Статья опубликована в № 3310 от 21.03.2013 под заголовком: Политэкономия: Все едино

Андрей Колесников: Даже над судами повисла возможность объединения

Одному народу присущ один вождь. И думать лучше одну мысль. И учебник по истории должен быть единым. И нормы ГТО по метанию гранаты – единые. И «фронт» должен быть «объединенный», как корпорации у Муссолини. И пионеры, как встарь, должны выкрикивать со сцены стихи о единстве: «El pueblo unido jamás será vencido». И партия должна быть единой: потому и выходят из нее чиновники администрации и приводится в порядок кадровый состав «Справедливой России» – всех сольют в единый котел вместе с мелкими спойлерами, чтобы уха была наваристее...

А еще нужен единый суд, чтобы с гуманизмом не разбрасываться. Ишь, придумали глупости – суд общей юрисдикции, арбитражный, черт ногу сломит. Пусть сам суд путается, а не «физики» и юрлица. Дошло уже до того, что и первое лицо запутали насмерть. На 90-летнем юбилее Верховного суда РФ (жаль, до 100 лет не доживет – сольют) Владимир Путин сказал: «Верховный суд <...> это вершина всего огромного здания правоохранительной деятельности <...> Здесь в конечном итоге принимается решение о судьбе человека. Или о судьбе хозяйственных споров <...>». В голове Верховного главнокомандующего объединение судов уже состоялось. Суд общей юрисдикции у него уже рассматривает хозяйственные споры. Так далеко в будущее заглядывала только программа КПСС 1961 г.

А вот депутат Елена Мизулина: «...устранить конкуренцию арбитражных судов и судов общей юрисдикции <...> создать в рамках Верховного суда коллегию арбитражных судов». Ага, и остановить, наконец, хозяйственный оборот в стране. А то не рынок, а базар какой-то.

При этом и президент, и, допустим, депутат Мизулина поддерживают идею создания административных судов. Внимание, вопрос: мы сливаем суды или выделяем суды? Или сначала сливаем, а потом выделяем? Мы за специализацию или за единство без борьбы противоположностей? Или главное – вывезти это все хозяйство в колыбель революции, а там хоть трава не расти. Один такой суд уже вывезли и получили при первоначальном полном непротивлении сторон два особых мнения, а потом три.

Особые мнения – пространство частного и неединого. Есть огромные зоны частной жизни, куда заходят единые стандарты, но не могут доминировать. Отчасти литература и кино – там есть попытки воспитать единый патриотизм, но не всегда получается. Театр, интернет, рестораны, даже спорт. Просто частная жизнь.

И 30 лет назад можно было жить, почти не замечая советскую власть. Солженицын ругал фигу в кармане у образованщины. Но эта фига позволила выжить целым поколениям и социальным слоям, помогла им не потерять самих себя и свой образ жизни, сильно отличавшийся от навязываемого.

Так происходит и сейчас, хотя грустно от того, что аналогии с технологиями защиты частного пространства советского среднего класса абсолютно корректны. Объединение внешних условий существования ведет к индивидуализации частных пространств и формированию параллельного общества, параллельной среды обитания. Для тех, кто не хочет уезжать из своей страны.

Кстати, у советского среднего класса были и суд общей юрисдикции, и арбитражный. И никто не собирался их объединять. И ничего – не путались.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать