Читайте также
«Каждый день я качал мышцу юмора». Михаил Галустян о том, как бросил медицину ради смеха
«Ресторанный бизнес – для перфекционистов». Основатель «Тануки» – о важности «своего пути»
«Наша притирка с Москвой была долгой». Иван Стебунов — о чопорных официантах и новой квартире на Чистых прудах

«Живу в Москве как в Риме». Влад Лисовец — о том, как организовал себе европейский образ жизни

Гуляем по Москве с экспертом моды и телерадиоведущим
Евгений Разумный / Ведомости

В рубрике «Городские истории» предприниматели и деятели искусства рассказывают о своей жизни в Москве: где им нравится гулять, вкусно есть и пить, проводить личные или деловые встречи и многое другое. Гость этого выпуска — эксперт моды, теле- и радиоведущий Владислав Лисовец. Он также известен как предприниматель, владелец сети салонов красоты CONTORA lisovets, основатель школы стиля LISOschool, арт-пространства и кофейни LISObon. 

Важные мелодии 

Колыбелью моего детства стал солнечный Баку. Это счастливое время можно представить как кадры кинопленки: отпечатки маленьких босых ног на пляже Каспийского моря, солнечные блики на широкой водной дали, ветер, играющий с волосами. 

Город детства запомнился мне невероятной смесью ароматов – нефти, моря, старых ковров, ярких цветов и спелых фруктов. Соленый бриз наполнял каждый день моей жизни, и я бы не пожелал себе другого детства. Повзрослев, я по-прежнему не люблю снег, холод, и меня удручает необходимость тепло одеваться. 

Шумный, яркий и дружелюбный город стал прекрасным учителем, воспитавшим во мне толерантное отношение к людям. С первых лет жизни я видел разные культуры, национальности, и они приносили в мою жизнь что-то свое, особенное. Наших соседей — грузин, азербайджанцев, татар — отличали традиции, кухня, манера одеваться, вести беседу. Эта невероятная близость с разнообразием языков, культур, лиц, цветов одежды влияла на мое развитие, как прослушивание разной по жанрам музыки. В каждом человеке я научился видеть прекрасное, это касается и народов.

Я проникся уважением к чужим взглядам на жизнь, мнениям, религиям. Невозможно быть стопроцентным лидером и правым во всем, потому что правила твоей семьи —  это одно, а культура других людей — совершенно другое, часто исключающее привычные для тебя вещи. Поэтому ты обязан подстраиваться под эти различия и принимать их.

Я уверен, что по-настоящему толерантным становится тот человек, который вырос среди разных людей. Только так можно научиться уважать других, чужие законы и культуру, что очень важно для современного человека. 

Семья 

Я бакинец уже в четвертом поколении, во мне течет 80% украинской крови и 20% русской. Мои предки по маминой линии приехали в Азербайджан из Волгограда и Воронежа. Один дедушка, ветеран Великой Отечественной войны, попал в Баку в госпиталь, а родился в городе Конотопе Сумской области. Моя бабушка, ставшая его женой, родилась на окраине Азербайджана в русско-украинском поселении.

Евгений Разумный / Ведомости

Все наши родственники — открытые, жизнерадостные люди, в доме всегда царило веселье. На праздниках старшие пели русские и украинские народные песни, танцевали. По молодости лет я всегда чувствовал себя неловко в такие моменты. Мне было странно слышать пение за столом, и я всегда незаметно уходил из комнаты от всеобщего веселья. Повзрослев, я стал понимать, как важно для ребенка видеть, что родители танцуют, поют и не стесняются творчески выражать себя. 

В семье уживались совершенно разные по складу характера люди. Бабушка — простая крестьянская женщина, милая, добрая, работящая, хотя и из обеспеченной, раскулаченной семьи. А дедушка был очень интеллигентным и выдержанным человеком, в неизменной кепке и плаще. Он хорошо знал историю, в любую свободную минуту брался за книгу, увлекался географией. 

У старших родственников дома на стене висела огромная карта мира, по которой дедушка путешествовал в своем воображении. Когда я приезжал в гости, то с любопытством рассматривал разноцветные пятна с манящими названиями дальних стран. Дедушка привил мне любовь к путешествиям и познанию мира. 

Железная дорога — семейный путь 

В нашей семье все потомственные железнодорожники — бабушки, дедушки, тети, дяди. Мама работала химиком в железнодорожной лаборатории, отец — машинистом локомотива. Единственные, кто не примкнул к семейной профессии, — это тетя, одна из маминых сестер, и я.

Бабушка работала на детской железной дороге. Каждые выходные я с остальными детьми отправлялся в маленьких вагончиках в путешествие длиной около 1 км, с остановками на станциях. Невероятное ощущение волшебства в таких поездках не покидало меня. Все было по-настоящему — миниатюрный состав поезда, громкие гудки перед остановками, звонкий стук колес. 

Военное студенчество 

Зарабатывать я начал с 9 лет: трудился на рынке, носил воду для торговцев цветами, сдавал бутылки, а в 14 лет занялся фарцовкой — перепродажей одежды. Брал вещи у поляков, ночью пришивал на них стразы, пайетки, а утром продавал свои творения гораздо дороже, так как футболки с блестящими камнями быстро находили своего благодарного покупателя. 

Евгений Разумный / Ведомости

Студенчество мое пришлось на войну. В 1987 г. я поступил в Баку в училище на «парикмахера широкого профиля», а на следующий год начались первые армяно-азербайджанские волнения, погромы. 

В нашей группе училось много армян, у которых потрясающие руки. Моим преподавателем тоже была армянка. С наступлением тревожного времени население стало постепенно покидать город. Группа опустела, осталось всего 7 человек русских и азербайджанцев, и заниматься стало не с кем. Поэтому особо учиться мне не удалось, но я сдал экзамен, написал дипломную работу. 

Настоящим студенчеством был лишь первый курс. Помню, как нас отправили собирать хлопок, как обычно в России картошку. А дальше уже война, выживание, работа. 

В 90-х я стал парикмахером, параллельно занимался одеждой, вышивал, перепродавал джинсы, доставал модные вещи. На заработанные деньги я одевался сам и покупал обновки маме. Мы с ней были самыми модными в нашем районе, все деньги уходили на одежду, потому что очень хотелось хорошо выглядеть и маму нарядить. 

Первые впечатления о столице 

В 1994 г. я переехал в Москву. В то время я уже был известным и востребованным парикмахером в Баку, работал с местными звездами. Но в какой-то момент мне стало тесно в родном городе. В 23 года я понял, что нужно двигаться дальше и расти. 

Первое время мне было тяжело привыкнуть к жизни в столице. Москва очень жесткая. 

Я столкнулся в мегаполисе с тем, чего никогда не видел в Баку: алкоголики, бомжи. Алкоголизм на Кавказе – большая редкость. Это позор, и никто себе не позволял подобного. 

Мне пришлось смириться с новыми реалиями, научиться видеть плюсы столичной жизни. В огромном городе легко спрятаться от любопытных глаз, в отличие от Баку, где ты всем знаком и интересен. 

В России абсолютно другая культура и иные взаимоотношения. Люди не вмешиваются в жизнь друг друга, разрешают себе приходить в гости с пустыми руками. Первое время для меня это было показателем неуважительного отношения, но сейчас уже привык и принимаю как должное. 

В столице я понял одно: коренных москвичей всегда отличает внутренняя культура. Они очень легкие, свободные, люди без агрессии и зависти. Я никогда не слышал от них ничего плохого, в отличие от приезжих, которые через 10 лет начинают считать себя богами столичного мира. Говорят, что жители Санкт-Петербурга – самые интеллигентные, но на самом деле это коренные москвичи. 

Многогранная Сретенка

Сейчас я живу на Сретенке, и только по одной причине – друзья нашли здесь помещение для салона. Сначала я жил в районе Котельнической набережной, оттуда до Сретенки пешком добирался за 25-30 минут, а на машине – всего за 10 минут. В то время в Москве стояли жуткие пробки, и из-за них время в пути растягивалось на 1,5 часа в одну сторону. Мне приходилось до полуночи сидеть в салоне, чтобы дороги стали чуть свободнее и можно было поехать домой.  

Такая жизнь была невыносима, и как только я узнал, что в нашем доме продаются квартиры, то взял себе жилье, чтобы быть рядом с работой. Потом купил здесь квартиру маме, открыл кафе, арт-пространство, да так и остался в этом районе. 

Сретенка никогда не была любимым местом, хотя и знаю про нее все. Исторически это был район купцов, проституток, игроков, пьянчуг. Былая атмосфера веселья, шума по прежнему здесь ощущается, несмотря на смену времен и жителей. 

Дом, в котором я поселился, очень красивый – один из самых высоких на районе. Я уже 16 лет живу на Сретенке, а недавно жители моего дома избрали меня председателем ТСЖ.

Встречи я провожу либо в своем кафе на Сретенке, либо в районе Петровки. Там расположены пара ресторанов и кафе, где мне нравится. Например, ресторан Catfish. А напротив него не так давно открылся Londri, куда я приглашаю своих знакомых звезд, которые редко выходят из дома из-за своей популярности. В этом ресторане тот уровень посетителей, которые не реагируют на известных людей, поэтому можно спокойно провести время и даже немного расслабиться за бокалом вина и чего покрепче.

Образ жизни в Москве

Мне тяжело назвать в Москве любимые районы по простой причине, что я родился в другом городе и со столицей мое детство никак не связано, а все мы родом из этой счастливой поры. 

Евгений Разумный / Ведомости

Я невольно ищу места в городе, похожие на Баку, но таких здесь мало. Например, Патриаршие пруды, Каретный переулок из-за маленьких, тихих улочек. Баку уютный город, с небольшими переулками. Это дарит его жителям  ощущение тепла и комфорта. Москва, в свою очередь, просторная и ветренная, здесь сложно ощущать себя уютно. 

Когда мне бывает либо очень хорошо, либо очень плохо, я прихожу в Милютинском переулке во французский католический храм. У меня к нему очень теплое отношение.

По столице я больше хожу пешком, в день могу пройти 29 000 шагов, а на встречи или съемки приезжаю на такси. У меня есть автомобиль, но я им очень редко пользуюсь.

Я организовал себе в Москве европейский образ жизни и живу как в Риме — в подходящие погодные условия езжу по городу на самокате или мопеде. Так Москва совсем другая, намного интересней, чем из окон автомобиля.

Специально для друзей я завел несколько велосипедов. Если мы компанией куда-то едем летом, такой вариант передвижения очень удобный и приятный.

Я всегда где-то бываю — посещаю выставки, на которые меня приглашают или о которых узнаю сам. Конечно, большую часть времени провожу на Сретенке.  

В какой-то момент я начал терять надежду на то, что столица станет современным мегаполисом. Наше общество очень консервативно, и мне казалось, что современный дизайн не придет на улицы моего города, но, к моей великой радости, даже дизайн скамеек на улицах города отвечает европейским стандартам.

Я очень активный гражданин, слежу за всеми новинками и  принимаю участие в разных московских проектах. Мне нравится, что столица стала пешеходной. Единственное, чего сейчас не хватает в городе, — больше деревьев в переулках. Можно посадить тополя, чтобы придать городу жизни. Широкие тротуары без деревьев выглядят безжизненно. 

Приезжим нужно знать, что мегаполис испытывает всех и каждого. Я знаю лишь единицы тех, кто приехал – и сразу как сыр в масле. Не нужно пытаться понравиться Москве внешним видом, она сразу просекает фальшь.

Здесь стоит оставаться мягким, но внешне выглядеть решительным, так как Москва ценит силу и авторитет. Важно не путать эти качества с грубостью и жесткостью. Они лишь будут выдавать вашу провинциальность. 

Если вы приехали с желанием чем-то поделиться со столицей, вложить в нее свой труд и время, то через пару лет Москва откликнется с благодарностью. Так она проверяет всех, кто выходит с вокзалов и аэропортов.

Самое популярное
Благотворительность
Учеба с особенностями. Как в творческих вузах столицы обучают студентов с инвалидностью
К 2030 г. условия для обучения инвалидов должны быть у 80% вузов страны
Свободное время
Подземелья, танки и разрушения: чем Москва может удивить любителей экстрима
В столице доступны экстремальные забавы на любой вкус и бюджет – от дайвинга до пилотирования автожира
Наш город / Галерея
Какой получилась Московская неделя моды
Главное фэшн-событие лета проходит с 20 по 26 июня на нескольких площадках столицы
Другие города
Вкусная Россия: какие города удивят бывалых гастротуристов
Лучшие рестораны регионов, где можно попробовать жареный папоротник, хинкали с гребешком и тартар из оленины
Наш город
«Всерьез и надолго». Как будет работать медиарынок в период экономической трансформации
В новых реалиях бизнесу необходимо больше взаимодействовать со СМИ – эксперты
Наш город
Столичные компании увеличивают объемы производства товаров для детей
Предприятия производят не только игрушки, но и спецоборудование для образования
Свободное время
Куда пойти в выходные 25-26 июня
Мотогонки, фестиваль японских автомобилей, спектакль длиной в целый день и говяжья настойка
Свободное время / Интервью
«До сих пор это что-то неприличное»
Евгений Стычкин рассказал, как снимал сериал про ВИЧ
Другие города
От коробки пастилы до миллиона туристов в год: почему пора ехать в Коломну
Пастила, калачи и яблочно-книжный фестиваль — как Коломне удалось стать популярным направлением
Культурный город
5 главных выставок лета: вернувшиеся домой Морозовы, фамильные ценности и Нагорный Карабах
На выставке коллекции Морозовых покажут в 3 раза больше экспонатов, чем в Париже
Наш город
5 ключевых решений Москвы в условиях санкций
Столица направит еще 83 млрд руб. на антикризисную поддержку населения и бизнеса
Другие города
Как в Подмосковье реализуются проекты импортозамещения
Интервью с заместителем председателя правительства – министром инвестиций, промышленности и науки Московской области
Наш город
Бобры, лоси, летучие мыши: кто живет в лесах Москвы
За последние 10 лет в Москве в 2 раза увеличилось количество белок и в 5 раз – бобров
Свободное время
Фильмы на свежем воздухе: 5 летних кинотеатров Москвы
В прокате — киноновинки, авторские фильмы и легендарные хиты прошлых лет
Наш город / Интервью
«Посыла, что проще купить за рубежом, быть не должно»
Как бизнес ищет новых поставщиков и объекты для инвестиций