Кого накажет Россия, снова ограничив усыновление сирот иностранцами

Расширение географии закона о запрете иностранного усыновления по политическим мотивам дополнительно сократит число сирот, которые найдут новых родителей
Юрий Белинский / ИТАР-ТАСС

Спустя семь лет после вступления в силу закона, запретившего гражданам США усыновлять российских сирот, МИД России зондирует почву для распространения подобных ограничений на всех иностранцев. Инициатива выглядит пробным шаром для нового ответа на санкционные законы, аналогичные американскому «акту Сергея Магнитского», в западных странах и снова бьет по детям – гражданам России.

27 ноября, выступая в Совете Федерации, замдиректора консульского департамента МИДа Руслан Голубовский предложил подумать над тем, чтобы сделать закон о запрете усыновления «более универсальным» и распространить его ограничения на всех иностранцев вообще: «Если такие случаи [преступления против россиян] наблюдаются в других иностранных государствах, то его возможно было бы применять и в этих ситуациях» (цитата по «РИА Новости»). Это похоже на пробный шар ведомства: инициатива с такими последствиями едва ли может быть личной идеей чиновника, занимающего не самую большую должность.

Цинизм стремительно принятого в конце 2012 г. закона «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав человека и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации» был очевиден для многих – и для иностранцев, через суд добивавшихся потом права на усыновление российских сирот, и для россиян (он известен в России также как «закон подлецов»). Главными его жертвами стали и без того уязвимые дети-сироты, в том числе инвалиды, которых иностранцы усыновляли чаще, чем россияне. Для сирот запрет усыновления за границу – это меньше шансов обрести семью, получить современное лечение и реабилитацию, а для кого-то и сокращение срока жизни. Попытки стимулировать усыновление российских сирот и сирот-инвалидов самими россиянами за счет повышения выплат для приемных семей отчасти сработали: количество детей в детдомах стало сокращаться (максимум был достигнут в 2005 г. – 133 034 ребенка, в начале 2019 г. – 47 242 ребенка). Однако число внутрироссийских усыновлений тоже сократилось (за 2013–2018 гг. почти в 2 раза), а в последние годы падает и численность детей, переданных на возмездные формы опеки (в 2014 г. – 23 464 ребенка, в 2019 г. – 14 802 ребенка). Семью за границей в 2012 г. нашли 2604 российских ребенка, в 2018 г. – 289.

Попытки отыграть назад не дали результата. В январе 2017 г. после избрания президентом США Дональда Трампа спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко говорила, что Россия готова к диалогу с США об отмене «антимагнитского закона», но тем дело и ограничилось.

В январе 2019 г. Парламентская ассамблея Совета Европы приняла резолюцию, рекомендующую странам Европы принять законы, аналогичные американскому «акту Магнитского», и ввести запрет на въезд и ограничения на коммерческую деятельность для российских чиновников и силовиков, причастных к нарушению прав человека в России. Отдельные страны одобрили подобные законы еще раньше. Пробный шар МИДа выглядит как новый механический ответ на старые обиды. Но новыми жертвами снова станут российские сироты, так и не ставшие для чиновников своими.