Читайте также
«Пока Бог дает силы, я буду играть»
Под крылом наставника: как бизнесмену найти себе ментора в Москве
Актер Вячеслав Чепурченко: «Я вытащил счастливый билет»

Три европейца рассказали, почему остались в Москве

«Ведомости. Город» поговорил с экспатами, которые живут и работают в столице
Алексей Орлов / Ведомости

Повар из Италии, учительница английского языка из Британии, логист из Бельгии – экспаты, которые остались, рассказали, за что ценят Москву и к чему до сих пор не могут привыкнуть. «Ведомости. Город» поговорил с тремя иностранцами, у которых разные корни, профессии, увлечения и впечатления от страны. Бельгиец впервые приехал в Россию, чтобы выучить русский язык, а после обучения решил, что непременно сюда вернется строить карьеру логиста. Итальянец получил приглашение возглавить ресторан в Нижнем Новгороде, а британка решила открыть собственный бизнес. Они уже чувствуют себя местными и воспринимают родину как заграницу.

Хейвуд Гаспар, Бельгия 

руководитель направления бизнес-анализа процессов в «Сберлогистике»

Личный архив

Я из города Шарлеруа, чуть южнее столицы Бельгии. В Москве уже 12 лет, хотя первый раз оказался в России еще лет 20 назад. Мне тогда было всего 18, еще считай ребенок: приехал в российскую школу по обмену, чтобы выучить русский язык.

Подтянул русский и уехал поступать на высшее во Францию, где отучился по специальности «международная логистика». Поработал в Европе, но мысли о России не отпускали: мне здесь очень понравилось. Я понимал, что здесь точно будет чем заняться. Тогда, в 2003 г., это была совсем другая страна – можно было многое строить с нуля.

Я вернулся, как только смог, в 2012 г. Начал работать во французской компании – курировал складскую логистику. У меня хорошо получается выстроить поставки, чтобы логистика выходила дешевле. Коллеги даже придумали термин «хейвудятина»: так они называли любые умные предложения, как наладить тот или иной процесс. С тех пор поработал в разных французских компаниях, в том числе в Danone. Затем ушел выстраивать логистику в Ozon, а оттуда меня переманили в «Сбер», где я работаю уже больше года.

Подход к работе в Москве совсем другой. Тут люди готовы задержаться хоть до 10 вечера, если нужно доделать рабочие задачи. Во Франции, если закончились рабочие часы, человек задержится максимум минут на 15.

Когда мои друзья – тоже экспаты – начали уезжать обратно, я для себя понял: у меня вся жизнь в России. Я работаю в логистике – и ожидал, что в июле 2022 г. склады будут пустыми. Но поставки из Европы заменились поставками из Китая и Индии. И все есть. И это то, что мне нравится в русском характере: вы всегда найдете пути выхода, что бы ни случилось. Думаю, если вдруг случится глобальный катаклизм и выживут только несколько народов, то среди них точно будут русские.

В Москве мне нравится наблюдать, как меняется город. Даже обычные поликлиники по ОМС сейчас иногда круче, чем в Европе. Здесь всё всегда открыто и всегда можно найти чем заниматься. У меня нет своей машины, но я везде могу доехать на метро, трамвае, автобусе, на каршеринге.

В 2020 г. я понял, что мне не хватает общения и я начинаю забывать французский. Тогда я создал свой клуб франкофонов – сегодня он уже крупнейший в Москве и России. С небольшой группой мы начали вместе ходить в кино – и общались на французском. Потом начали играть в настольные игры. А теперь уже появились французские завтраки, каток на французском, караоке, Рождество и много-много всего. Этот клуб – мое хобби, которое дает мне энергию.

Сальваторе Бурго, Италия 

шеф-повар ресторана «Итальянец» в Москве

Личный архив

Я родом из города Альтомонте на юге Италии. А в России уже 15 лет, из них 10 живу в столице. Окончил поварскую школу на родине, поработал в ресторанах по всей стране. В Россию первый раз приехал, потому что просто было интересно пожить в настолько другом месте. Принял предложение поработать шеф-поваром в итальянском ресторане в Нижнем Новгороде. Моим первым впечатлением тогда о России было – ужасные дороги. Пока добрался до Нижнего на машине, пообещал себе, что обратно вернусь не скоро – настолько тяжело мне далась поездка.

Поработал в Нижнем, потом в Казани, а затем вернулся в Италию с твердым решением: опыт в России для меня закончен. Но, как только приехал, познакомился на родине со своей будущей – русской – женой Владиславой. И снова оказался здесь. В 2016 г. начал работать в итальянском ресторане на набережной в «Москва-сити», а сейчас – вот уже больше семи лет – бренд-шеф ресторана «Итальянец» и остерии «У Сальваторе».

Держать ресторан в России не так просто. Сложно найти хороший непьющий персонал. И с клиентами иногда непросто: не все понимают, что мы не в Сицилии. Например, как по мне, вкусного осьминога в России нет.

Здесь хорошие продукты, но разница с Италией все-таки есть. Сыр отличный можно найти, а вот с морепродуктами сложнее. Есть хорошие гребешки и устрицы.

А вот с морской рыбой – пагра, дорадо, сибас – и ежами просто беда: тяжело найти хорошее качество. А в Италии можно пойти на рынок, купить рыбу не глядя – и вкус будет отличным. На родине я сам брал лодку, выходил в море, ловил тунца, и его вкус не сравнится ни с чем.

При этом Москва для меня – это один большой плюс. Я люблю, когда много людей, обожаю тусовки. А в Италии не такие большие города, нет такого, что на каждом углу есть место, где можно отдохнуть и потусоваться. Мне нравится местный ритм, потому что я сам неспокойный человек, не сижу на месте больше трех секунд. А Москва все время в движении, мне подходит.

Нравится, что рестораны и магазины открыты 24 часа семь дней в неделю. У нас в Италии магазины закрываются в 7–8 часов вечера, и все, до свидания. Рестораны днем просто закрываются – и с 14.30 до 19.00 ты нигде не можешь поесть.

Конечно, в какой-то момент все мои друзья уехали. Но я решил остаться. А тут у меня семья: жена и дочка Самия, ей три года. Я просто подумал: если уедем, что дальше? В Италии много своих проблем: высокие налоги, бывает тяжело найти работу.

Очень люблю русскую еду, но вот что ненавижу, так это укроп и кинзу. Когда иду в ресторан перекусить, постоянно прошу их не добавлять. Что мне дается тяжело, так это то, что русские не самые легкие на подъем. Я на даче предложил соседям устроить вечеринку, найти ресторан, заказать нам музыку, всем перезнакомиться и отдохнуть. Все сказали: да, отличная идея. А потом передумали все до одного. У нас на родине не так: в Италии если решили, то собрались и поехали.

Холли Робертс, Великобритания 

сооснователь детского сада Britannia School в Москве

Личный архив

Я родилась и выросла в Уэльсе, в Великобритании. А в Россию приехала в 2009 г. Моя тетя тогда открыла здесь одну из самых дорогих британских школ в Москве. Я педагог по образованию, и она пригласила меня преподавать.

Мне тогда было 22 года, и я еще ни разу не была за рубежом одна. И у меня был ноль представления о том, какая Россия. Мое первое знакомство со страной было стрессовым. Я прилетела в «Домодедово» и не могла найти свой багаж. Тогда было меньше указателей на английском. И никто не мог мне помочь – никто вокруг меня не понимал.

Я не планировала оставаться, рассчитывала, что пробуду тут год максимум. Когда уезжала из Уэльса, оставила свою машину в гараже у дедушки и сказала, что скоро заберу. Но вот прошло 14 лет, а я до сих пор здесь.

Я приехала в августе, а в ноябре встретила своего будущего мужа. Если бы не эта встреча, все, наверное, сложилось бы по-другому. Мы встретились в клубе, куда я пришла с коллегами по работе. Я тогда очень расстроилась, потому что команда Уэльса в тот вечер проиграла в регби команде Англии. А потом еще в клубе потеряла свой любимый свитер. Но рядом оказался Владислав – он помог мне найти мой свитер, а я взамен дала ему свой номер. Мы пошли на ужин и с тех пор не расставались.

Я осталась, за несколько лет запустила с нуля два детских сада. Моя специализация – обучать английскому по британским стандартам, но так, чтобы детям было интересно. Меня печалило, что все эти школы с детскими садами были для элиты. То есть доступ к таким результатам был только у детей, чьи родители могут выложить приличную сумму денег. Я предложила мужу открыть собственный детский сад, где я могла бы учить детей тому же, но за более разумную цену. Владислав в прошлом инвестбанкир, и он меня поддержал. Мы собрали все свои сбережения, заняли деньги у друзей и начали искать помещение. И нашли его в Тушине.

Ключи от здания нам отдали всего за три дня до нашей свадьбы в 2015 г. Провели медовый месяц в Крыму, а как только вернулись, сразу взялись за работу.

В 2017 г. мы открыли наш детский сад, которым управляем вместе: Владислав занимается вопросами бизнеса, а я – всем, что связано с образовательным процессом. На моей родине сектор частных детских садов развивался гораздо дольше, чем в России, конкуренция огромная. Не думаю, что у меня бы получилось открыть что-то свое в Великобритании.

В какой-то момент из Москвы уехали все мои британские друзья. Но у меня здесь сын, и я чувствую, что мои корни уже здесь – с ним, с мужем и нашим детским садом. Я не смогла бы просто отвернуться и уехать. И Россия – это уже мой дом.

Москва – очень удобное место для жизни. Когда езжу домой, в Уэльс, часто забываю, что нужно успеть сбегать за продуктами. Многие магазины там закрываются в 17.30, а в воскресенье работают до 16.30. Я уже привыкла к круглосуточной торговле, к тому, что могу заказать что-то посреди ночи, а утром это уже будет у меня. Даже любые финансовые транзакции здесь проще – у меня на родине до сих пор нужно по каким-то вопросам идти в отделение банка и сидеть в очереди с талоном. В Москве же можно получить и сделать все, что тебе нужно, очень быстро. А когда у тебя свой бизнес, это важно. Я фанат здешнего общественного транспорта: каждый день езжу на работу на метро.

Единственное – мой русский до сих пор не очень. Я понимаю 99,9%, а вот сказать что-то мне сложнее. Я ведь говорю по-английски весь день: с детьми, со своими сотрудниками, да и с мужем дома – тоже.

Что я никогда не полюблю, так это снег. Мне часто говорят: «О, ты в России, ты, наверное, любишь снег». Но я его ненавижу. Каждую зиму считаю дни до апреля, когда он исчезнет.

А еще первое время страдала от местной еды – борщ для меня был чем-то очень странным, я не понимала, как это можно есть. Меня раздражало, что везде добавляют укроп. А сейчас ем вообще всё! Ну, кроме гречки. И даже научилась готовить котлеты.

Самое популярное
Свободное время
В Серебряном бору проведут локальное благоустройство
Обновят лавочки, урны, шезлонги, душевые кабины, детские и спортивные площадки
Наш город
Спорт на ВДНХ и собаки-проводники – хорошие новости недели
Завершаем неделю положительными новостями
Наш город
Москвичей предупредили о перекрытии движения на внешней стороне МКАД
Ночью с 18 на 19 апреля автомобилистам будет недоступен участок от Минского до Новорязанского шоссе
Горожане
Никола Мельников: «Если есть мурашки, значит это работает»
Гуляем по Москве с пианистом и композитором
Свободное время
Куда пойти в выходные 20-21 апреля
Только интересные события в Москве
Наш город
Ждем грозу: южный циклон принесет в Москву опасную погоду
Городские службы переведены в режим повышенной готовности
Наш город
В топ-100 лучших ресторанов России вошли 36 московских заведений
Заммэра Наталья Сергунина рассказала о вручении всероссийской премии столичным рестораторам
Наш город
Горящая пора: авиапатрулирование в столичном регионе стартует 1 мая
За пожарной безопасностью лесов в Москве будут следить 10 воздушных судов
Культурный город / Интервью
Юрий Чурсин: «Засиживаться на одном месте я не могу»
Звезда театра и кино рассказал о новых премьерах и о том, как ему удается совмещать роли актера и режиссера
Культурный город
Что покажут на Московском международном кинофестивале
Французский ужастик о вампирах и документальное кино о «брюслимании»
Наш город
Собянин: в Москве благоустроят свыше 2500 общественных пространств
В столице преобразят парки, скверы, дворы и, конечно, улицы
Свободное время
От спектакля до мастер-классов: где провести «Библионочь» в Москве
Организаторы подготовили около 1000 мероприятий во всех округах столицы
Наш город
Транспорт без пробок: какие изменения ждут велосипедистов Москвы в этом сезоне
Всего для проката будет доступно порядка 11 000 устройств
Наш город
Как московские ярмарки стали центром притяжения горожан и туристов
В 2023 г. их посетителями были более 6 млн человек, а предприниматели продали 11 642 т продукции
Горожане
Собянин отметил рост популярности товаров под брендом «Сделано в Москве»
За I квартал 2024 года участники проекта заработали дополнительно 78 млн рублей