Бизнес
Бесплатный
Михаил Оверченко

Судья: Березовский сказал бы "практически все, что угодно"

Элизабет Глостер отклонила иск Бориса Березовского к Роману Абрамовичу по обеим частям - и по «Сибнефти», и по «Русалу»: истец не убедил ее в своей правдивости
Березовский у здания Высокого суда Лондона после оглашения решения
Olivia Harris / REUTERS

Оглашение решения по иску началось сегодня на заседании в 10.30 по лондонскому времени (13.30 мск) в Высоком суде Лондона. Березовский, подавший иск к Абрамовичу еще в 2007 г., требовал от бывшего партнера $5 млрд за долю в «Сибнефти» и $564 млн — за долю в «Русале». Таковы, по его утверждению, были его потери от невыгодных сделок, якобы навязанных ему Абрамовичем с ведома президента Владимира Путина после того, как Березовский в 2000 г. попал в опалу и покинул Россию. Березовский утверждал, что вместе со своим партнером, ныне покойным Бадри Патаркацишвили, владел 49% акций телекомпании ОРТ (этот пакет он продал Абрамовичу за $175 млн, но в суде не предъявил по нему претензий), правами на 43% акций «Сибнефти» и 25% акций «Русала».

Абрамович на оглашение решения в суд не приехал. Березовский прибыл в суд в хорошем расположении духа, на нем серый костюм и белая рубашка без галстука. Он слушал обоснование решения, подперев подбородок рукой и изредка попивая воду из стакана, сообщало РАПСИ. По завершении оглашения решения он заявил журналистам, что его вера в британское правосудие подорвана. "Eсть история, которую знает весь мир. Госпожа Глостер просто переписывает историю", - сказал он. Отвечая на вопрос, намерен ли он подавать апелляцию, Березовский ответил, что собирается обсудить эту возможность со своими юристами: "Это зависит от того, осталась ли у меня вообще вера в британское правосудие".

"Я проигрывал дела и до этого, но я всегда понимал, почему. На этот раз я не могу понять. Все, что говорил Абрамович в суде - это ложь", - добавил Березовский, отказавшись назвать сумму расходов, потраченных им на участие в процессе.

"Дело касается российских реалий и, следовательно, должно было рассматриваться в России, – говорится в заявлении компании Абрамовича Millhouse. – Тем не менее г-н Абрамович всегда относился с почтением к британской судебной системе и верил в ее правосудие. Мы изначально утверждали, что обвинения г-на Березовского были безосновательными, и теперь это подтвердил суд".

"Всегда приятно, когда клевету называют своими именами", - прокомментировал по просьбе журналистов решение пресс-секретарь президента Дмитрий Песков.

Характеристика дела

Оба участника процесса – «российские граждане и являются – или были – успешными бизнесменами», говорится в начале решения судьи. Решение ей пришлось принимать, рассматривая «четыре весьма спорных устных договоренности, относящихся к значительного размера активам, решение о принадлежности которых имело бы существенные финансовые и коммерческие последствия для обеих сторон”. Все или практически все аспекты этих договоренностей оспаривались сторонами, указывает судья, а документов по этим договоренностям практически не было. Все устные свидетельства относились к событиям давних лет, и приводилось мало прямых доказательств, что крайне осложняло принятие решения судом. Бремя доказательства – что устные договоренности действительно свидетельствовали о праве собственности Березовского на оспариваемые активы – было возложено именно на него, подчеркнула Глостер, а не на Абрамовича (чтобы он доказывал суду обратное).

Судья отметила, что за давностью лет и ввиду отсутствия в этом деле прямых доказательств она не пыталась доискаться до правды о том, какими реально были отношения Березовского и Абрамовича и как по-настоящему строился их бизнес. В отличие от других судебных процессов, где суду приходится выносить решение на основании представленных сторонами доказательств, в данном случае фактически суду приходилось решать, кому верить – Березовскому или Абрамовичу, отметила судья. Чтобы убедить суд, "Березовскому необходимо было сформировать высокую степень доверия к своим показаниям" как по “Сибнефти”, так и по “Русалу”, что означало “не только его способность правильно вспоминать события, но и продемонстрировать, что он является объективным и достойным доверия свидетелем”.

Это Березовскому не удалось.

"Сибнефть»

Судья пришла к выводу, что не было соглашения о том, что Березовский (или Березовский и Патаркацишвили) в качестве вознаграждения за свою роль в создании и приватизации “Сибнефти” должен получить ее акции или право на их получение; также - что не было соглашения, что ему будет причитаться 50% (или другая доля) от прибылей “Сибнефти” и/или трейдинговых компаний Абрамовича в результате его и Патаркацишвили участия в “Сибнефти”. Наоборот, отметила судья, стороны договорились, что Абрамович будет оплачивать расходы Березовского (а затем и Патаркацишвили) не только в отношении ОРТ, но и в целом в обмен на помощь, протекцию или krysha со стороны Березовского. Суммы платежей определялись ежегодно по договоренности сторон.

Судья признала, что некоторая связь между такими платежами и прибылями “Сибнефти” и/или трейдинговых компаний Абрамовича могла существовать: по мере того как компании зарабатывали все больше, Березовский и Патаркацишвили ожидали и увеличения платежей. Однако не было договора о том, что истцу причитается часть прибыли из-за того, что он владел акциями “Сибнефти”. Природа соглашений между Абрамовичем с одной стороны и Березовским и Патаркацишвили с другой - могла заставить их полагать, что им причитается некоторая доля от деятельности "Сибнефти", но это не означает, что была контрактная договоренность такого рода, как утверждает Березовский, постановила судья.

При этом она добавила, что, отклонив претензии Березовского, не должна решать, какими в реальности были отношения между этими тремя людьми и какими точно были договоренности; главное, что Березовский не доказал обоснованность своих претензий на долю в “Сибнефти”.

”Русал”

Глостер также пришла к заключению, что Березовский и Патаркацишвили не участвовали в приобретении алюминиевых активов, которые затем были объединены в компанию “Русал” вместе с активами Олега Дерипаски. Она приняла сторону Абрамовича, заявлявшего, что, хотя на документе от 10 февраля 2000 г. о покупке алюминиевых активов у TWG братьев Рубенов в качестве покупателей значатся также Патаркацишвили и президент “Сибнефти” Евгений Швидлер, последние лишь помогали организовать сделку, но не приобретали акций. Платеж от Абрамовича Патаркацишвили (в итоге последний получил в общей сложности $585 млн в 2004 г., хотя поначалу предполагалось заплатить ему $115 млн по завершении сделки) – это действительно комиссионные за его услуги как посредника и за помощь в приобретении алюминиевых активов и в «крышевании», считает Глостер.

13 марта 2001 г. в лондонском Dorchester не было заключено никакого договора о том, что Березовский и Патаркацишвили получат долю в объединенном “Русале”. У них не было доли в алюминиевых активах, которые в феврале приобрела Millhouse Capital Абрамовича, а последний к моменту встречи уже договорился с Дерипаской о слиянии. В отеле не было заключено договоренностей, что 50% от доли, которую Абрамович получит в «Русале», он будет как трасти держать в интересах Березовского и Патаркацишвили; что ни один из четырех участников встречи не может продать свою долю без согласия остальных; и что Абрамович будет выступать как доверительное лицо Березовского и Патаркацишвили, решила судья.

ОРТ и угрозы Абрамовича

Судья также постановила: Березовский не привел убедительных доказательств, что на встречах с президентом Путиным и главой его администрации Александром Волошиным в августе 2000 г. последние угрожали, что если он не выйдет из капитала ОРТ, то его ждет судьба Владимира Гусинского (который был арестован и был вынужден продать медиаактивы, включая телекомпанию НТВ); что 7, 8 или 9 декабря 2000 г. в шато Березовского на мысе д’Антиб Абрамович угрожал, что если он не продаст пакет ОРТ, то его друг, арестованный накануне топ-менеджер «Аэрофлота» Николай Глушков, останется в тюрьме, а Путин организует конфискацию его пакета ОРТ, и что Глушкова выпустят, если он согласится; и что Березовский решил продать пакет ОРТ из-за этих угроз.

Глостер заявила, что приняла сторону Волошина и Абрамовича, утверждавших, что такие угрозы не делались.

Судья заключила, что Абрамович на встречах с Березовским и Патаркацишвили с августа 2000 г. по май 2001 г. не грозил, что использует свое влияние на Путина, чтобы добиться экспроприации их доли в “Сибнефти”, если они не согласятся продать ее ему. Сделанный Абрамовичем платеж в $1,3 млрд был не за акции «Сибнефти», это был последний платеж, чтобы избавиться от «крыши», считает она.

Характеристики истца и ответчика

Разные манеры поведения и дачи показаний Березовского и Абрамовича, их разный подход к участию в перекрестных допросах, судя по заявлениям судьи, сыграли важную роль при вынесении ею решения по делу. Березовский был слишком многословен и непоследователен, а поэтому неубедителен, его показания не вызвали доверия у судьи. Внимательность и скрупулезность Абрамовича, его подробные, а не расплывчатые, как у истца, ответы заставили Глостер счесть его в целом заслуживающим доверия свидетелем.

“Проанализировав всю совокупность представленных доказательств, я сочла Березовского не производящим впечатления, не заслуживающим, по сути, доверия свидетелем, который относится к правде как к преходящему, гибкому понятию, которое можно формировать так, чтобы оно отвечало его текущим интересам. Иногда его свидетельства были намеренно нечестными; иногда было очевидно, что он выдумывает показания <…>; временами у меня складывалось впечатление, что он не намеренно давал нечестные показания, а убедил себя в том, что события происходили так, как ему хотелось. <…> Во время выступления он украшал и дополнял свои письменные заявления или напрямую противоречил им. Он опровергал свои же собственные устные заявления, иногда через несколько минут после того, как их делал», – говорится в решении судьи.

«Я также пришла к заключению, что в случае отсутствия подтверждающих доказательств на заявления Березовского, если они отличались от заявлений Абрамовича или других свидетелей, зачастую нельзя было полагаться. С сожалением должна сказать, что, анализируя вопрос об убедительности Березовского, я пришла к выводу: он сказал бы практически все, что угодно, чтобы поддержать свою позицию», – заявила Глостер.

Абрамович же произвел на судью благоприятное впечатление. “Он давал аккуратные и продуманные ответы конкретно на тот вопрос, который ему задавался. Он делал все, чтобы убедиться, что он правильно понял вопрос и его суть», – указывает Глостер. Она отмечает, что, конечно, сказывается и разница в характерах Березовского и Абрамовича, однако для нее важным оказалось то, что последний «в тех случаях, когда располагал соответствующими знаниями, был способен давать полные и подробные ответы; он старался разделять свои собственные знания, реконструированные предположения и спекуляции <...> между его устными и письменными заявлениями было мало расхождений». Он честно признавался в нарушениях, например в подписании документов задним числом, добавила Глостер.

“Я сочла Абрамовича правдивым и в целом заслуживающим доверия свидетелем”, – сделала вывод судья.

Как отмечала на днях Financial Times, решение суда по иску Березовского к Абрамовичу может создать прецедент: аналогичный иск был подан против основного владельца UC Rusal Олега Дерипаски гражданином Израиля Михаилом Черным, оспаривающим долю в алюминиевой компании. Представитель Дерипаски в пятницу заявил РАПСИ, что тот приветствует решение британского суда, признавшего понятие "крыша" и навязывание "крыши" бизнесу: "Это важное решение, поскольку дает основания для несостоятельности претензий господина Черного к господину Дерипаске".

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать