Статья опубликована в № 3766 от 06.02.2015 под заголовком: От редакции: Трудный рост

Надежда только на технологический прогресс

В ближайшие 50 лет других двигателей экономического роста во всем мире не будет

Возвращение мировой экономики к докризисным темпам роста невозможно, констатирует в нескольких опубликованных недавно исследованиях McKinsey Global Institute. Быстрый экономический рост - относительно недавнее завоевание. В XVIII-XIX вв. мировая экономика росла всего на 1% в год, а в первой половине XX в. - на 1,3%. Только потом, в 1950-2014 гг., рост глобального ВВП достиг 3,8% (суммарно за это время он вырос в 6 раз).

Возможно, стремительный по историческим меркам рост выдыхается. Ведь он обеспечивался увеличением 1) занятости на 1,7% в год и 2) производительности труда на 1,8%. Результат: сейчас средний работник на Земле производит в 2,4 раза больше, чем полвека назад.

В следующие 50 лет из-за демографических трендов занятость будет расти вшестеро медленнее: всего на 0,3% ежегодно. Население в трудоспособном возрасте уже снижается в Германии, Италии, Японии и России; через 10 лет к ним присоединятся Китай и Корея. «Пик занятости» в большинстве стран будет достигнут к 2050 г. Это может быть частично компенсировано ростом продолжительности трудоспособного возраста, но для этого нужны серьезные реформы. Даже если производительность труда будет расти прежним темпом, мировой ВВП в среднем будет прибавлять почти вдвое меньше, чем в предыдущие 50 лет: всего 2,1% в год. Подушевой ВВП и доходы, уровень жизни тоже не будут расти так быстро, как в последние полвека.

Чтобы полностью компенсировать демографические тренды, второй мотор - рост производительности труда - должен был бы ускориться на 80% до 3,3% в год. Но не гарантировано даже сохранение его прежнего темпа (1,8%).

Ведь увеличение продуктивности, по расчетам MGI, лишь на 1/4 обеспечивается новыми технологиями, а на 3/4 - распространением «лучших практик», когда отстающие страны и фирмы догоняют лидеров. Отдельное препятствие - низкая производительность труда в бюджетном секторе. Вывод: мировой рост будет зависеть от конкурентной борьбы, заставляющей бизнесменов делать свои фирмы все более эффективными.

Еще один фактор торможения - объем долга. Согласно другому исследованию McKinsey, с 2007 г. глобальный долг государств, домохозяйств, корпораций и банков вырос с $142 трлн до $199 трлн, или на 17% мирового ВВП.

В России новая, пониженная норма роста сложилась уже к конце 2000-х гг., показала Ксения Юдаева в докладе 2013 г. Исчерпанность легких источников роста оставляет надежду лишь на увеличение производительности труда, для которой необходимо радикальное улучшение делового климата. Пока мы движемся в противоположном направлении.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать