Условия для прорыва в урегулировании конфликта в Донбассе еще не созрели

Главный итог парижского саммита – готовность сторон продолжить диалог
Владимир Зеленский и Владимир Путин обменялись противоречиями по донбасскому вопросу /Михаил Метцель / ТАСС

Затянувшаяся в ночь на вторник, 10 декабря, встреча в Париже по урегулированию конфликта в Донбассе закончилась принятием коммюнике, подписанного президентами Франции, России, Украины и канцлером Германии. Подтвердив еще раз свое намерение добиваться полного выполнения минских соглашений, стороны также выразили приверженность полному прекращению огня с принятием мер по поддержке этого режима до конца года. Кроме того, лидеры четверки поддержали планы открытия новых пунктов пропуска и отведения войск еще на трех пока не названных участках.

В политической части коммюнике стороны выразили заинтересованность в согласовании в рамках нормандского формата и минской контактной группы (в ней участвуют и представители самопровозглашенных ДНР и ЛНР) «всех правовых аспектов» управления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей. Они также считают необходимым имплементировать формулу Штайнмайера о порядке выполнения минских соглашений в украинское законодательство. Следующую встречу лидеры планируют провести через четыре месяца.

Таким образом, сторонам не удалось договориться об отводе сил по всей линии соприкосновения – о том, что этот пункт был предварительно согласован, ранее сообщали в Кремле. Участвовавший во встрече министр внутренних дел Украины Арсен Аваков заявил (его слова приведены на сайте МВД), что, когда речь на переговорах зашла об отводе войск по всей линии, помощник президента России Владислав Сурков кинул бумаги на стол и воскликнул: «Мы так не договаривались!» Принятие этого пункта заблокировала именно Украина, сообщил во вторник близкий к Суркову политолог Алексей Чеснаков. Предварительно обсуждалось и закрепление статуса Донбасса в конституции Украины, но этот пункт тоже был отвергнут украинской стороной, говорит дипломатический собеседник «Ведомостей». Президент России Владимир Путин сказал во вторник на заседании Совета по правам человека, что в случае перехода границы под контроль Киева, на чем настаивал президент Украины Владимир Зеленский, дело закончится повторением Сребреницы (место, где в 1990-е гг. произошла резня мусульманского населения боснийскими сербами).

Переговоры Путина и Зеленского показали, что стороны хотят добиться прогресса, но достичь реального перемирия невозможно без полного отвода войск от линии разграничения, здесь мяч полностью на украинской стороне, говорит высокопоставленный дипломатический источник «Ведомостей». Хотя то, что Зеленский согласился отвести украинские войска еще от трех пунктов к марту 2020 г., – уже успех, считает он.

Старший научный сотрудник кафедры стран постсоветского зарубежья РГГУ Александр Гущин полагает, что прогнозы о полномасштабном прорыве не оправдались: стороны только «договорились договариваться». «Самое главное – что не произошло явного провала», – считает гендиректор Российского совета по международным делам Андрей Кортунов. «Теперь, как всегда, очень многое будет зависеть от имплементации: мы можем завязнуть в технических моментах, а можем продвинуться вперед», – добавляет он.

Украинский политолог Вадим Карасев признается, что, «конечно, хотелось бы достичь большего, но в целом ожидания от встречи оправдались». На его взгляд, был найден баланс: с одной стороны, не было прорывов, которые внутри Украины назвали бы уступками и обвинили бы в них Зеленского, с другой – начат серьезный диалог.

По мнению директора франко-российского аналитического центра «Обсерво» Арно Дюбьена, «никто из разумных людей не ожидал ни прорыва, ни провала». Но Франция все-таки, наверное, ожидала большего, учитывая, что для ее президента Эмманюэля Макрона ставки были достаточно высоки, отмечает эксперт. Саммит подтвердил, что очень трудно решать ядро проблем – политическую часть минских соглашений, продолжает Дюбьен. России они очень выгодны, так как отражают факт военного поражения Украины, а Зеленский в этом отношении пока демонстрирует те же «красные линии», что и Порошенко, хотя тональность и настрой несколько другие, поясняет эксперт. При оптимистичном сценарии, т. е. если достигнутые договоренности будут выполнены в ближайшее время, не исключено, что к весне можно будет взяться уже за более серьезные вопросы урегулирования. Однако не факт, что эти меры по обмену, прекращению огня и разведению сил будут действительно реализованы, сомневается Дюбьен: «Пока что мы все еще откладываем главную проблему – достижение мира в Донбассе, при том что время не играет нам на руку».