Экономика
Бесплатный
Татьяна Ломская
Статья опубликована в № 4426 от 11.10.2017 под заголовком: Бедная Россия полезла в долги

Россияне компенсируют падение доходов новыми кредитами

Быстрее всего растет потребительское кредитование в бедных регионах

Спрос россиян на кредиты растет: в августе их задолженность перед банками выросла максимально с весны 2014 г., а по рублевым займам достигла исторического максимума, говорится в «Мониторинге экономической ситуации в России» РАНХиГС. Банки активно выдают кредиты: в январе – июле они предоставили россиянам на 23% больше займов, чем годом ранее. Быстрее всего растут потребительские кредиты: по данным Национального бюро кредитных историй, за восемь месяцев выдача таких займов увеличилась на 27%.

Кредиты играют все большую роль в бюджетах российских семей, отмечается в мониторинге: в первом полугодии новые кредиты достигли 21% от расходов домохозяйств на конечное потребление. Это заметно выше кризисного уровня последних двух лет (15–18%), правда, пока ниже пиковых 25–27% в 2013–2014 гг. При практически нулевом росте реальных доходов людей это создает дополнительные риски для их финансового положения, отмечали аналитики РАНХиГС.

Активнее всего потребкредиты сейчас берут жители бедных регионов, периферийных территорий, а также наиболее бедные страты населения, замечает директор региональной программы Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич, так они компенсируют падающие доходы. Зарплаты россиян растут с августа 2016 г., но реальные доходы продолжают снижаться.

Бесконечно экономить невозможно, люди начинают жить взаймы, говорит Зубаревич, важно, чтобы банки не выдали слишком много кредитов – это грозит большим невозвратом.

Долговая нагрузка в регионах с высоким уровнем бедности растет быстрее, следует из данных FR Group (см. таблицу), хотя ситуация от региона к региону может разниться, замечает руководитель проекта Анастасия Зюркалова.

Россияне все большую долю доходов направляют на потребление: по некоторым признакам они начинают отказываться от сберегательной модели поведения, признает заведующая лабораторией исследований пенсионных систем и актуарного прогнозирования социальной сферы РАНХиГС Елена Гришина. Живут в том числе за счет займов – резервы для ограничения потребления у определенных слоев населения исчерпались. В первом полугодии между ростом объема кредитов и уровнем бедности в регионах наблюдалась линейная зависимость, говорит Гришина. Сейчас россияне позитивнее, чем годом ранее, оценивают перемены в своем благосостоянии, доля тех, кто экономит на еде и одежде, сократилась, отмечали аналитики РАНХиГС.

Нагрузка по неипотечным кредитам максимальна в регионах с высокой безработицей и более бедным населением, писала прошлой осенью главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова. Средний класс вряд ли может стать основным источником роста спроса на розничное кредитование, отмечала она, «средний» заемщик скорее человек в доходе ограниченный. Судя по данным за первое полугодие 2017 г., ничего не изменилось, говорит Орлова: это по-прежнему менее обеспеченные россияне, желающие подтянуть свое потребление до среднего уровня. Рост розничного кредитования в более бедных регионах, вероятно, связан с исчерпанием накопленных сбережений и попыткой населения поддержать определенный уровень потребления, согласен аналитик S&P Карен Вартапетов.

Значительную часть спроса на потребительские займы обеспечивают люди с доходами ниже медианного по стране, часто их доходы еще и непостоянны, а долговая нагрузка высока, указывали аналитики департамента исследований и прогнозирования ЦБ (их позиция может не совпадать с официальной позицией регулятора). При этом у банков сейчас не очень-то много возможностей для роста кредитования, поэтому даже умеренный рост потребительских займов чреват рисками не менее серьезными, чем во время кредитного бума 2010–2012 гг. Чтобы ограничить эти риски, ЦБ разрабатывает показатель долговой нагрузки на человека, отмечает представитель регулятора: доля его расходов по кредитам должна быть такой, чтобы он мог продолжать погашать долг даже при наступлении негативных событий.

Пока крупнейшие банки, которых опрашивает ЦБ, сообщают, что доля заемщиков с повышенным уровнем долговой нагрузки не растет, а людей с доходом менее 20 000 руб., взявших кредит наличными, снижается, говорит представитель регулятора. Банки вынуждены быть консервативными: все хорошо помнят волну просрочек 2012–2013 гг., напоминает гендиректор Frank RG Юрий Грибанов.

После кризиса 2015 г. качество претендентов на кредит не сильно улучшилось, делится наблюдениями зампред правления «ОТП банка» Сергей Капустин: по-прежнему много людей с проблемной задолженностью, не урегулированной в другом банке, по некоторым каналам их доля достигает 10%, банк вынужден снижать процент одобрения кредитов. Кроме того, ряд игроков выдают необоснованно большие займы – в банк обращаются люди, взявшие в других банках кредиты, непропорциональные доходам.

Спрос на потребительские кредиты сейчас достаточно высокий, говорит главный аналитик Сбербанка Михаил Матовников, причем проблемных кредитов под высокие проценты все еще много, особенно у малообеспеченных людей. Это совсем не то, что нужно экономике, да и самим заемщикам, полагает он.

Борьба банков с таким кредитованием выталкивает заемщиков в микрофинансовые организации (МФО), где ситуация может быть еще хуже. В этом году рынок МФО вырастет со 186 млрд до 242 млрд руб.: банки не покрывают стабильно растущий спрос на кредиты, указывается в исследовании МФО «Домашние деньги».

Меры по ограничению ставок охладили рынок потребительского кредитования в 2015–2016 гг., замечает аналитик Fitch Дмитрий Васильев. Сейчас рост портфеля соответствует номинальному росту доходов россиян – 2–3% за первое полугодие 2017 г., доля рисковых и наименее обеспеченных заемщиков в выдачах снизилась: часть мигрировала в МФО, часть банки отсеивают из-за несоответствия ужесточенным стандартам, говорит Васильев.

Банковский сектор на перепутье, указывает Орлова: сохранять достигнутое кредитное качество, не рассматривать в качестве клиентов людей, работающих в неформальном секторе и не способных подтвердить доходы, или тех, кто сейчас кредитует по очень высоким ставкам в МФО – либо увеличивать аппетит к риску и брать на баланс заемщиков худшего качества, чтобы нарастить долю рынка и портфель. Банкам нужно зарабатывать: если не появятся заемщики, готовые платить, – например, государство, которое станет более активно выходить на рынок госдолга, – этот вопрос встанет особенно остро. Перспективы роста доходов на будущий год ухудшаются и риски, что не очень обеспеченные люди не смогут обслуживать кредиты, нарастают, предупреждает Орлова. Бедность в России в ближайшие годы серьезно не снизится, если верить внесенному в Госдуму трехлетнему макропрогнозу правительства: с 12,8% населения в этом году до 11,2% в 2020 г. – т. е. до уровня 2012–2013 гг. (ниже 11%) она не снизится.