Все в сад!

Кто превратил старинный «Аптекарский город» в модное и экологичное пространство

Хорошо известный москвичам «Аптекарский огород» – самый старый ботанический сад России и самый старый сад Москвы, открытый для публики.

Именно здесь растут самые «возрастные» деревья центра нашего города, а в целом в этом «огороде» произрастает более 6000 видов растений со всего света под открытым небом и в оранжереях (которые занимают площадь в 3800 кв. м). 42 вида птиц гнездятся здесь или останавливаются на пролете, включая такие редкие виды, как вальдшнеп и желна.

«Аптекарский огород» – один из 12 российских садов, включенных во всемирный путеводитель «1001 сад, который нужно увидеть».  Это второе по популярности и узнаваемости бренда зеленое пространство в Москве после Центрального парка культуры и отдыха имени М. Горького.

Сегодня сад занимает пятое место в топ-5 самых фотографируемых мест в столице (после Красной Площади, храма Христа Спасителя, Московского зоопарка и Новодевичьего монастыря).

30 лет в саду

И, конечно, здесь есть свой ландшафтный архитектор – Артем Паршин, чья работа помогла восстановлению былой славы сада. Должность ответственная и почетная: Артем – четвертый в списке ландшафтных архитекторов «Аптекарского огорода», ранее архитекторами этого трехвекового сада были его основатель Петр I, Екатерина II и английский архитектор Ким Уилки.

Растения были интересны Артему с раннего детства. К тому же бабушка и мама – биологи, поэтому не было сомнений, что будущее будет связано с биологией. И по первому образованию Артем – учитель биологии, в течение года он даже преподавал биологию в финско-русской школе в Хельсинки.

Но дальше через сложную цепь случайностей Паршин оказался в «Аптекарском огороде».

«На тот момент «Аптекарский огород» был весьма запущен, а в какой-то момент и вовсе закрыт для посетителей, внимание сместилось на новую территорию сада у биофака МГУ на Ленинских горах и на Главный ботанический сад Академии наук, – вспоминает наш герой. – Сейчас в Москве шесть ботанических садов, редкий случай для одного города. А в начале XIX века «Аптекарский огород» был единственным. Когда я впервые пришел сюда, мне было всего 23 года. Мы с коллегами увидели огромный потенциал места – и захотелось его возродить. И в нас поверили. В итоге без малого 30 лет я работаю в этом ботаническом саду».

Архитектура ландшафта: как это устроено

Профессию ландшафтного архитектора Артем получил в признанном центре ландшафтного искусства в Эдинбурге, ведь садовая культура – традиционная британская история.

«Тогда же я познакомился с Кимом Уилки, ландшафтным архитектором, который в 1990-х годах был приглашен в Москву для разработки мастер-плана реконструкции сада. Мы были молодыми и неопытными, а Ким дал ценные советы, как подступиться к возрождению сада. Я считаю его моим учителем, наставником, в том числе с точки зрения взглядов на жизнь, философии и профессии. Благодаря нашей встрече я понял, что ландшафтная архитектура – то дело, которым я хочу заниматься в жизни», – рассказывает Артем Паршин.

Кстати, как отмечает Артем, в ландшафтную архитектуру люди часто приходят «по второму выбору». В частности, вместе с ним в Школе ландшафтной архитектуры Эдинбургского колледжа искусств (сейчас это часть Эдинбургского университета) учились инженер, историк, математик, искусствовед и представители других профессий.

«Неудивительно, что к ландшафту приходят порой уже в зрелости, рассуждает Паршин. – Это многогранная профессия, и чтобы ее сознательно выбрать, подросткового кругозора еще не хватает, нужно много знать в смежных областях. Но ее синтетический характер помогает специализироваться – у каждого лучше получается что-то свое. Кого-то больше увлекают растения, композиции, кого-то – инженерные решения».

Оставить след в истории

Артем любит создавать сады и парки, правда, в городских проектах у него меньше свободы для творчества, потому что есть ограничения, связанные с коммуникациями, безопасностью или бюджетами.

«Но все же за последнее время в наших городах возникло много интересных объектов мирового уровня, – признает он. – Жаль только, что городские ландшафтные объекты не слишком долго живут, обычно лет 15-20. Постепенно они заменяются на что-то новое под влиянием развития транспорта, технологий строительства, появления новых материалов, моды, наконец. А хочется, чтобы от твоей работы остался более длинный след. В этом смысле работать с садами интереснее».

Многие проекты Артема Паршина получили профессиональное признание: он лауреат нескольких национальных премий по ландшафтной архитектуре.

«У меня нет какого-то узнаваемого стиля или любимой темы, – признается Артем. – Мои работы – очень разные по масштабу и разнообразные по сути. Например, в «Аптекарском огороде» это и ландшафтно-ботанические экспозиции (Хвойные горки, Альпийский бельведер, Сад ароматов, Дальневосточный сад и т. д.), и проекты скорее экологической направленности: Сад дождя (инновационный подход обращения с дождевой водой в городе) – идея системы сбора дождевой воды с крыш оранжерей для вторичного использования, Демонстрационный компостный двор и самый большой в Москве «отель для насекомых», или, как часть нашей экологической стратегии, отказ от сбора опавших листьев».

Экология в городе

Но в целом, считает Паршин, тенденция налицо: города будут становиться все более экологичными и проницаемыми для живой природы. «Аптекарский огород» стал «плацдармом» для реализации многих идей в этом русле.

Например, один из недавних проектов «ReNature. Вернем природу в город» (проект получил в этом году премию по экологии правительства Москвы) – создание нестандартных, «природоподобных» городских ландшафтов. Лугов, как альтернативы стриженым газонам, «теневых садов» из трав лесного подлеска в местах, где мало солнца...

Как отмечает Артем, в Москве много темных дворов с загущенными посадками деревьев, под которыми ничего не растет, к тому же дворники постоянно сгребают опавшие листья, но, по его словам, это «экологическая ошибка, которую легко исправить, и можно будет создать приятную для глаз мозаику из теневыносливых трав), прибрежных садов из влаголюбивых растений и, конечно же, зеленых крыш».

«Не мы все это изобрели, – продолжает Паршин. – но мы, наверное, одними из первых подхватили мировые тренды и с помощью ландшафтно-архитектурных приемов применили их в старейшем ботаническом саду России. Кроме того, будучи частью МГУ, мы хорошо умеем анализировать, показывать, рассказывать и нести научные знания в народ».

Люди часто думают, что специалист по ландшафту сродни озеленителю, который просто сажает цветы на клумбе. Садовник – не менее уважаемая профессия, но принципиально иная, напоминает Артем: «У ландшафтных архитекторов множество разнообразных задач, в том числе в значительной степени экологических».

Все эти инновации активно реализуются в «Аптекарском огороде». По мнению Артема, который изредка, если уговорить, проводит и специализированные экскурсии для посетителей, здесь можно гулять по несколько часов и не соскучиться, и увидеть город совершенно по-новому – глазами ландшафтного архитектора. «До конца лета в «Аптекарском огороде» можно любоваться выставками цветов, которые организованы совместно с Клубом цветоводов Москвы, – напоминает он. – А в сентябре здесь пройдет традиционный осенний фестиваль цветов и урожая «Краски осени» с конкурсом на самую большую тыкву».