2» на самом острове. Новый городской пешеходный мост, который соединит Крымскую набережную и «Музеон» с новым парком на стрелке (сейчас-то зелени на краснокирпичном «Октябре» нет, но мы планируем посадить до полусотни деревьев, нашли им место между сетями и коммуникациями), окончательно нарушит изоляцию этого места. Оно больше не будет тупиковым.

- И станет транзитной зоной. Не получится ли «проходного двора»?

- Как правильно распределять пешеходные потоки, уже все знают. Люди будут приходить в парк у здания Императорского яхт-клуба (в нем планируют открыть ресторан). Вдоль Водоотводного канала будет нижняя набережная, которая продолжит спуск по ступеням к воде от ГЭС-2 до стрелки и ступеней за Петром I. Самая красивая прогулка здесь будет именно такой – спуститься из парка за Петром и пройти к ГЭС-2 вдоль воды. Кто разбирается в парижских или римских прогулках, пойдут именно таким путем. Но можно и по верхней набережной, как сегодня все ходят.

Благодаря новому мосту восстанавливается хорошее «кровообращение» между Крымской набережной и Пушкинским музеем, от Гоголевского бульвара – через храм Христа Спасителя и Патриарший мост – до ЦДХ.

- Будет что-то особенное, за чем нужно прийти на остров?

- Все пойдут к Петру и, конечно, к ГЭС-2 – это одно и самых больших (и дорогих) публичных зданий города, безусловная достопримечательность.

На «Красном Октябре» по проекту будет своя пешеходная улица (движение машин будет ограничено Берсеневским переулком), но здесь не будет слишком много мощных магнитов для большого числа людей. Надеюсь, и ночных клубов здесь больше не будет. А вообще гулять по городу – это же здорово.

- Мастер-план, который вы разработали для 6 га от Патриаршего моста до стрелки острова, предусматривает строительство около 140 000 кв. м недвижимости (включая реставрацию исторических зданий), половина из которых будет жилой.

Мастер-план

Мастер-план развития территории «Красного Октября» и проект первого жилого дома на Болотной набережной разработаны архитектурным бюро «Меганом» по принципу «город в городе». Это лаконичный архитектурный объём с собственной инфраструктурой, который включает жилые, коммерческие и рекреационные зоны.
Жилая застройка на «Красном Октябре» будет реализована в формате малоквартирных домов с высоким уровнем сервиса. Управлять инфраструктурой комфорта резидентов с консьерж-сервисом «24\7» будет 5-звездочный отель Савой.
Помимо малоэтажных домов и исторических зданий с отреставрированными фасадами на «Красном Октябре» предусмотрен собственный парк с дополнительной пешеходной связью в виде моста в парк «Музеон» и прогулочной зоной по Водоотводному каналу. Рядом с Императорским яхт-клубом будут восстановлены причальные сооружения, которые позволят резидентам воспользоваться сервисом речного такси и парковкой собственных яхт.

- Это уже второй мастер-план и не первое наше сюда пришествие с паузами в несколько лет. Можно сказать, то, что остров долго не развивался, сделало его лучше. Если бы его начали застраивать в начале 2000-х, все поломали бы ради одного из множества ужасных проектов – их уже набралась коллекция. Благодаря отчасти ответственному отношению «Гуты», которая владеет землей, к вопросам проработки градостроительного развития острова сохранилось важное для города место, которое требует исключительно бережного отношения.

Центр Москвы и так уже сильно пострадал. Большой капитал разрушает ткань исторического города, его масштаб и связи, чего там греха таить. Немало уже полумертвых проектов, ради которых много всего снесли и которые не замещают утраченного на их месте.

Но к настоящему времени и у владельцев «Красного Октября», и у города, и у архитекторов накопилось достаточно опыта. Хорошие вещи делаются медленно. Это не обязательное условие, но так шансов больше. Больше похоже на органическое развитие, и мы что-то еще успеваем заметить по дороге.

- Это была промышленная зона в самом центре города, затем арт-кластер с креативными арендаторами, галереями и ночными клубами в ожидании самых-самых элитных проектов: переплетение силовых кабелей и стальных воздуховодов на фоне красного кирпича и граффити. Какова шансы территории стать действительно жилой?

- То, что на «Красном Октябре» появится жилье, – это интересно. Внутри Садового кольца квартир меньше, чем учреждений, так что идея поселить людей в центре, а учреждения убирать на периферию правильная, особенно это касается пространства вокруг Кремля.

Вообще сам остров большой, от Дома музыки до Петра, на нем есть жилые дома, их немного, но они появляются.

Появляется то, что называется смешанной застройкой: половина жилья, половина инфраструктуры и коммерческой недвижимости, или 60 на 40, таков стандарт ЮНЕСКО для устойчивого развития городских территорий, это позволяет уйти от стерильных районов с одной только функцией. И эти пропорции сохраняются в динамике по мере реализации проекта.

Была такая модернистская советская идея: здесь у нас производство, здесь – офисы (в плохих местах, у железной дороги), жилье – туда, торговлю – поближе к метро. Все это зонирование нас никуда не привело, к сожалению.

Смешанная застройка хороша еще тем, что делает улицы безопасными, потому что нет кварталов, которые полностью пустуют днем (все на работе) или вечером (все из офисов возвращаются в спальные районы).

Живой и безопасный город – это смешанная среда, где рядом с офисом стоит жилой дом, в котором есть ресторан, в котором обедают офисные работники. Рядом – музей или отель. Манхеттен в Нью-Йорке абсолютно такой. У «Красного Октября» есть потенциал стать именно таким местом. Сейчас здесь много офисов и совсем нет жилья, и появление первого (после Дома на набережной) в этом месте жилого дома начнет менять его среду и пространство станет городским. Сейчас оно еще фабричное.

- А как же неформальная творческая атмосфера, которой славится «Красный Октябрь»?

Юрий Григорян

архитектор, руководитель архитектурного бюро «Меганом»
Родился в 1965 г. в Москве
1991 г.
Закончил Московский архитектурный институт, где в настоящий момент ведет курс проектирования
1998 г.
Основал бюро «Меганом» в партнерстве с Ильей Кулешовым, Александрой Павловой и Павлом Иванчиковым
2011–2014 гг.
Директор образовательной программы в Институте медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка»
Помимо деятельности по руководству бюро регулярно читает лекции, выступает на конференциях и активно участвует в развитии архитектурной мысли на территории Москвы
2014 г.
«Меганом» выиграл конкурс на разработку концепции реконструкции ГМИИ им. А. С. Пушкина и руководит развитием музейного квартала от метро «Кропоткинская» до Боровицкой площади

- Джентрификация так устроена, что сначала на бывшую фабрику приходят художники, а потом начинают появляться дорогие квартиры и художники уходят. Или остаются – есть примеры, когда арт-среда сохраняется, но редко из идеологических, а не коммерческих соображений. Важно, что определены здания – памятники истории (они будут отреставрированы) и здания, которые памятниками не являются, но будут сохранены и реконструированы как достопримечательные элементы среды. Это не единственный в Москве, но сам по себе замечательный пример.

- Новый квартал увязан по цвету, архитектурно с тем, что уже существует вокруг старого и нового?

- На острове в основном два цвета, серый и красный. Для баланса с серым зданием ГЭС-2 (за которым стоит красная церковь) мы решили первый дом, на Болотной набережной, сделать из красного кирпича. И потом, если уж «Красный Октябрь», то так тому и быть. Я не вижу большой беды, если все здания от моста до Петра I будут в разных оттенках красного. Скажем, красный здесь будет доминирующим цветом. А дальше – другие архитекторы придут со своими идеями, увидим, что получится.

Мы придумали довольно интересный фасад, надеюсь со смоленскими кирпичниками его сделать – дикий, игровой, скульптурный, дом будет материальным, немного даже тяжелым.

- Ваши предложения по материалам – особенный клинкерный кирпич для фасада, например, – сейчас не вызовут сложностей у заказчика?

- Мы все сделаем в России, в Смоленской области. Индустрия строительных материалов сейчас активно развивается. Довольно много производств локализованы и дают достаточно хорошее качество.

Архитектор – это такая локальная профессия, он работает с тем, что есть на территории. Мы выбираем из отечественных производителей, и это нормально – кирпич жечь из собственной глины. Задача, которую всем интересно решить, – сделать качественный клинкер в России. Пусть он будет живописный, не самый ровный местами, но мы хотим из него сделать произведение искусства.

- Не слишком ли много красного кирпича в Москве в новых проектах?

- Везде есть недостатки. В Кремле тоже много красного кирпича. Мы понимаем, что полностью зеленым остров из красного кирпича мы не сделаем, но баланс надо искать и сажать сюда деревья.

Задача создать живую среду из большого количества разных домов решается только одним образом: не ломать старое, а маленькими шагами добавлять новое. Наш первый дом – всего 3500 кв. м (площадь первой очереди из трех домов в 12 700 кв. м). Уже ГЭС-2 есть, мост, на второй линии набережной сохраняются исторические здания (красный кирпич), в этом окружении и появляется новый дом.

- Как-то размах невелик…

- Назовите это «европейский масштаб». Приоритетом является городское общественное пространство и баланс интересов горожан с интересами тех, кто здесь будет жить. В «нашем» доме будут кафе и офис внизу. Угловое маленькое кафе, которое выходит на музей, кофе и круассаны, – этого достаточно. А дальше – стратегия общественных пространств на первых этажах многоквартирных домов будет уточняться по мере их проектирования.

Когда надо построить 40, 50 новых домов или 100, как на ЗИЛе, – то все, что мы смогли сделать, это разбить каждый квартал огромного проекта на 4 части, чтобы в границах одного квартала работало 4 разных архитектора («Меганом» разработал мастер-план и дизайн-код для проекта «Зиларт» и выступил главным куратором, отдельные дома и части кварталов проектировали разные бюро. – Ред.). Но девелоперы считают, что это застрелиться как сложно, «один квартал – один архитектор» проще, но тоже сложно. Но один архитектор не может внутри себя сгенерировать достаточное разнообразие в больших проектах, и город так не прирастает.

Дизайн-коды и прочие кураторские приемы – просто способ избежать больших ошибок в больших проектах. Но в этом месте надо не избегать ошибок, а делать невероятно точные некрикливые выдающиеся произведения. Задача сложная, даже если бы был прежний выбор мастеров. Я могу вас расстроить или успокоить, но в мире есть лишь редкие примеры успеха, когда удается создать приличную среду из современной архитектуры. В основном – в Северной Европе. И в России есть примеры удачных сочетаний. Лучшие практики говорят о том, что все возможно, но это интеллектуальная работа для команды архитекторов.

- То есть на «Красном Октябре» будут и другие бюро проектировать объекты?

- Надеюсь, что да. Сейчас с этим стало сложнее, но участок заслуживает высокого уровня архитектуры. Предполагалось привлечение мастеров мирового уровня, но, наверное, мы с коллегами совместными усилиями тоже сможем что-то сделать, хотя это серьезный вызов.

Есть максима, что лучше в историческом центре ничего не строить. Москва не так устроена, здесь всегда что-то строят в историческом центре. В идеальном случае каждое следующее здание должно уровень архитектуры поднимать, а не опускать. И вести диалог с окружением – в данном случае с исторической фабрикой, с центром города, его культурой. Потенциал у заказчика (группа «Гута») – делать хорошую архитектуру (а хорошей ее делают именно заказчики, потому что они выбирают архитекторов, дают деньги и принимают решения) – есть, мы видим, что все на это нацелены. Как это будет происходить в реальности – увидим. Надеюсь, медленно будет происходить.

- В городе есть места и здания, про которые многие думают, что вот оно всегда и было, что это не новодел. Здесь получится создать эффект подлинности?

- Эффект подлинности от любой архитектуры, новой или старой, должен быть в любом случае, если она сделана искренне. Что мы здесь можем предусмотреть для решения этой задачи? Большинство зданий должны сохранять тело города: кирпичное, каменное, глиняное. Не должно быть много стекла, стеклянных фасадов. Они могут быть, но не преобладать.

А дальше – вопрос выбора мастеров, технического задания, бюджета, возможностей строить и так далее. Но вообще ощущение подлинности отсюда уже не изгнать, пример ГЭС-2 это подтверждает.

- Можно сказать, что то развитие территории, которое мы имеем на «Красном Октябре» – неспешное, более органичное, может стать примером для преобразования других исторических территорий, если такие еще остались? Или это просто вызов для любого девелопера?

- 100% это хороший пример. Я вообще предпочел бы именно такие стратегии: делается мастер-план, определяется стратегическое видение территории, и затем одно за другим строятся здания. Есть открытый анализ: что хорошо, что не получилось.

Так, как в «Садовых кварталах» (один из крупнейших ЖК в Хамовниках, 40 корпусов), когда на площадке все было снесено могучим ураганом и потом 12 лет строилось (и еще достраивается), а ведь большая часть реализации проекта пришлась на тучные годы, – сегодня тяжело такими масштабами строить и продавать. Надо «выпекать» проект небольшими порциями, и скоро к этому естественным путем придут все девелоперы. Ну или многие. Надеюсь.

 

Другие материалы в сюжете

Самое популярное
Городская недвижимость
Личное и рабочее: на рынке недвижимости Москвы появились офисные резиденции
Исторические особняки преображаются с учетом современных требований
Наш город
Стартовал сезон клубники и нашли старинный некрополь – хорошие новости
Только положительные события в завершении недели
Наш город
Кому грант? Столица поддержит лучшее оформление бизнес-объектов
Власти Москвы объявили о запуске четырех программ для предпринимателей
Наш город
«Заморозки вернутся только осенью» – синоптики о восстановлении тепла в столице
После аномального холода погода постепенно приходит в климатическую норму
Свободное время
Куда пойти в выходные 18–19 мая
Только интересные события в Москве
Горожане
Сила жизни и неприятие перемен: книги о психологии, лидерстве и отношениях
Что читает основатель и СЕО сервиса Zoon Илья Мутовин
Наш город / Галерея
Москвичи выбрали самые красивые станции метро
Среди открытых в 2023 году лидерами стали «Нагатинский Затон», «Аэропорт «Внуково» и «Сокольники»
Наш город
Медиатеки и подиумы: как изменятся московские школы
В этом году в рамках программы капремонта модернизируют 50 учреждений
Свободное время
Шесть новых сериалов мая: побег на Кубу и ограбление в Рыбинске
Экранизация нашумевшего романа «Ева» от режиссера Софьи Райзман и спин-офф сериала «Бывшие» с Полиной Гагариной
Горожане
Из-за холодов плановые отключения горячей воды в Москве перенесли на 20 мая
Cвыше 34 000 жилых домов подготовят в столице к новому отопительному сезону
Свободное время
Москва готовит более 450 событий в рамках акции «Ночь в музее»
Среди них: экскурсии, мастер-классы, спектакли, концерты, лекции и кинопоказы
Наш город
В Москве определят лучших экспортеров по итогам 2023 года
Почти 20% российский внешней торговли приходится на столичные компании
Умный город
Техника жизни: гаджеты и приложения для пробежек, походов и велопутешествий
«Бесконечный» пауэрбанк, компактный водоочиститель, очки со встроенными наушниками и многое другое
Наш город
Более 60 парков и озелененных территорий облагородят в Москве в этом году
Ставка делается на отдых у воды, всесезонные площадки, и экологичные материалы
Наш город
На финишной прямой: три станции метро скоро появятся в Москве
Мэр Сергей Собянин рассказал о степени готовности новых объектов Троицкой линии