Статья опубликована в № 4437 от 26.10.2017 под заголовком: От редакции: Двоемыслие серых

Двоемыслие тени

Как понимать социологию серых зарплат
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Неформальная занятость в стране растет, однако социологи фиксируют рост неприятия зарплат в конверте. Доля респондентов, отвечающих отрицательно на вопрос «Согласитесь ли вы на работу с серой (черной) зарплатой?», за год выросла с 29 до 38%, показал октябрьский опрос исследовательского центра Superjob. Но это скорее успехи пропаганды, чем экономики.

Доля россиян, не готовых работать за серую зарплату, достигла максимума с февраля 2009 г.: тогда так отвечал 21% респондентов среди экономически активного населения страны, что можно объяснить пиком прошлого кризиса, когда люди часто были согласны хоть на какую-нибудь работу. Когда кризис пошел на спад, ожидания от работодателя стали расти, в том числе и по зарплатам. Нынешний пик словесного неприятия зарплат в конвертах можно было бы объяснить нынешними экономическими успехами и, соответственно, снижением неформальной занятости, но это не так. По оценке Центра социально-политического мониторинга РАНХиГС, в 2017 г. неформальная занятость выросла с 40 до 44,5% от общего количества занятых. Государство борется с неформальной занятостью, считая ее теневой. Одновременно первые лица страны уверяют, что экономика уже вышла из кризиса. Ответы респондентов Superjob – это маркер уровня доверия общества к их словам.

Декларация желания жить по-белому совпадает с общенравственными установками (честность лучше, чем нечестность), отмечает Алексей Левинсон из «Левада-центра». Конечно, большинство предпочтет работу с оформлением в штат, белую зарплату, оплачиваемый отпуск, защиту от неправомерного увольнения – но выбор есть не всегда. Корпоративный сектор только за 2008–2015 гг. сократил число рабочих мест на 4,6 млн (почти на 12%). На одних предприятиях новые рабочие места появляются – в среднем 3–4 млн в год, но одновременно сокращаются на других: в целом запрос на труд в формальном секторе сокращается, не давая такого количества рабочих мест, на который заявляет спрос российский работник. А между зарплатой 15 000 руб. на официальной работе и 30 000 на неформальной выбор часто очевиден (хотя женщины при рождении ребенка склонны выбирать соцгарантии при низкой зарплате). Россияне говорят одно, но делают другое, рассуждает Татьяна Малева из РАНХиГС, это тот случай, когда на прямой вопрос дается социально одобряемый ответ: это демонстрация лояльности, не имеющая отношения к реальности.

Читать ещё
Preloader more