Политика
Бесплатный
Анастасия Корня
Статья опубликована в № 2429 от 26.08.2009 под заголовком: Коррупция тает

Приметы коррупции исчезают на глазах

Правительство пересматривает правила антикоррупционной экспертизы. Приметы коррупции исчезают на глазах: из 17 коррупциогенных факторов новая методика сохранила только 12
И.Грибовская

На сайте Министерства юстиции опубликованы проекты постановлений правительства, которые устанавливают новый порядок и методику проведения антикоррупционной экспертизы. Действующие правила были утверждены в марте. А 2 августа вступил в силу закон об антикоррупционной экспертизе, поэтому правила требуют пересмотра, объясняет чиновник Минюста. По новому закону такой экспертизой должен заниматься не только Минюст – в его компетенции теперь в основном проекты нормативно-правовых актов и региональное законодательство, но и Генпрокуратура, которая проверяет действующие законы.

Действующие правила экспертизы предусматривают только один способ учета результатов – чиновники сами должны устранять выявленные Минюстом коррупциогенные факторы (в случае несогласия с выводами к проекту документа прикладывается обоснование такой точки зрения), результаты независимой экспертизы просто прилагают к проекту документа.

По новым правилам результаты независимой экспертизы по-прежнему носят рекомендательный характер, но уже подлежат обязательному рассмотрению, и, если в ведомстве не согласны с выводами независимых экспертов, придется это письменно обосновывать. А вот прокуроры могут потребовать внести поправки, которые устранят коррупциогенные нормы, и даже обратиться с таким требованием в суд.

Зато число коррупциогенных факторов, которые следует искать в творчестве чиновников, сократилось почти на треть: с 17 до 12. В правительстве больше не хотят учитывать такие признаки коррупции, как отсутствие запретов и ограничений для органов государственной власти, отсутствие ответственности должностных лиц и госслужащих за действия (или бездействие), отсутствие указания на виды контроля (в том числе общественного) за действиями органов власти, отсутствие норм, предусматривающих раскрытие информации о деятельности органов власти. Наконец, из методики исчезло упоминание о коррупциогенных факторах системного характера, т. е. таких, которые можно обнаружить только при комплексном анализе документов: например, нормативные коллизии, возможность разрешения которых зависит исключительно от усмотрения чиновников.

Минюст пытается минимизировать собственные усилия, гораздо проще проверять каждый документ по 12 позициям, чем по 17, объясняет Владимир Южаков из Центра стратегических разработок. Из списка коррупциогенных факторов исчезли те, которые сложнее всего выявить и устранить. Ведомство ведет себя так уже не в первый раз, вспоминает Южаков, аналогичные попытки делались и при обсуждении действующей методики. На самом деле коррупциогенные факторы следует исключать из перечня только в одном случае – если доказано, что они не работают, настаивает эксперт.

Методика сделает антикоррупционную экспертизу попросту неэффективной, предупреждает президент Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов: как можно бороться с коррупцией, если не предусмотрена ответственность чиновника за выполнение своих обязанностей или когда исчезает требование к прозрачности решений власти.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать