Статья опубликована в № 3759 от 28.01.2015 под заголовком: Политический дневник: По тонкому льду

Федор Крашенинников: По тонкому льду

М.Стулов / Ведомости

Существенное ухудшение социально-экономических показателей возвращает в повестку дня вопрос о протестной активности населения. Вопреки убежденности нашей власти само по себе изъявление гражданами неудовольствия происходящим отнюдь не является экстремизмом, наоборот - ослабляет напряженность в обществе.

В демократических открытых государствах главным клапаном для выпускания накопившегося социального напряжения служат выборы. В нынешней российской ситуации сложно представить, что к участию в выборах допустят настоящую оппозицию, людей, круглосуточно обзываемых «пятой колонной», «предателями» и «шпионами». Совсем нелепа надежда, что на проводимых ею же выборах власть может получить какие-то неудобные для себя результаты. Итоги выборов 2011 г., которые принято считать неприятными для власти, на практике позволили полностью контролировать Государственную думу.

От риторики представителей власти складывается впечатление, что она решительно против любого несогласия с собой. Невинное хождение граждан на разрешенные митинги протеста теперь осложняется не только административными ограничениями, но и выведением на сцену погромщиков, угрожающих потенциальным участникам митингов физической расправой. Чего власть хочет добиться такими способами от той части населения, которая все равно ею недовольна?

Возможно, власть хочет запугать несогласных - чтобы они вообще не смели высовываться. Таковое намерение понятно, но очевидно, что всех запугать не удастся. Недовольные никуда не денутся, их может стать больше. А нежелание власти вести диалог и демонстрируемая готовность физически препятствовать мирному протесту может привести даже вполне благонамеренных людей к выводу, что идти надо совсем другим путем. Усложняя «выпуск пара» легальными способами, не толкает ли тем самым власть, сознательно или бессознательно, несогласных с нею граждан в сферу нелегальной и криминализированной существующим законодательством борьбы с режимом? Уже много лет с самых высоких трибун разобщенную и не способную на какие-либо решительные действия российскую оппозицию обвиняют в «подготовке майдана» на деньги иностранных спецслужб - без предоставления каких-либо доказательств. Власть буквально бредит революцией и чуть ли не жаждет лобовой схватки с несогласными - к чему это?

Складывается специфическая ситуация: «охранители» к схватке готовы, а подавлять пока особо некого и нечего. Активисты «Антимайдана», на мой взгляд, выглядят несомненно большей угрозой общественному порядку, чем смиренные посетители оппозиционных митингов. Может быть, цель всего этого запугивания и заключается в провоцировании оппозиционной части гражданского общества на подпольную борьбу? На выборы нельзя, на митинги не надо - что остается?

Роль и место провокаторов и провокаций в политической истории России велика. С таким подходом к делу, на фоне экономического коллапса, подполье в итоге может и появиться, настоящее, в худших традициях нашей страны. Один раз российское государство в эту игру уже сыграло - и крайне неудачно. Отрицая диалог с оппозицией, запугивая ее и закрывая ей путь к легальной публичной активности, нынешняя власть ступает на тонкий лед, под который в начале XX в. провалился царский режим.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать