Как поднять самооценку до уровня среднего класса

Субъективно ощущение себя средним классом может вырасти и в период стагнации, но вот объективных причин для этого нет

Сегодня меньше половины россиян – 47% – готовы отнести себя к среднему классу по уровню доходов, показал опрос «Сбербанк CIB». В 2014 г. средним свой уровень доходов считали 60%, почти вдвое меньше – 35% – характеризовали его как низкий и ниже среднего, 5% – как высокий. Но с тех пор соотношение изменилось «в пользу бедных»: теперь россиян, которые считают, что их доходы не дотягивают до уровня среднего класса (48%), даже чуть больше, чем относящих себя к нему. Доля считающих себя высоко обеспеченными после снижения в 2016 г. вновь вернулась к докризисному уровню – 5%.

Оценивая, к какому экономическому классу себя отнести, человек анализирует, какие траты может себе позволить, рассказывает начальник аналитического подразделения «Сбербанк CIB» Ярослав Лисоволик: если есть возможность путешествовать, посещать рестораны, сберегать, он скорее отнесет себя к среднему классу, если же денег хватает лишь на основные траты – к классу «ниже среднего». Доля тех, кто относит себя к среднему классу, драматически упала между 2015 и 2017 гг., отмечает Лисоволик, но в последние 15 месяцев практически не меняется.

Росстат пока не представил пересмотренные данные о динамике реальных доходов с 2014 г., опубликовал лишь за 2018-й, где вместо падения оказался рост. Пока продолжим считать, что с 2014 по 2017 г. доходы людей падали и до сих остаются ниже уровня докризисного 2013 года.

В 2015–2016 гг. россияне остро ощутили, как схлопнулись их возможности, и доля тех, кто относит себя к среднему классу, действительно сильно просела, замечает заведующая центром анализа доходов и уровня жизни Института социальной политики Высшей школы экономики Алина Пишняк. Однако самооценка – лишь один из трех критериев принадлежности к среднему классу, другие два – уровень образования (высшее) и материальная обеспеченность. Эксперты ВШЭ к среднему классу относят тех, кто соответствует хотя бы двум: при таком раскладе доля среднего класса выросла значительно в 2000-е гг., достигнув пиковых 30%, в 2015–2016 гг. – сократилась, а в 2017 г. – восстановилась до 28%.

Доля среднего класса стала восстанавливаться, поскольку люди осознали, что столкнулись не с временным кризисом, а с новой экономической реальностью, говорит Пишняк: как следствие, стали меньше экономить и больше тратить на образование и медицину. По тому же принципу вскоре должна восстановиться и самооценка россиян, рассуждает директор аналитического департамента «Локо-инвеста» Кирилл Тремасов: общий уровень жизни снизился, планка причисления себя к среднему классу упадет – просто пока не все осознали и смирились, что уровень жизни снизился всерьез и надолго.

Это похоже на правду: на то, что россияне постепенно смиряются со своим новым экономическим положением, эксперты Института социального анализа и прогнозирования (ИНСАП) РАНХиГС обратили внимание еще летом 2017 г. Хотя реальные доходы людей продолжали снижаться, доля тех, кто стал замечать улучшения в экономический ситуации, тогда выросла с 4–6 до 11%. Люди привыкли к вялотекущему кризису, стабильному небольшому снижению доходов и перестали ощущать ухудшение своего материального положения, указывали экономисты. К тому же в сравнении с двумя годами кризиса ситуация выглядела лучше. Отсутствие плохих новостей уже воспринимается как улучшение, говорила тогда исполнительный директор ИНСАПа Юлия Чумакова. С тех пор доля «оптимистов» неуклонно росла: по последним данным ИНСАПа, она составляет уже 18,6%.

Так что, вероятно, рост оптимизма повлечет за собой и рост самооценки людей. А вот реальных оснований для роста среднего класса пока не наблюдается: если в 2012 г. Владимир Путин в предвыборной статье для «Ведомостей» обращал внимание на быстрый рост в стране среднего класса, то в новом политическом цикле эта когорта как-то исчезла с радаров властей. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, комментируя итоги опроса «Сбербанк CIB», даже задался вопросом, а есть ли в России в принципе понятие «средний класс». И хотя ОЭСР предупреждает, что проблемы среднего класса ведут к политической нестабильности, способной помешать инвестициям и экономическому росту, власти теперь ориентируются совсем на другой класс – на бедных.